Воронцова Елизавета

Елизавета Воронцова

Елизавета Ксаверьевна Воронцова, урожденная графиня Браницкая (рожд. 8 (19) сентября 1792 г. – смерть 15 (27) апреля 1880 г.) – светлейшая княгиня, статс-дама, фрейлина, попечительница женских учебных заведений. Возлюбленная и адресат стихов А. С. Пушкина. Была женой графа, а затем князя и генерал-фельдмаршала Михаила Семеновича Воронцова.

Ранние годы

Отец – польский магнат, граф Ксаверий Браницкий, мать Александра – племянница князя Потемкина Григория Александровича. Родилась и выросла Елизавета в богатом родительском имении Белая Церковь. В семье было 5 детей, 2 сына и 3 дочери она бала младшей.

Мать очень серьезно подходила к воспитанию всех детей, они получили отличное домашнее образование, она долго опекала их. 1807 год – Елизавете был пожалован титул фрейлины. Девушка прожила почти безвыездно в родительском доме до 26-ти лет, строгая мать не спешила с ее замужеством, тогда как отец хотел быстрей выдать ее за поляка. 1819 год – вместе с матерью отправилась в длительную поездку по Европе, которая оказалась для графини судьбоносной.


Замужество

1819 год – путешествуя по Франции Елизавета Браницкая познакомилась в Париже с одним из самых выгодных женихов того времени, обаятельным и богатым 37 летним графом Михаилом Семеновичем Воронцовым, генерал-адъютантом, командующим оккупационным корпусом русских войск. Начавшийся роман в скором времени закончился браком. Венчались 20 апреля (2 мая) 1819 г. в парижской православной церкви.

Брак заключался не по любви, а по расчету. Супруг продолжал оставаться повесой-ловеласом, который никогда не считал себя обремененным семейными узами. Он в открытую увлекался, по словам Пушкина, «был в соблазнительной связи» с другими женщинами, к примеру с О. С. Потоцкой (сестрой Софьи Потоцкой). С течением времени Елизавета также начала считать себя свободной от соблюдения супружеской верности.

Воронцова Елизавета-1

Современник Елизаветы Н. Всеволожский написал о ней:

«Не нахожу слов, которыми я мог бы описать прелесть графини Воронцовой, ум, очаровательную приятность в обхождении. Соединяя красоту с непринужденною вежливостью, уделом образованности, высокого воспитания знатного, большого общества, графиня пленительна для всех».

«Небольшого роста… с чертами несколько крупными и неправильными была она, тем не менее, одной из самых привлекательных женщин своего времени. Все ее существо было проникнуто такою мягкою, очаровательною, женственною грацией, такою приветливостью, что легко себе объяснить, как такие люди, как Пушкин… и многие, многие другие, без памяти влюблялись в княгиню Воронцову», — писал В. А. Соллогуб.

Елизавета Воронцова и Пушкин

В Одессе у Воронцовых был прекрасный дом с многочисленной прислугой. 1823 год, июль – в Одессу приехал Пушкин. Ещё весной в 1820 году молодой поэт за вольнолюбивые мысли, стихи и эпиграммы на самого императора Александра I был отправлен в Кишинёвскую ссылку. В Одессе, Пушкин был обласкан графом Воронцовым и зачислен на службу, приглашен бывать в его доме «запросто» и пользоваться богатейшей библиотекой.

Пушкин познакомился с Елизаветой Ксаверьевной 6 сентября 1823 г. спустя 2 месяца после переезда из Кишинева в Одессу. У Елизаветы Воронцовой уже было представление о Пушкине как о незаурядном поэте и она встретила его очень радушно. Однако в отличие от влюбчивого поэта, скорей всего, ее страсть разгорелась далеко не сразу. Более того в то время она была беременна, и 8 ноября у нее родился сын.

Елизавета, которая была старше поэта на 7 лет, то приближала его к себе, то, наоборот, отдаляла… Пушкин не пропускал ни единого вечера, устраиваемого в доме графа Воронцова, хотя уже тогда его отношения непосредственно с генерал-губернатором Воронцовым, его непосредственным начальником, были довольно натянутыми.

Со своей стороны, Пушкин, имевший одновременно еще одну любовную связь с Амалией Ризнич, влюбился серьезно и надолго. В течении многих лет (1823–1829 гг.) Пушкин рисовал ее портреты на (только сейчас известных больше 30-ти) полях своих рукописей. Он изображал ее профиль, голову, фигуру — стоящей, сидящей, ходящей; отдельно руки, играющие на клавикордах.

Однако в попытках поэта завоевать сердце губернаторши оказался соперник — А. Н. Раевский, адъютант Воронцова. Он влюбился в Елизавету еще в 1820 г., когда гостил в имении Браницких в Белой Церкви. Эта любовь перевернула ему всю жизнь. Оставив в начале 1824 г. военную службу, томимый бездельем и любовным недугом, он жил в Одессе и докучал Елизавете Ксаверьевне.

Вот, что написал об этом Ф. Ф. Вигель:

«Он [Раевский] поселился в Одессе и почти в доме господствующей в ней четы… Козни его, увы, были пагубны для другой жертвы. Влюбчивого Пушкина не трудно было привлечь миловидной Воронцовой, которой Раевский представил, как славно иметь у ног своих знаменитого поэта. Известность Пушкина во всей России, хвалы, которые гремели ему во всех журналах, превосходство ума, которое Раевский должен был признавать в нем над собою, все это тревожило и мучило его… Вкравшись в его дружбу, он заставил его видеть в себе поверенного и усерднейшего помощника, одним словом, самым искусным образом дурачил его».

Воронцова Елизавета-2

А тем временем отношения поэта с губернаторшей начали развиваться. Ее увлекло вспыхнувшее в Пушкине страстное чувство. Естественно, что первоначально дружеские отношения Пушкина с супругом Елизаветы — М. С. Воронцовым превратились во взаимную неприязнь. 29 июля влюбленный поэт получил предписание о высылке в Псков.

«Пушкин сам не знал настоящим образом причины своего удаления в деревню, — писал И. И. Пущин, — он приписывал удаление из Одессы козням графа Воронцова из ревности…»

После отбытия Пушкина из Одессы Воронцова продолжала переписываться с ним. Согласно свидетельствам сестры поэта Ольги, он в Михайловском получал от нее письма, которые были запечатаны сургучом с оттиском такого же старинного перстня, как и подаренного ему Воронцовой. 1824 год, октябрь – она сообщила поэту о своей беременности от него (дочь Софья родилась 3 апреля 1825). Разумеется, это письмо нельзя было сохранять, и Александр Сергеевич его сжег. Это обстоятельство стало поводом для написания стихотворений «Младенцу» (1824 г.) и «Сожженное письмо» (1825 г.)

1830 год – накануне свадьбы с Натальей Гончаровой Пушкин пишет стихотворение «Прощанье», которое адресовано Елизавете. Также Воронцовой посвящены стихотворения: «Пускай увенчанный…», «Прозерпину» (все 1824); «Желание славы», «Храни меня твой талисман…», «Все в жертву памяти моей…» (все 1825); «Талисман» (1827); «Отрывок» (1830).

Уцелело только одно письмо Елизаветы к поэту, написанное 26 декабря 1833 г. под псевдонимом «Е. Виберман». Остальные письма Пушкин сжег. Единственное из писем поэта к княгине (от 5 марта 1833 г.) было найдено в 1956 г. в Краковском архиве:

«Милостливая государыня, Елизавета Ксаверьевна, вот несколько сцен из трагедии, которую я имел намерение написать. Я хотел положить к вашим ногам что-либо менее несовершенное… Осмелюсь ли, графиня, сказать вам о том мгновении счастья, которое я испытал, получив ваше письмо, при одной мысли, что вы не совсем забыли самого преданного из ваших рабов? Честь имею быть с глубочайшим почтением, милостливая государыня, вашим нижайшим и покорнейшим слугой. Александр Пушкин».

П. И. Бартенев пишет: «Воронцова до конца своей долгой жизни сохраняла о Пушкине теплое воспоминание и каждый день читала его сочинения. Когда зрение совсем ей изменило, она велела читать их себе вслух, и притом все подряд, так что когда кончались все тома, чтение возобновлялось с первого».

Воронцова Елизавета-3

Елизавета Воронцова и Раевский

Еще до замужества Елизавета Браницкая полюбила Александра Раевского, с которым состояла в дальнем родстве. После того как Пушкин отбыл из Одессы отношение графа Воронцова к Раевскому какое-то время оставалось доброжелательным. Александр частенько гостил в Белой Церкви, куда приезжала с детьми и Воронцова. Об их отношениях было известно, не мог не догадываться об этом и Михаил Воронцов.

Некоторое время А. Раевскому удалось отводить от себя его подозрения при помощи Пушкина. Может быть, Александр и был отцом дочери Воронцовой. Михаил Воронцов знал о том, что маленькая Софья не его ребёнок. В своих памятных записках, которые были написаны им на французском языке для сестры, граф перечисляет все даты рождения детей, лишь о рождении Софьи в 1825 г. в записках он не упоминает.

1826 год – в начале года Раевского арестовали в Белой Церкви по подозрению к прикосновенности к заговору декабристов (см. Восстание декабристов), но в скором времени был освобожден с извинениями и осенью возвратился в Одессу, к любимой. Однако Елизавета удалила его от себя. В начале 1827 г. Воронцовы отправились в Великобританию, для поправления здоровья Михаила Семёновича.

1828 год – в начале года они возвратились в Одессу, Елизавета Ксаверьена Воронцова продолжала избегать Раевского. Александр начал чудить и позволять явно неподобающие выходки.

1828 год, июнь – произошел громкий скандал. Тогда Воронцовы принимали в Одессе императора Николая I с супругой (см. Правление Николая I). Царская чета жила в роскошном дворце Воронцовых на Приморском бульваре. Как-то Елизавета Ксаверьена Воронцова направлялась к императрице Александре Фёдоровне со своей дачи. По дороге карету, в которой ехала Воронцова остановил Раевский, держа в руке хлыст, и начал говорить ей дерзости, а затем крикнул ей:

«Заботьтесь хорошенько о наших детях… (или)… о нашей дочери.»

Маленькую Софью Раевский считал своей дочерью. Скандал разразился невероятный. Михаил Воронцов вновь вышел из себя и в гневе решился на шаг, абсолютно неслыханный; он, генерал-губернатор Новороссии — в качестве частного лица — подал одесскому полицмейстеру жалобу на Раевского, не дающего прохода его супруге. Но граф в скором времени опомнился. Поняв, что официальная жалоба делает его смешным, он обратился к другому средству, спустя три недели из Петербурга было получено высочайшее повеление о немедленной выселке Раевского в Полтаву за антиправительственные разговоры. Так Александр Раевский навсегда расстался с Елизаветой Ксаверьевной.

 


 

ред. shtorm777.ru