Смерть Колчака

Смерть Колчака

Колчак Александр Васильевич (рожд. 4 (16) ноября 1874 г. – смерть 7 февраля 1920 г.) – российский военачальник и политический деятель, полярный исследователь, гидролог, адмирал (1918 г.) Руководитель Белого движения во времена Гражданской войны в России. Верховный правитель России и Верховный главнокомандующий Русской армии (ноябрь 1918 г. — январь 1920 г.)

Верховный правитель России

1918 год, октябрь – возвратившись в Россию из зарубежной поездки, Колчак по прибытии в Омск, был назначен военным и морским министром Сибирского правительства, а в ноябре в том же году возглавил переворот, после которого провозгласил себя Верховным правителем Российского государства.

Плен

После разгрома белогвардейских формирований сбежал из Омска в Иркутск, где был взят под охрану чехословацкими войсками, а после передан красным – Иркутскому военно-революционному комитету (ревкому). После короткого следствия 6 февраля 1920 г. ревкомом было принято Постановление № 27, заканчивавшееся так:

Заработок в интернете без вложений

“Основываясь на данных следственного материала и постановлений Совета Народных Комиссаров Российской Социалистической Федеративной Республики, объявившего Колчака и его правительство вне закона, Иркутский военно-революционный комитет постановил:

Бывшего верховного правителя адмирала Колчака и бывшего председателя совета министров Пепеляева расстрелять.

Лучше казнить двух преступников, давно достойных смерти, чем сотни невинных жертв.
Председатель Иркутского военно-революционного комитета Ширямов.
Члены: А. Сноскарев, М. Левенсон.
Управляющий делами Я. Оборин”.

Вот что рассказывал военный комендант Иркутска И. Бурсак о произошедшей на другой день казни.

Смерть Колчака-1

“Вечером 6 февраля меня вызвали в ревком, там уже был предгубчека Чудновский. Нам было вручено Ширямовым постановление о расстреле Колчака и Пепеляева. Мы вышли с Чудновским и решили, что я займусь подготовкой специальной команды из коммунистов. Комендант тюрьмы был предупрежден о предстоящем расстреле, ему было приказано не отлучаться, а весь караул держать в боевой готовности. Ночью, во втором часу я с командой прибыл в тюрьму. Спустя какое-то время туда прибыл и Чудновский.

Мы зашли в камеру к Колчаку и застали его одетым – в шубе и шапке. Как будто, он чего-то ожидал. Чудновский прочитал ему постановление ревкома. Колчак воскликнул:

– Как! Без суда?

Чудиовский ответил:

– Да, адмирал, так же как вы с вашими подручными расстреливали тысячи наших товарищей.

Поднявшись на второй этаж, мы зашли в камеру к Пепеляеву. Этот так-же был одетым. Когда Чудновский зачитал ему постановление ревкома, Пепеляев упал на колени и, валяясь в ногах, умолял, чтобы его не расстреливали. Он утверждал, что вместе со своим братом генералом Пепеляевым давно решили восстать против адмирала и перейти на сторону большевиков.

Я приказал ему встать и сказал:

– Умереть достойно не можете…

Вновь спустились в камеру Колчака, забрали его и пошли в контору. Формальности закончены.

К 4 часам утра мы прибыли на берег реки Ушаковки, притока Ангары, Колчак все время вел себя спокойно, а Пепеляев – эта огромная туша – как в лихорадке”.

Расстрел адмирала Колчака

Рассказ И. Бурсака продолжает С. Чудновский:

“Мороз 32-35°. Ночь светлая. Тишина мертвая. Только иногда со стороны Иннокентьевской шлышатся отзвуки отдельных орудийных и ружейных выстрелов. Разделенный на две части конвой образует круги, в центре которых находятся: впереди Колчак, а сзади Пепеляев, нарушающий тишину молитвами…

Стрельба со стороны Иннокентьевской слышатся все ясней, все ближе. Временами кажется, что перестрелка происходит совсем рядом… На небе полная луна, светло как днем. Мы стоим у высокой горы, у подножья которой небольшой холм. На этот холм поставили Колчака и Пепеляева. Колчак – высок, худощав, типа англичанина, его голова немного опущена. Пепеляев же небольшого роста, толстый, голова втянута как-то в плечи, лицо бледное, глаза почти закрытые: мертвец да и только”.

Адмирал КолчакАдмирал КолчакГенерал Каппель

Снова И. Бурсак:

“На мое предложение завязать глаза адмирал отвечает отказом. Взвод построен, винтовки наперевес. Чудновский шепотом сказал мне:

– Пора.

Я даю команду:

– Взвод, по врагам революции – пли!

Оба падают. Кладем трупы на сани-розвальни, подвозим к реке и спускаем в прорубь”.

 

 


 

ред. shtorm777.ru