Заработок в интернете без вложений

Веда. Пожиратели страха (Мистические истории)

Тяжело, когда ты изгнан из своего дома, где прожил с первых минут своей жизни, лишь за то, что совсем не похож на других, и в тебе видели только опасную проблему, а теперь вынужден скрываться. Невозможно забыть о близких людях, которых даже не похоронить и не проститься или оплакать, и все потому что, видя ужасную смерть, того, кто был тебе дорог, видишь, как его тело утаскивают ужасные монстры, которые для тебя всегда были сказкой, и никто, никто не поможет. Три человека, сидели за столом маленькой кухни, и каждый думал о своем, это была я и моя семья.

Я – Ведимира, я не знаю своих родителей, они отдали меня деду с бабушкой, как только я родилась. Кажется, меня прокляли с самого моего рождения, а может быть еще в утробе матери, мой дедушка умер, защищая меня и моего хранителя Сокола, которого я создала, сама не знаю, как, но он есть и способен стать огромной птицей, а так с виду он обычный парень. Моя бабушка Настасья, ушла со мной, она не смогла отпустить меня одну, и я винила себя в том, что она тоже лишилась родного дома и любимого мужа, моего деда Герасима. Кто я сама, не знаю, хранитель говорит, что я веда, и это не связанно с моим именем, во мне ведическая сила, но меня это пугает, что мне делать с Соколом, и куда все это меня приведет, кто тот страшный покойник, что восстал из своей могилы и почему он преследовал меня?

Но может быть, я просто была случайной жертвой. Бабушка, как и всегда, пыталась меня успокоить, и говорила, чтобы я не винила себя, и старалась жить дальше. Но меня пугало все происходящее, я не понимала, что во мне такого, что так всегда пугало всех, хотя признаться теперь я боюсь и сама, в свои 18 лет я не знаю о жизни почти ничего, а оказавшись не совсем нормальной девушкой, то вовсе стало страшно…


Город нас встретил не так радужно, как я думала, мы и ночевали на вокзале, пока подыскали подходящее жилье, продали украшения, чтобы купить маленькую трешку в старом доме. Видели бы вы лицо того скупщика, у бабушки были очень дорогие украшения, продали мы не все, но вышло прилично, и если бы не Сокол, то нас бы тут же ограбили. Хоть бабушка и говорила, что мир не без добрых людей, доброты я не увидела совсем. Мы приобрели все самое необходимое, чтобы слиться с обществом, стоит просто жить тихо, чтобы не привлекать к себе внимание, да и не особо хотелось.

С каждым наступлением ночи меня мучали кошмары, те события, что мы пережили в черном лесу, я боялась каждого шороха. Сокол и бабушка меня поддерживали, и пытались радоваться каждому спокойному дню, но я видела, что они тоже боятся именно темноты… Что мы знаем о наших страхах? В детстве все мы боимся темноты, но почему? Чем она нас так пугает? Никто не может дать точного ответа, мы просто не помним. А перестаем ли мы бояться, когда вырастаем? Проще всего сказать да, но так ли это на самом деле? Почему, если в темноте мы слышим шорох, то сердце бьется быстрее и есть ощущение, что стоит уходить? Куча вопросов – но нет ни одного ответа. Я перерывала все возможные источники информации, и ничего. Все, что мы смогли найти – это лишь то, что мне нужно развивать свои способности и тренироваться.

Когда дед был еще жив, он постоянно меня тренировал, якобы для здоровья, но теперь я понимала, что это была подготовка, а значит он знал все, почему не сказал? Но, чем больше информации мы узнавали, тем опаснее я себя чувствовала. Свои способности нужно развивать, так говорилось везде, а вот как это сделать, почти не упоминалось, но мой фамильяр – хранитель (именно фамильяр, так как он был сотворен не просто для защиты, но и помогать и вмещать в себя нужную мне силы), в общем он решил пойти другим путем, изучая разные методики у других народов, что были весьма сложными.

— «Веда, тебе стоит тренироваться, чтобы стать сильнее» — каждое утро Сокол превращался в нудного коршуна, что трепал мне нервы, говоря о каких–то тренировках, и как на зло бабушка его поддерживала – «Если тьма проникнет в твой разум и завладеет тобой, то он найдет тебя» — постоянно твердил он, словно мантру.
— «Меня тренировал дед, а он знаешь ли был силен, но даже это мне не помогло» — постоянно ворчала я на него.
— «Тогда ты была не раскрыта, сила дремала, а теперь тебе нужно быть готовой ко всему» — он зудел и зудел надо мною – «Ты не понимаешь, что раньше ты была скрыта ото всех, а теперь тебя любая пакость учует, да и с топором деда пора научиться обращаться, он же должен тебя принять» — ворчал он на меня.
Какое–то время я сопротивлялась, но пришлось сдаться и начать тренировки, он постоянно говорил о том, что как только я обуздаю свою сущность, то он станет самым сильным и очень полезным вместилищем, мы будем связаны с ним на всю жизнь, что даже пугало. Местом для наших тренировок мы выбрали старый заброшенный парк, и первая тренировка была сильным испытанием для меня, нужно было вспомнить все то, чему учил дед и развивать, что–то новое. Мой фамильяр, гонял меня по всему парку и метал в меня какие–то шарики, что больно щипали, если я не могла увернуться от них. Промучил он меня почти два часа, я уже падала.

— «Сокол, я больше не могу, дед меня конечно учил многому, но я устала» — рухнув на пятую точку, я вытянула свои ноги, которые жутко болели.
— «Тебе нужно быть выносливой, ты же не просто веда, ты огромная сила, что готова вырваться, и ты должна ее пропускать через себя» — строго и серьезно сказал он.
Сокол ждал, когда я встану и мы продолжим наши занятия, но нас прервали. На небольшую полянку вышли четверо парней, вид у них был очень болезненным, и они отчего–то улыбались. Я и Сокол постарались просто не обращать на них внимания, но они видимо решили, что так дело не пойдет.
— «И кто это тут на нашей территории»? – смеясь и подмигивая мне, один из них стал подходить ближе.
Я решила его просто проигнорировать, встала быстро, Сокол тоже ближе подошел ко мне.
— «Нам не надо проблем, мы просто тренируемся» — Сокол всегда сначала говорил, а только потом, если не понимали слов, мог и побить.
— «А нам плевать, все, что ценного есть, сюда» — усмехался этот болезный, наверное, решил, что сможет поживиться за счет нас.
Диалог с такими бесполезен, от слова совсем, это мы усвоили еще тогда, когда нас хотели ограбить, и просто приготовились. Мысленно думала о том, чтобы мой хранитель их сильно не переломал, все же люди. Но вот, как только они подошли ближе, то я почувствовала, словно какой–то запах, словно пахло плесенью или затхлостью.

— «Они же просто люди»? – вопрос вырвался сам собой, но Сокол тоже смотрел на них, как–то удивленно.
Четверка остановилась на против нас, меня стало обдавать жаром, на шее каждого красовался один и тот же знак, но ни я, ни Сокол его не знали. С виду они были словно отравлены, но передвигались быстро и осторожно, их глаза странно блеснули, и я почему–то не придумала ничего лучше, как просто побежать. Сокол не заставил себя долго ждать и тоже побежал за мной, на наше удивление, они тоже побежали, и достаточно быстро, для таких с виду ущербных.
— «С ними, что–то не так» — задыхаясь, я пыталась поделиться своими предположениями.
— «Сам вижу, а что мы бежим – то»? – спокойно, словно не бежал, мой хранитель прекрасно держал дыхалку, в отличие от меня.
— «Не знаю, я девочка, вот и убегаю от хулиганов» — даже не раздумывая, о причинах своего бегства и нисколько не смущаясь.
— «А я»? – резко затормозил он.
Четверка тоже остановилась и мне пришлось тоже остановиться, не могу же я его бросить. Надо идти на опережение.
— «Так народ, побегали, прикольно, мы пошли, всего доброго» — и повернулась, чтобы спокойно и по-королевски пойти отсюда подальше.
— «Не так быстро, милая ведьмочка» — усмехнулся один из них, а я так и замерла столбом.

Как он узнал, понимаю, что веда и ведьмы это одно и тоже, почти, мы сильнее, если верить книгам, но об этом никто не мог узнать, только если они не… Додумать не вышло, вокруг все стихло, поднимая мой самый страшный кошмар, именно так же тихо было в том лесу. Сокол стоял рядом со мной, но я видела, что он внимательно наблюдает за тем, что происходит, а эти четверо, встают на четвереньки…
— «Кто они»? – вырвалось у меня в слух, на что Сокол лишь передернул плечами, а значит он тоже не знал.
Бежать, нужно бежать, подумала я, и потянулась, чтобы схватить своего фамильярного хранителя и быстрее свалить, такие знакомства мне были точно ни к чему, тем более их четверо, а нас двое. Но они не торопились нападать, а наоборот подползали все ближе к друг–другу, казалось, что они проходят сквозь свои тела. Вышло еще хуже, чем я думала… Все четверо, словно слишком уродливые сиамские близнецы, просто слились в одно несуразное тело, их лица стали почти прозрачными, нога перепутывалась с ногой, а руки, как лапы у насекомых торчали во все стороны.
— «У нее мнооого силы, мы съедим ее» — жадно облизываясь, они смотрели на нас дикими глазами, в которых не было больше зрачков, только один белок, желтого оттенка.
Четыре головы крутились в разные стороны и вокруг своей оси, я слышала, как хрустят и ломаются там кости и позвонки, меня передернуло от такого зрелища.
— «Хозяин будет рад» — прошипели эти, это, кто это не ясно, а выяснять не хотелось совсем.
Я и Сокол сделали шаг назад, это существо приготавливалось к прыжку и стало испускать из своих четырех ртов какой–то темно–фиолетовый туман…
— «Веда, попробуй нанести удар» — Сокол выглядел напряженным и готовился обратиться в хищную птицу, а я не то что удар, я себя не могла привести в чувство.
Стоило Соколу подскочить, как это существо прыгнуло на меня, я закричала и закрылась руками, сосредоточиться не получалось ни капли, удара не было. Я открыла глаза, это существо откинуло от меня, но не так далеко, чтобы можно было бежать. Сокол уже парил над нами и издавал очень громкий клич, он совершил очередной свой маневр и полетел на этого монстра, что уже вставал на руки, но не на ноги. Все четыре лица исказились, и стали меняться, мой фамильяр не стал ждать того, что могло произойти дальше, он снова прокричал и растопырил свои острые когти, со стальными наконечниками и насквозь пронзил кожу этого мутанта. Криков не было, кроме противного скулежа, существо замахало своими конечностями, стало дрыгаться и прыгать, пытаясь стряхнуть с себя птицу.

Веда, Часть 2

В своей голове я услышала голос Сокола: «Беги» — уговаривать меня не пришлось, я подскочила и побежала, стыдно было бросать его одного, но надеялась только на то, что мой хранитель знает, что он делает. Из парка я выбежала на аллею, где было уже достаточно людно, кричать и просить помощи было бесполезно, на меня и так постоянно косились люди. Я отдышалась, сделала вид, что совершаю пробежку, поспешила домой, постоянно оглядываясь. Когда увидела парящего надо мною сокола, то успокоилась, правда увидела я его не одна. Все доставали телефоны, снимали его, фоткали, таких огромных, да еще и в городе никто не видел, лишь бы его для зоопарка ловить не начали, а то вот удивятся, поймали птицу, а там человек. Неужели нас не будут преследовать? Дождавшись его у подъезда, я присела на лавку, местные бабульки затихли, и внимательно смотрели на меня.

— «Хорошая погода, особенно для тренировок, правда»? – решила я все же показать им, что тоже вижу их взгляды на себе.
— «Да, а тебя, как звать девонька»? – посмотрела на меня самая вредная старушка, что постоянно устраивала склоки местной молодежи.
— «Ведимира, мы из деревни, с бабушкой и братом приехали» — соврала, даже не покраснела.
И понеслось, где мама и папа, как погибли, горе–то какое, и дед с ними, а чего в город, и я уже через десять минут была бедной деточкой, которая умничка и правильно, что слушает бабушку, да с братом ходит, чтобы всем этим антихристам не поддаваться, наркоманы да проститутки. Сокол пришел быстро, и с недоумением смотрел, как они уже приглашали нас с бабушкой к ним на чаепитие и день рождения. Пообщавшись с местными сплетницами, мы уже знали, все и обо всех, кто живет в этом дворе, старушкам польстило то, что мы придерживаемся строгих правил, и помним «дедовское воспитание». На этой милой ноте, мы попрощались, хотя я и Сокол постоянно ждали подвоха.

— «Сокол, что там произошло»? – устав, я села на пол и сдерживала себя, чтобы не разреветься.
— «Когда я почувствовал, что ты ушла, то стал подниматься в высь, но они почему–то не последовали за мной, а лишь сказали, что ты сама приползешь обратно» — он присел рядом и обнял меня за плечи.
С ним мне было легко, жаль, что у меня не было друзей до Сокола, возможно я бы прожила жизнь по-другому. Мы обсудили, что все же нам придется разобраться с этой проблемой, но думать лучше на свежую голову. Бабушка рассыпала под окнами и у дверей сухую траву, чтобы мы снова могли спокойно поспать. А ночью мне приснился страшный кошмар… Я бродила по огромной дороге, очень хотелось пить, тогда я еще не понимала, что это сон. Люди, что мне попадались, словно не замечали меня, я пыталась узнать, куда я попала, просила воды, но никакой реакции на меня не было, и тогда я заподозрила неладное. Я шла пока не добрела до очень огромного замка, в который я вошла без проблем, там все вокруг цвело, было очень красиво, счастливые люди, много разных животных, это, как окунуться в сказочный мир, и почувствовать счастье. Люди смеялись, танцевали, и только один человек сидел мрачнее тучи, его словно все это раздражало, он был не очень красив, и видно, что мимо проходящие девушки смеялись над ним. Около него сидел старый художник и рисовал его портрет.

— «Сделай меня на портрете таким, чтобы всем был на зависть» — грубо сказал этот молодой человек, художник покачал головой, но принялся исполнять волю этого человека.
Невольно, я залюбовалась работой художника, он рисовал настоящую картину, улыбающегося молодого человека, необычные глаза такого глубокого изумрудного цвета, что восседал в кресле. Молодой человек остался доволен работой, и щедро заплатил этому пожилому мужчине. Приказал слугам нести портрет в общую гостиную и как только портрет был повешен он выгнал всех прочь, чтобы остаться наедине с этим творением.
— «Жаль, что это всего лишь картина, что сотворил мастер» — раздалось откуда–то из темного угла.
Молодой человек даже не вздрогнул, когда я сама чуть не закричала от испуга, но надеялась, что меня никто и дальше не видит. Из угла стал клубиться фиолетовый туман, он походил на черный цвет, только переливался странным отблеском, который и показывал истинную сущность его. Показалась высокая фигура, лицо было довольным и зло скалилось, извиваясь около парня.

— «Чего ты хочешь»? – парень словно не боялся, и это веселило незваного гостя.
— «Я могу подарить тебе такую внешность, добавить к ней силу, и могущество, а в ответ попрошу самую малую плату» — играя пальцами, незнакомец плавно ступал по полу, но его шагов не было слышно.
— «Говори свою цену» — в каком–то нетерпении спросил молодой человек, неспособный и взгляда оторвать от своего портрета.
— «Ты принесешь в жертву невинную девушку, и так будет каждые 10 лет, а вместо тебя стареть будет твоя картина» — мягко, но слишком шипяще говорил незнакомец.
— «Согласен» — без раздумий, без сожалений ответил парень.
Я хотела помешать, остановить, но словно пролетела сквозь них, незнакомый мужчина словно почувствовал меня, но я тут же забилась в самый дальний угол. Он поднял свои руки, стал, что–то произносить и вокруг них образовывались тени, много теней, они все были с разными горящими глазами, злобно рычали и готовы были кинуться на молодого парня. Но он стоял, словно не боялся, просто ждал, в его глазах бушевало столько злости, что даже я почувствовала себя плохо… Стали слышаться крики, кто–то кричал пожар, все гремело, что–то падало, и только черные тени скалились, и их становилось слишком много, стало трудно дышать. Но когда в зал внесли девушку, очень красивую, но испуганную, молодой человек повернулся к ней, а я даже охнула, он был прекрасен, и девушка тоже явно удивилась.

— «Ну что милая моя, вы просили разорвать с вами помолвку, потому, что я был для вас, как проклятье» — он явно наслаждался ее страхом, так тяжело вдыхал в себя воздух, а незнакомец улыбался, его глаза блестели.
Тени прочно окутывали ее тело, вены по всему телу чернели, как от страшной болезни.
— «Простите граф» — она всхлипывала еле слышно – «Пощадите» — не веря в чудо, умоляла посиневшими губами она.
— «Теперь и вы мне не нужны милая невеста» — он разрезал на своем запястье руку и полил кровью картину, проделал тоже самое с девушкой, а потом ее полностью поглотила тьма.
Незнакомец кинулся в эту тьму, словно нырял, а когда тьма рассеялась, он сидел весь в крови и довольно улыбался, тени шипя возвращались в темные углы, незнакомец растворился в тумане, словно его и не было. Граф вышел из своего зала и осмотрел всех, кто ждал его, разглядев, что с ним стало, пошли шепотки и понеслись страхи… Он подчинил всех, запретил говорить об этом, а потом резко повернулся ко мне, с самой кровожадной улыбкой.

— «Я найду тебя маленькая веда» — сделал шаг, я закричала, и сама не заметила, как проснулась, от собственного крика.
На моих руках была кровь… Сокол и бабушка тут же подскочили ко мне, меня трясло словно при горячке, на руке были странные порезы. Бабушка покачала головой, и стала рисовать молча какие–то странные символы на полу, на мои вопросы она не отвечала, что–то бормотала, топор деда стал мерцать, словно внутри была мощная подсветка.
— «Ведимира, ты должна научиться сражаться» — твердо сказав, бабушка присела в кресло и вытерла две маленькие капли крови, что капнули из ее носа.
В эту ночь, мы так и не смогли уснуть, бабушка постоянно сидела и смотрела в окно, словно чего–то ждала, а я боялась даже спрашивать, верить в то, что наша спокойная жизнь теперь закончилась – не хотелось.
— «Ведимира, то, что ты видела, это не сон» — как–то обреченно вздохнула бабушка, словно знала о том, чего не знаю я.
— «Так может пора бы уже и рассказать» — устало сказала я, словно это была не самая ужасная тайна, мучавшая меня всю сознательную жизнь.
— «Сначала ты должна стать сильнее, время еще не пришло» — тяжело и даже строго, и совсем не глядя на меня, моя бабушка просто выдавала мелкие крохи того, что мне предстоит узнать.

На этом все разговоры были закончены, до тех пор, пока я не стану сильнее, а это означало, что мне и Соколу придется вернуться в тот парк снова, и продолжить не только тренировки, но и скорее всего встретиться с тем ужасом, что я видела. Утро было нервным, я металась, обдумывала, что я буду делать, совсем не умея ничего, бабушка молча протянула топор деда. Мы отправились в это заброшенное место, хотя я предпочла бы просто снова сбежать в другой город. Пока все было тихо и спокойно, мы начали тренировки, и не заметили, что нас уже ждали…
— «Едааа» — там не вышло четверки болезных парней, там вылезла эта тварь, что когда–то была похожа на людей. Топор в моей руке нагрелся, словно почувствовал мой страх, а они тяжело стали вдыхать воздух ноздрями и улыбались, оскаливаясь в мою сторону.
— «Вкусссно» — ухмылки были уродливыми, как и все их существо.

Сокол не стал ждать, и сразу стал оборачиваться, ударяясь об асфальт и резко взмывая в небо, он, как голодный хищник кружил над нами. Я стояла, хотя готова была сбежать, вокруг все стало еще хуже, чем тогда, клубы темно – фиолетового тумана закрывали землю и словно тянулись ко мне. Я отвлеклась на мгновение и не заметила, как эта тварь сделала свой прыжок. В одно мгновение я упала на землю и два изуродованных лица, что были ближе всего ко мне, пытались укусить меня, там не было клыков, или осколков, обычные человеческие, но очень гнилые зубы, клацали, пока я пыталась удержать и не давала себя задеть. Сокол парил, ждал, я удерживала руками и ногами, столько сколько могла, но пропустив одну из голов, резко закричала, меня укусили за плечо, прокусив кожу, во мне стал разгораться пожар, и я не могла это в себе остановить.

Словно тиски, все сильнее сжимая свою челюсть, меня пытались разорвать, мой фамильяр не выдержал и ринулся вниз, выпуская когти. Он просто вцепился своими когтями одной лапы в ноздри, а второй в глаза на другой голове, и стал махать крыльями, а по ним проходили искры, словно электрический ток. Я стала дотягиваться рукой до топора, и на сколько смогла, долбанула им по какой–то из конечностей, голова, что меня кусала, зашипела, но челюсть не разомкнула. Тело было, как в лихорадке, покрывалось дрожью, но я словно себя уже и не чувствовала. Я била топором, просто не глядя, словно сошла с ума, боли я боялась, а тут словно мне сорвали крышу, я хотела отбиться, чтобы мне перестали делать больно. Сокол продолжал впиваться и резать своими когтями, все, что успевал ухватить. Крики, что я слышала в своей голове словно, смешались и не давали мне полностью контролировать себя.

— «Я не могу так больше» — закричала я и нанесла еще один тяжелый удар, внутри меня все просто вспыхнуло, на глаза упала красная пелена.
Тварь издала вопль, и стала ожесточенно нападать, я была на таком же жутком пределе, перед глазами мелькал весь ужас, что делала эта поганая сущность. Сколько людей было убито, и съедено заживо, как жестоко и никто им не помог. А сущность питалась их страхами, доводила до сумасшествия, я словно узнала, что это за тварь – это пожиратели страха, самые черные сущности, они почти не управляемые и способны довести человека до такого состояния, что он сам будет себя пожирать. Не знаю, как и откуда пришло такое озарение, но словно я открывала в себе то, что было со мной всегда. Уничтожить их было почти невозможно, в каждом из нас живет страх, и пока он живет в тебе, то они могут прийти, учуять, и тогда ты никогда не спасешься.

— «Я справлюсь» — не знаю, кого я убеждала, но сейчас все внутри злилось, я не боялась, я просто хотела выжить, любой ценой. Их лица менялись, они показывали всех людей, кого я знала, а я била, била топором сквозь слезы. Бешеные глаза, смотрели словно в мою душу, я видела в них, как меня окутывает тьма, как черные тени пожирают меня, а потом появился он, тот покойник из леса, увидев его глаза, я стиснула зубы, и со всей силы ударила топором, отрубая одну из голов, в чьих глазах я увидела этот кошмар…по топору прошел огонь, что шел прямо из меня. Пожиратель стал покрываться волнами, его уродливое тело покрывалось язвами, которые словно желчь шипели и закипали на солнце. Он стал раздуваться и вопить, я не понимала, что он произносит тремя головами, но видела, как капли темно – фиолетовой крови, стали вытекать изо рта, ушей, глаза стали лопаться. Сокол атаковал, я подскочила и ударила топором еще раз, пожиратель просто взорвался, и нас соколом накрыла с головы до ног этой гадостью… топор зажегся одной из рун, что была на нем. Мы молча смотрели на этот ужас, все вокруг тлело, рядом появлялись кости людей, животных, всех, кто умер жестокой смертью от этого чудовища.

— «Веда, у тебя на руках появился символ» — Сокол поднял мою руку, и там словно ожег был некий символ.
— «Что это»? – в этом я точно не разбиралась.
— «Дома узнаем, пошли» …
Мы молча вышли из парка, видок был ужасный, поэтому перебежками добирались до дома, а потом стали отмываться от этой гадости, что было не просто. Теперь я точно должна поговорить с бабушкой, да и узнать, что это теперь за символ на моей руке, страх никуда не делся, но злости на весь этот кошмар было намного больше. Сокол выглядел сильно уставшим, а потом на его шее, я тоже заметила похожий знак, который был словно выжжен на его коже.
— «У тебя такой же» — указала я ему на шею и протянула зеркало.
Он кивнул, бабушка осмотрела нас и позвала пить чай, сказав, что скоро сами все поймем. Все эти тайны меня раздражали, как можно знать от чего нужно себя защитить, если ты даже не знаешь о себе ничего? Но этим я займусь завтра, возможно хоть этот вечер будет спокойным… В старом парке, среди гниющих костей бродил страшный и здоровый пес, уродливый и облезлый, он поедал останки, словно уборщик, чтобы никто не видел этого ужаса. На одно мгновение он остановился и посмотрел в сторону кустов, там блеснули, чьи–то глаза. Пес зарычал.
— «Не рычи шавка» — чей–то хриплый голос доносился отовсюду.
— «Не указывай мне нечисть» — зарычал он.
— «Я заберу все, все что ты охраняешь» — жуткий смех и карканье воронья никто из городских не услышал.
— «Посмотрим» — пес сверкнул глазами и испарился в темноте.

Продолжение следует…


автор: Фамильяр SMS — Ксения Фир

ред. shtorm777.ru