Заработок в интернете без вложений

Проклятье деревни Лесное (Мистические истории)

Обычный день, в самой обычной деревне, всегда начинается с крика петуха, и местные встают, чтобы начать работу в своих хозяйствах. Мои бабушка с дедом, как раз жили именно в такой деревне, Лесное. Все и всегда, там шло своим чередом, впрочем, как и каждый год. Я любил приезжать туда на лето, там у меня были свои друзья, которые всегда ждали меня на каникулы, с чем – нибудь прикольным из города. Деревня не была глухой, просто там все было совсем по-другому. В это лето, я тоже решил, что поеду туда, старикам помогу, да и сам отдохну, пусть мне уже 20, а лучшего здорового отдыха и не придумать. Пока ехал, вспоминал, как меня в армию провожали, как мы там гуляли всей деревней, впечатлений много. Электричка привезла меня в родные и любимые детству края, на станции меня уже ждали местные ребята, парни, девчонки, с кем мы обычно тусовались уже много лет.
– «Ооо, горожанин приехал» – поприветствовал меня Ваня, он из всех считался лучшим другом, открытый, добрый и всегда ждал моего приезда.
– «Ооо, деревня вышла встречать» – посмеялся я в ответ.
– «Ну пошли друг наш, проводим тебя, да быстро по делам сгоняем» – как–то слишком торопился Ваня, который обычно любил подольше и раньше всех все у меня выведать.
– «Ну пошли» – сказал я, мало ли, может и правда дела.
Мы со всеми обнялись, поздоровались, и пошли до моих стариков, ну и сразу по пути договорились во сколько встретимся. Проводив меня, они попрощались до вечера, а я зашел во двор, и хотел уже прокричать, что я приехал, как из–за угла на меня кто–то несся с диким рыком и здоровой пастью. Недолго думая, я выскочил обратно за калитку и закрыл плотно двери, вот так сюрприз, не припомню, чтобы у моих была собака.



– «Бабушка, дед» – крикнул я, но пес лаял так громко, что я просто не мог его перекричать – «Есть кто дома, хозяева» – стал кричать громче, друзья вернулись, увидев меня снова за воротами.
– «Денис, ты чего»? – Ваня посмотрел на меня с удивлением.
– «Ну, а ты сам, как думаешь»? – посмотрел я на друга, странно, он что собаку не слышит? – «Ааа, собака, точно, забыл сказать, что они собаку завели, думал ты знаешь» – пожал он плечами.
– «Как видишь, я не знал» – сказал я.
– «Кто там»? – басистый голос деда, прервал наш диалог.
– «Дед, это я, Денис» – крикнул я.
– «А ну место, шельма» – прикрикнул дед на пса – «Кто там»? – еще раз переспросил он.
– «Дед, это я» – погромче сказал я.
– «А, внучок, а чего не заходишь»? – удивился он, а я только глаза вылупил, действительно, почему это – «Ааа, тьфу ты, голова моя садовая, мы же песеля завели, забыл сказать» – махнул он рукой – «Заходи, не тронет» – я еще раз попрощался с друзьями, и прошел во двор. Во дворе заметил многие изменения, да и забор ограды стал выше, повсюду стояли сети, и дед меня проводил мимо них, чтобы я не запутался.

– «А че это вы решили собаку завести, сами же говорили, что зачем она вам, что все друг друга знаете»? – я был слегка удивлен, просто тут почти ни у кого не было собак, а у кого были, так это в основном у пастухов, ну им то понятно зачем. Чужих в деревне сразу примечали, да и мужики тут местные ого–го, ежели украдешь чего, то потом сам еле ноги унесешь, да и участковый мужик такой, крепкий, найдет.
– «Да беда у нас во всей деревне внучок» – сказал дед, присаживаясь на скамейку и закуривая трубку.
– «Что же у вас такое произошло, да еще и в целой деревне»? – было странно, тут конечно тоже всякое бывало, у кого какое горе, но, чтобы вот так, вся деревня.
– «Понимаешь, сначала почти у всех сразу куры стали тухлые яйца нести, мы к ветеринару, а он руками разводит, мол и корм хороший, и птицы здоровые все, анализы брал, и ничего. Потом куры и вовсе дохнуть начали, совсем, здоровая кура, а бац и падает, а рубишь, мясо тухлое» – тяжело вздохнул дед.
– «И что у всех так»? – слегка офигел, вот это новости.
– «У всех внучок» – дед сжал кулаки, значит, что–то серьезное.
– «Вылечили или так и остались без кур»? – такого я не ожидал конечно.
– «Почти ни у кого кур не осталось, но потом и скотина вся начала хворать, то телята дохнут, то молоко киснет, а козы вообще молчу, как бешеные стали, да бодают друг дружку на смерть, и не подойдешь же, и на людей кидаются. Наш ветеринар и обращался куда–то, приезжали, пытались осмотреть, да еле ноги унесли, а кого успели проверить, говорят здоровая животинка» – дед крепко затянулся и даже покашлял от такого – «А потом и вовсе отказались приезжать, мол не могут, дилетанты» – сплюнул он.
– «Странно, а я звонил сколько, так мне никто ничего и не говорил» – я удивился.
– «Так это мы с бабкой попросили, что тебя не беспокоить, и так постоянно чуть что мчишься, а у самого и учеба и работа» – покачал он головой.
– «Ну хоть матери бы с отцом сказали» – возмущался я.
– «А им тем более, что мы вас дергать – то будем»? – возмутился дед.
– «Понятно, а собака вам зачем»? – все же тут я не уловил связи.
– «А тут вот, что, как скотина начала хворать, так потом же и другая беда пошла, по ночам кто–то лазит, да не просто так, а стонет, и все время бьет окно или еще, что, а на утро после таких вот событий, обязательно человек и покалечиться» – сказал дед.
– «Так поймайте»? – от такого я конечно офигел и очень.
– «В том то и беда, что не можем» – ударил он себя по коленям.
– «Как это не можете»? – не понял я, как целая деревня одного поймать не может.
– «А вот так, не поверишь, я на улицу выскочил с ружьем, мол стоять – зашибу, а нету никого, так бабка давай молиться, а вокруг нас дыму тьма, пыль столбом и как вышибет окна в доме, а никого и нет» – еле тихо сказал дед – «А я потом чуть ногу не сломал, но на гвоздь напоролся» – сказал он и достал ногу из калоши, там была плотная повязка.
– «А собака чем поможет»? – все равно не мог уловить я нити.
– «А понимаешь, как все стали псов заводить, так у кого беда ночью такая будет, пес весь вечер воет, мы баб да детей малых в другой дом, а мужики в засаде сидят» – сказал дед и поднял палец вверх.
– «И все равно не поймали»? – я удивлялся все больше.
– «Один почти поймал, отец Янки, да, как закричит и ослеп мужик» – дед выпучил глаза.
– «Как ослеп, отчего, глаза ему что ли повредили»? – это все конечно напоминало бред, но я знал, что дед сказки у меня не рассказывает, но верилось с трудом.
– «Нет, просто опа и слепнет, врачи разводят руками, говорят должен видеть, а он не видит, и постоянно повторяет теперь, как собака воет «Не смотрите ему в глаза, не смотрите», а кому ему, не ясно совсем» – дед потушил трубку, вытряхнул ее и посмотрел на меня.
– «Странно, но также не бывает, чтобы оп и все, должно быть хоть, что–то» – я понимал, что тут могло произойти много чего, но, как и любой человек во всякие чудеса мало верил.
– «Искали, найти не можем ничего» – сказал дед.
– «Дениска, внучок» – увидев меня сказала бабушка – «А ты, когда приехал–то, ой как повзрослел то, прям орел» – обнимала она меня.
– «Привет, да я вот только приехал, вы то как»? – обнял я свою бабушку.
– «Ой, да дед тебе уже, наверное, рассказал, какая напасть на нас пришла, да спасу нету, уезжал бы ты внучек, пока у нас тут все так плохо» – всхлипнула бабушка.
– «Бабуль, ты чего, какое уехать–то, буду помогать, как же я вас тут оставлю с такими делами» – я вытер ей аккуратно слезы и прижал к себе сильнее.
– «Чего мать сырость развела, ничего, справимся, вон Дениска у нас с города, так может чего и поможет» – разворчался дед.
– «Боязно мне Борис, вон с Янкиным отцом чего случилось, так и не отошел мужик, а лось каких поискать надо было» – всхлипывала бабушка – «А Федор Николаевич? Вон вообще участковый, власть, и тоже ничего сделать не может, только собак с города выписал, мол ЧП начались, кражи по поселку, а ему только одну собаку дали, пришлось своими силами собак искать, благо в соседнем селе их вон полно, дали, так ведь и то, шесть из них, кто поменьше был, этот ирод проклятущий удушил» – разошлась моя бабушка.
– «Да ладно тебе старая, что парня–то стращаешь, мужик он у нас или тряпка» – отрезал дед и тут до меня дошло, кто деду запретил мне звонить и друзьям тоже, дед бы давно позвонил, но как бы он не ворчал, бабуля моя была властью!
– «Все, давайте не будем тут спорить, лучше скажите–ка мне, а кормить с дороги внука положено»? – посмеялся я.
– «Батюшки, да как же это я, пошли, пошли скорее за стол» – засуетилась бабушка и тут же перестала плакать.

Мы прошли в дом, я пошел переодеваться, да умыться с дороги, чтобы чистым сесть за стол, а не вспотевшим и взмыленным. Вся эта история была слишком странной, я решил, что кто–то просто запугивает местных жителей, и явно это не один, а значит надо расспросить друзей, ну и навешать им тумаков, за то, что мне не сообщали, молчали. Хорошо так пообедав, пообщался с бабушкой и дедом, расспросил их обо всем, и отправился на встречу с друзьями, которые должны были уже прийти.
– «Денис, ты только не задерживайся допоздна, собаки выть к восьми вечера начинают, и мы в девять уже все закрываем» – сказал строго дед. – «Да внучок, вот видишь теперь, как живем» – вздохнула бабушка.
– «Хорошо, буду раньше, чтобы помочь» – сказал я.
Вышел из ограды и присел на лавку около дома, друзья опаздывали, я решил полазить в интернете, поискать похожие истории, может кто сталкивался с таким. Но, как бы я не вводил в поиск, выдавало все, что угодно, кроме того, что нужно. Тогда решил пойти другим путем, стал искать кому нельзя смотреть в глаза, помимо животных, нашел всякую ересь честно говоря, попадались черти, василиски, и какой–то Касьян, ради интереса решил прочесть, пока читал все внутри стало сжиматься, словно я проваливался куда–то в пустоту, нет, я не предал написанному много значения, так как сейчас было лето, а день его почитания был 29 февраля.
– «Денчик, извини опоздали, чп случилось» – ко мне подбежал Ваня и я вздрогнул от неожиданности – «Ты чего, напугал, что ли»?
– Ваня присел рядом.
– «Да я блин тут зачитался, вот и не ожидал» – сказал я, а у самого ладошки вспотели.
– «Понятно» – сказал друг.
– «А, что за ЧП у вас»? – спросил я.
– «Да твои, наверное, уже рассказали, что у нас твориться тут»? – он облокотился на спинку скамьи.
– «Да, а вот вы могли бы и сказать» – упрекнул я его.
– «Знаешь, мы, как–то и не думали, что все вот так затянется, и что такие проблемы будут» – сказал он, пожимая плечами – «Да и твои просили молчать, типа нечего тебя просто так тревожить».
– «Ни хрена себе просто так» – возмутился я.
– «Не кипятись – не чайник, сам понимаешь, хрень странная, да и если целая деревня поймать не могла, то ты один то, что сделаешь»? – посмотрел он на меня краем глаза.
– «А что вообще известно, кто–то видел, что–то слышали, дед рассказал, но знаешь, как из страшилок, а я в такие дела не верю» – ответил я.
– «Знаешь друг, я тоже не верил, а вот после того, как ослеп отец Яны, то задумался, это странно, и объяснений найти не можем» – он потянулся, и стал разминать кости, краем глаза заглянул мне в телефон – «Да, я тоже искал так, и тоже меня заинтересовал этот Касьян, только многое не сходиться» – кивнул он в сторону телефона.
– «Согласен, да и не может это быть правдой, хотя если убрать всю эту муть, то остаются только животные, но они такого точно натворить не могли» – сделал я заключение.
– «Значит есть, что–то еще» – согласился он.
– «А что там с чп, ты так и не сказал» – напомнил я ему.
– «Да у нас на нескольких огородах уже овощи почахли, словно земля умирает, воняет гнилью, ужас» – поморщился он.
– «Ого, и что делать будем»? – спросил я его.
– «Не знаю, не нравится мне все это, наши поговаривают, что после того, как в эту зиму мужик один помер, так и начались проблемы, да никто особо внимания не обращал» – сказал он так таинственно.
– «Какой мужик»? – не понимал о ком он говорит.
– «Да жил тут у нас один, не от мира сего, может помнишь, все ходил воробьям фигушки показывал»? – спросил у меня Ваня, а я сидел и реально пытался вспомнить.
– «Припоминаю, вроде от деда с бабушкой слышал, но так его не помню» – честно сказал я.
– «Ну в общем умер он страшно, не поверишь, но это даже врагу не пожелаешь» – сказал он.
– «Иии»? – не любил, когда друг вот так растягивал все.
– «Короче, ты знаешь, как наши любят «крещение», так вот, не столь из–за веры, сколько из–за проруби, чтобы зимой искупаться, говорят полезно, так вот, этот тоже пришел в этот раз, хотел искупаться, даже вел себя спокойно, бывало у него озарение или мозг включался» – усмехнулся Ваня – «Так вот, попросил он местного нашего попа его причистить, тот отказался, а этот махнул рукой, да и сам пошел» – развел руками Ваня.
– «И его никто не остановил»? – спросил я.
– «Хотели, а поп сказал, а не хай бесово отродье идет, и он пошел, а как вылез, то поп закричал «демоны», и ударил его по голове, так тот под воду и ушел» – посмотрел на меня Ваня.
– «Его достали»? – я конечно все больше просто охреневал, это было жестоко.
– «Ныряли, водолазов звали, не нашли, прикинь» – Ваня выпучил и без того большие глаза.
– «Как не нашли, унесло течением, так по весне бы всплыл» – пожал я плечами.
– «В том–то и дело, что не нашли, ничего, понимаешь, по весне сам знаешь, пруд у нас прозрачный, все видать, вода чистая, и ничего, просто ничего» – он даже соскочил со скамьи.
– «И ты думаешь, что он теперь восстал из мертвых и мстит, то он бы тогда к попу пошел» – прямо зомби какое–то, подумал я.
– «Так у попа–то и начались проблемы, а потом, куда он не приди, за ним все ходит» – сказал Ваня.
– «Так вы бы это, проверили» – я усмехнулся.
– «Так я говорил, что мол может того, проверим, но мне не поверил никто» – он выругался и пнул по камню.
– «Давай мы с тобой проверим»? – предложил я – «В мистику не верю, но может кто запугать хочет»?
– «Давай, только как мы ловить его будем»?
– «Вань, а поп у кого сегодня был»? – вдруг спросил я.
– «Так это» – задумался он, а потом, как подскочит – «У меня же и был, твою дивизию, у меня он был дома» – Ваня побледнел.
– «Без паники, ночуем у тебя, своим только скажу» – он кивнул, а я зашел и сказал бабушке, что буду у Вани.

Страшные истории

Мои долго не хотели меня отпускать, мы с Ваней рассказали им все, что оба успели заметить и Ванину теорию, дед хмурился, но сказал, что ежели так, то вечером у Вани собака заскулит. Стали ждать, время тянулось медленно, бабушку мы к соседям отправили, чтобы ей одной не оставаться, дед с нами пошел. Ванькина мама с сестрой тоже пошли к нашим соседям, чтобы им всем вместе не так страшно было. А как наступил вечер, то у Вани собака и завыла, да так, что самому охота было с ней завыть, сердце раздирала.
– «Значит Ваня зря я тебя не слушал» – сказал его отец – «Теперь и наш черед гостя привечать» – Ванькин батя мужик крепкий, строгий, Ванька в него.
– «Так, вопрос у меня есть» – сказал я и все посмотрели на меня – «Почему ходит ко всем где он был, а к нему нет»? – просто странно, что к попу он еще не пришел ни разу.
– «А вот это странно, действительно, и отчего поп то, стал ко всем ходить, да благословлять, я вот его вообще не привечаю, не нравился он мне никогда» – сказал отец Вани, Демид Вакилович.
– «Будем ждать, далеко дом этого покойного»? – спросил я.
– «Да нет, а тебе зачем»? – спросил Ваня.
– «Сколько времени–то у нас есть еще»? – была у меня одна идейка, хотя я отказывался верить во все эти бредни.
– «Ну часа три точно» – ответил друг.
– «Пошли» – и мы с ним пошли, а мой дед и батя Вани стали готовиться к гостю.
Дом был и правда близко, вообще в деревне не было тех, кто потом разворовывал дома, даже если хозяина нет, то все, дом так и стоял со всем, кроме скотины, ее просто отдавали тем, кто нуждался больше всего, или делили между всеми. Да и то, не из жадности, а скотина то живая, ее кормить надо, ухаживать, но у него явно такого добра не было. Сколько я помнил этот дом, то он всегда был таким разбитым, а жильца я не помнил, а может просто внимания не обращал. Мы прошли во двор, и застыли… По всему двору были удушены курицы, щенки уже почти разложилось все, странные какие–то камни, цветные, и главное двери были заперты снаружи, словно не выпускали кого–то.
– «Это что за пи*дец»? – спросил я у Вани.
– «Я не знаю, у него никогда живности не было, а щенки, это те самые, что удушили, да только мы ж их хоронили, не так оставляли, все же живность» – сказал он и с опаской смотрел вокруг.
– «А подпер интересно кто, и что там»? – спросил я и пошел осматривать ближе.
– «Стой» – Ваня схватил меня за рукав – «А вдруг там этот ирод, сожрет нас или тоже инвалидами сделает» – сказал друг и не пускал.
– «Ваня, я не верю в это все, кто–то просто вас запугивает, и возможно поп хочет обелить свое имя, куда он приди, тут же беда, а то, что случилось с землей, скотиной и прочее, возможно какая–то природная отрава, я пару раз читал, что животных можно и без химии с ума свести» – пытался я убедить его.
– «Ден не ходи, а»? – друг смотрел на меня с реальным испугом – «Мало ли что».
– «Ты, как ребенок Вано, пошли давай, вон ты возьми топор, я тяпку, и если что огреем любого» – посмеялся я.
Ваня потрушивался, но взял топор, я тяпку, и мы двинулись к двери, чем ближе мы подходили, тем сильнее было ощущение, что нужно валить, я сам себе говорил, что я дебил, если боюсь, а мое внутреннее чутье уже било в голову ногами, что нельзя туда лезть, нельзя. Мы подошли к дому, и только я хотел убрать палку, что подпирала дверь, как ставни резко хлопнули и стали стучать с такой бешенной силой по окнам, что мы от неожиданности заорали.
– «Бежим Ден» – закричал Ваня.
– «Бежим» – согласился я, такое мне не понравилось, но убежать мы не успели.
Повернулись от дома и застыли на месте, что–то странное и скрюченное ползало по всем этим трупам животных и поедало остатки. Я замер и старался слиться с воздухом, только бы нас не увидели, Ваня видимо делал тоже самое. Пока мы стояли, как два столба, все было тихо, но потом у меня зазвонил телефон, и вот это взревело и стало качаться в воздухе, закрывая уродливыми руками (да именно руками, и они были уродливыми и сломанными) голову и воя, да так, что я сам взвыл и по мне словно цепь электричества пробежалась, телефон звонил, и очень громко. Ваня дернул меня за руку и просто крикнул: «Валим сейчас». Перелетая просто через вот этот весь кошмар, я боялся даже обернутся пока мы бежали, телефон не замолкал долго, но казалось, что как только я его выключу, то нас тут же найдут. До дома друга добежали мы очень быстро, красные лица и огромные глаза на наших лицах видимо рассказали больше, чем слова, так как на лице деда и отца Вани была злость и страх, они просто утащили нас в дом, посадили и налили по сто грамм каждому, просто сто грамм чистого самогона. Когда мы смогли спокойно дышать и все же выключили телефон, то еще долго прислушивались ни пришел ли кто по наши души.
– «Денис, а почему у тебя колокола играют на телефоне»? – спросил дед.
– «Это будильник, я забыл его выключить, в ночь же бывает выхожу, чтобы не проспать» – сказал я – «А так бодрит, поднимает хорошо».
– «Это хорошо, что у тебя такой будильник, жаль молитвы не читает» – сказал Ваня.
– «А молитвы вам не помогут, а вот звон колокола смотрю помог» – сделал заключение Демид Вакилович.
Мы стали с Ваней рыть в интернете все, что только могли найти, и до смешного нашли какой–то канал в которым было нечто похожее с нами, там говорилось об ужасной и почти непобедимой твари, это существо называли «Н», оно было очень опасным, живой и мертвый, которого проклял праведник, звон колокола его оглушал, но до конца не остановил, скот умирал, все гнило, словно чума, это и была своего рода чума, он сеял проклятье. Как убить его там не говорилось, только то, что его можно ранить, а чем мы узнать не успели, во дворе, послышался плачь.
– «Мама, что ли с сестренкой пришли»? – удивился Ваня.
– «Не думаю сынок» – напрягся Демид Вакилович.
– «Голос то, Наськин» – сказал Ваня и пошел.
– «Стой дурень, вот так у Янки отец ослеп, думал Янка плачет» – ругал он сына.
– «А если это Настя, вдруг им помощь нужна» – Ваня рвался проверить, за сестру с мамой он боялся.
– «Стой» – крикнул ему отец.
Но было поздно, Ваня открыл двери и застыл. Нас обдало ледяным холодом, кости стало ломить от боли, а потом крик, он разрезал просто все вокруг, кричал Ваня… Опомниться не успел никто, как и сделать хоть что–то, друг резко вылетел из дома, а потом залетел обратно, было понятно, что его зашвырнули в дом. Его глаза были такими холодными, словно в них поселился айсберг, лицо было искривленно, одна сторона уехала вниз, вторая сильно вверх, словно его просто вот так сломали на две части, кости торчали из головы, позвонок прошел сквозь воротниковую зону и тоже торчал с кусками мяса.
– «Ваня» – закричал его отец.
Мужчина подхватил сына и стал, как сумасшедший пытаться все исправить, а я стоял, и просто молчал. До меня доходило, что друга больше нет, Демид Вакилович подскочил с места, схватил топор, что так же сжимали руки друга и выскочил во двор. Я метался, стоит ли выскакивать за ним, было страшно, все вокруг меня сжимало и давило. Покрепче сжав тяпку я пошел, дед не стал останавливать, он молча пошел за мной. Я вышел, осторожно, криков не было, во дворе стояла тишина, ни этой твари, ни отца друга я не видел, все смешалось внутри меня, казалось, что я вместе со всеми схожу с ума. Я пытался найти оправдание всему, я отказывался верить в то, чего просто не может существовать. Позади меня, что–то хрустнуло, я обернулся… дед лежал на земле и задыхался. Стоило мне кинуться к нему, как его просто утащило в дом и двери закрылись, ставни дома стали стучать по стеклам.
– «Тварь, выйди сука» – кричал я, что есть силы.
Приступ кашля захватил меня, и я стал жадно хватать ртом воздух. Вокруг пополз странный запах, земля стала покрываться испаринами, словно выплескивала, что–то наружу. Ставни ударялись об окна и в конце просто разлетелись от ударов по стене, я закричал.
– «Иди сюда, на, вот он я, тут» – кричал я как дебильный и крушил все вокруг себя, а потом со всего размаха воткнул в землю топор…
Раздался крик, он заложил мне уши, а двери дома просто раскрылись и тоже разлетелись от мощного удара об стену, стена пошла трещиной, дом словно покосился, выглядело словно само строение корчиться от боли.
– «Ты мог уйтиии» – провыло вокруг меня – «Они вооорыыы» – словно эхо раздавалось, но я не видел ничего.
– «Они не брали у тебя ничего» – на выдохе проговорил, пытаясь понять, откуда идет голос.
– «Они забрали все» – словно ветром доносились слова.
– «Покажись» – крикнул, чтобы самого себя убедить, что я не боюсь.
– «Смотриии глуупец» – было ответом и все смолкло…
Минута, две, десять, не знаю сколько, казалось, что время просто застыло, топор был у моих ног, и я готов был выдернуть его в любую секунду. Все тело стало тяжелым, руки и ноги заломило холодом, меня словно окунали в ледяную воду, мое дыхание покрылось паром, но я не видел ничего, а потом стал захлебываться. Ледяная вода сковывала мои легки, я потерял полный контроль, как бороться с тем, что ты вообще не видишь. Задыхаясь, я смог нащупать ручку топора и стал дергать его из земли, и тут услышал снова этот крик.
– «Не смей» – яростный вой, переходил в свист, который просто невозможно было слушать, это как гвоздями по железу скрести.
Я дернул топор, и он выскочил из земли, свист повторился, и я увидел его – это был «Н». Мерзкий, поломанный, на нем были лохмотья, он держал в руках камень. Лицо было закрыто тряпкой, что накинута на голову, подобие капюшона, костлявые пальцы, скрученные большие пальцы на ногах, словно их сломали, и поменяли местами, колени были в другую сторону, казалось, что он почти весь был вывернут на изнанку. Я держал в руках топор, и внимательно смотрел за ним, он стоял, просто стоял, звук плачущего человека отвлек, казалось, что плачет моя бабушка, но я точно знал, что ее тут нет. Она не просто плакала, а причитала, в голове замелькали картины, я увидел процессию из гробов, и в одном из них лежал я сам. Казалось, что я приблизился к себе и только хотел, отойти, как глаза открылись, не знаю почему, но я закрыл свои глаза и стал махать топором, вопль, который разнесся со всех сторон, меня просто заставил упасть на колени. Тысячи иголок просто пронзали меня, тело болело, а потом я все же открыл глаза. Он стоял около меня. почти в плотную, костлявые пальцы, без единого ногтя, гниющие, тянулись ко мне. Я взмахнул топором и отрубил ему кисть руки. Он закричал, и второй рукой резко ухватил меня за горло, и стал трясти подобием башки, стряхивая с себя капюшон, я вспомнил о том, что нельзя смотреть в глаза, стал вертеться, крутиться на сколько мог, он вдавливал меня в землю, а она словно гнилое болото засасывала меня.

Умирать я не хотел, это было самым большим моим страхом, как ни крути, но этого я боялся больше всего на свете – смерть. Я пытался топором пробить его, но даже если и попадал, то он лишь только скулил или выл, но не разжимал своей руки. Я проваливался все больше, в голове снова стали появляться ужасные видения, как меня закапывают в землю, в гробу, живого, просто живого. Я кричу, пытаюсь выбраться, но меня словно не слышат, у них отрезаны уши…нет глаз. Нет, нет, я не хочу, я не хочу умирать… Пока я пытался карабкаться или по сильнее ударить этого урода, из меня словно уходили последние силы, но тут раздался дикий звон, просто оглушающий звон колоколов. Он отскочил от меня, и стал пятиться, пытаясь уйти подальше от этого звука. Точно, я же на всякий случай поставил будильник на каждый час, мало ли что, вдруг не проснусь. Об этом я забыл совсем. Он метался по земле, я стал вылезать из ямы, в которой оказался, этот «Н», попытался подползти ко мне, чтобы я не встал, но я рубанул его топором, пока не заглох будильник, а писк телефона явно говорил о том, что он разряжается. Я просто подскочил, стал махать топором, он на живую впивался в меня своими пальцами, и от этого было только хуже, еще больнее, кожа щипала, словно на раны сыпали соль с уксусом. Все внутри меня просто каменело, я хотел свернуться и вывернуться наизнанку, но он продолжал, а я пытался пробить его голову, чтобы снести ее. Я кричал, он выл, силы оставляли меня, телефон заглох, и он схватил меня за ребра, просто через кожу, словно в меня залезли и проверяют органы.
– «Денис, держись» – голос деда, но я не верил, дед уже мертв, я не видел, но знал…
– «Ты умер» – заорал я и в меня словно влили жидкую лаву…
Была борьба, крики, запах паленого, а потом просто визг, много шума, слезы, кто–то кричит, а мне было плевать, меня выжигало изнутри, а потом тяжелый удар и взгляд, пустой, холодный и я провалился в ледяную воду, и она словно утащила меня за собой… Тихие шаги и вздохи, первое, что я стал различать, постепенно приходя в себя, бабушка постоянно молилась, просила о помощи, дед молча сидел и лишь иногда выходил. Глаза я боялся открывать, скорее всего я тоже ослеп.
– «Денис, Денисочка» – бабушка взяла меня за руку – «очнись солнышко мое, герой мой» – плакала она.
– «Бабушка» – прохрипел я, но глаза так и не открыл.
– «Живой, дед, живой» – подскочила она и стал меня чем–то прохладным протирать по лицу.
– «Живой, орел, молодец, мой внук» – дед подскочил ко мне и стал проверять меня – «Открой глаза внучек» – сказал он, а я испугался.
– «Я боюсь» – честно сказал.
– «Открой, я думаю, что ты видишь» – сказала бабушка.
Осторожно, словно мешок с цементом поднимал, я открыл глаза, зрение конечно слегка было затуманено, но я видел, а потом и вовсе восстановилось.
– «Ваня, дядя Демид»? – спросил я и осекся…
Дед промолчал, бабушка тоже, я и сам знал, что по-другому там быть не могло…
Ваня, Демид Вакилович, они были похоронены по-человечески, как и положено, ими гордились, как героями. Я остался хромым, не сильно, но все же, хотя это меньшее из того, что могло произойти, дед у меня остался без руки, но тоже сказал, что это не самое худшее, что произошло. Поп утопился кстати в этом пруду, именно в ту ночь, причин и прочего мы не знаем, и как бы не было, пруд засыпали, никто не захотел даже искать его, он совершил преступление и поплатился за него. Местные думают уезжать, земля перестала быть плодоносной, словно ее отравили. Родителям я соврал, что неудачно перелетел через забор, и хорошо, что они поверили, объяснить этого всего я бы не смог. Дом того мужчины сгорел, в него попала молния и там осталось лишь пепелище, но местные все же помянули его, чтобы упокоился…


автор: SMS (Шноркель в селе Лесное)

ред. shtorm777.ru