Оно ещё здесь

Здравствуй, дорогой друг, или подруга. С первых строк я перешел на «Ты», где мои манеры? Ведь мы совершенно не знакомы. Но в любом случае, если вы в твердом уме и памяти, и вас по каким-то нелепым обстоятельствам занесло в мою квартиру, то я безумно этому рад.

Меня зовут Николай, и эти несколько листов с корявым почерком в ваших руках – история моей невеселой жизни. Я очень надеюсь, что вы их прочтете и сделаете некоторые выводы. Тогда моё жалкое существование на этой земле обретет некий смысл. Или же – сочтёте меня сумасшедшим. В любом случае, я не в праве навязывать вам истину. И да, прошу меня простить за этот беспорядок.

Пожалуй, стоит начать с того, что я рос в крепкой и любящей семье. Отец работал инженером в одной строительной компании, и, кажется, жил на своей работе. Мама же подрабатывала няней, и зачастую меня оставляли на моего старшего брата, Костика. И это, пожалуй, было лучшим временем в моей жизни. Да, я знаю, старшие братья должны шпынять младших, устраивая им периодические проверки на прочность. Таковы ведь законны Вселенной? Но только не Костик. Это был тот редкий случай, когда вместо персонального надзирателя ты обретаешь лучшего друга. Первый деревянный меч, выструганный собственными руками, зачитанное до дыр «Вино из одуванчиков», привязанные на мамину пряжу (разумеется, тайно) алюминиевые банки, что бороздили просторы местной речушки. И все это мой старший брат.

Заработок в интернете без вложений

И детство мое закончилось в тот день, когда я вошел в комнату и увидел его лежащим на полу. Врожденный порок сердца, о котором не знали ни родители, ни сам Костик тем более. «Внезапная смерть», «упал и умер» и целая вереница других нелепых определений его смерти вызывали у меня еще большее непонимание. Мне казалось, что он вот-вот войдет в комнату и мы обязательно запустим нашего злосчастного воздушного змея, который по непонятным причинам напрочь отказывался взлетать. Но он не вошел в тот день, как не вошел и во все остальные.

Стоит ли говорить, что вся моя жизнь тогда потеряла всякие краски, и превратилась в сплошное серое месиво, напоминающее пропитанный реагентами снег. Шли годы, боль стихала, и очередным летом родители приобрели для меня путевку в летний лагерь. Двадцать восемь дней чистого воздуха, горных рек, и пионерских речовок. Родители считали, что это должно пойти мне на пользу. И в целом, они были правы.

Мистический рассказ

Я взвалил на свою спину огромную сумку, которую мой отец использовал для хранения хоккейных принадлежностей, и сел в автобус, чтобы через три с половиной часа размещаться на втором этаже койки четвертого отряда. Мне действительно становилось легче. В большой и шумной компании я нашел себе друга, и даже влюбился в девчонку из соседнего отряда. Рыбалка, вечерние дискотеки, и просмотр фильмов на заедающем видеомагнитофоне. Все это заставляло чувствовать себя по-настоящему счастливым, но я не мог забыть его до конца.

Как-то вечером, из-за непогоды отменили дискотеку, да и вдобавок ко всему, чуть позже, вырубилось электричество. Достав свечи и карманные фонарики, мы собрались в бытовке, куда складировалась вся наша обувь. Вечные споры о существовании загробной жизни бурно перетекали в страшные истории, где каждый рассказчик готов был поклясться в их правдивости. А после начались незамысловатые ритуалы с использованием зубных щеток, кусочков туалетной бумаги и горящей свечи. Дух Нострадамуса, матершинный гномик – классика. Особо смелые грозились вызвать пиковую даму, а потом весь отряд не спал, в страхе быть передушенными, словно цыплята. Вожатый отряда разогнал нас по кроватям. Объявили общий отбой. Но в ту ночь мне не спалось. Мысли о возможном существовании жизни после смерти (см. Что ждёт после смерти) не давали мне покоя.

Что, если Костик там совершенно один? Что, если мне удастся с ним поговорить, чтобы он знал, как сильно я скучаю. Привстав с кровати, я свесил ноги и кончиками пальцев нащупал тумбу. Без лишнего шума и скрипа пружин, я встал на нее ногами, а после спустился на пол. Медленно, на цыпочках я проследовал в сторону выхода, но мой друг, Саня, это заметил и прошипел:
– Эй, псс, ты куда собрался? Тебя же вожатый прибьет.
– Да чего сразу прибьет – то? В туалет я.
– На что у Сани не нашлось никаких возражений.
Конечно, я его обманул. Щелкнув дверной ручкой, для вида, я свернул за угол и оказался в бытовке, зажег спичку. Небольшой огонек тускло осветил помещение. Этих нескольких секунд мне хватило для того, чтобы найти свечу и передать ей пламя. На гвозде, что небрежно был вбит в оконную раму, висело круглое зеркало. Установив его на уровне лица, я преподнёс свечу и … Странно, ещё минуту назад я действовал уверенно, будто по плану, но в решающий момент абсолютно не знал с чего начать разговор. Что мне делать? Читать заклинания? Навряд ли! Да и какое? Я закрыл глаза и почувствовал, как мое сердце сковала тоска, тяжелая и беспросветная. Я на секунду представил, что мой брат сейчас рядом со мной и начал говорить, не боясь, что меня услышат. Я высказал все. Как мне одиноко и тоскливо без него. Что уж лучше бы это был я, нежели он. Покрасневшие щеки горели от слез. В комнате были только я и моё отражение. Видимо, не сработало, но стало немного легче. После я вернулся в кровать, и уткнулся носом в подушку. Саня уже спал, и хорошо. Меньше будет вопросов.

Новый день начался с пробежки и небольшой уборки территории. Позже, отряд построился в четыре колонны и дружным строем мы направились в столовую. Еще на подходе нос ощущал аромат свежесваренного какао. Саня получил замечание за разговоры в строю, но его это особо не останавливало. Как заядлый футболист он не оставлял попыток завербовать меня к себе в команду, в качестве вратаря. Преимущественно из-за моего роста, ведь с футболом я не дружил от слова совсем.
– Слышь, дылда. Ну че ты ломаешься как девчонка? – Возмущался Саня.
– Сам ты девчонка – Огрызнулся я.
На что Саня махнул на меня рукой и пробубнил себе под нос что-то вроде «Да иди ты»
— Значит так, умники. Сегодня вы остаетесь дежурить в столовой. Разговорчики. – Подытожил наш спор вожатый отряда. И по окончанию завтрака я вытирал столы, сгребал горы алюминиевой посуды на поднос и относил на кухню, где деловито хозяйничал Саня. Повара сидели в курилке и на кухне мы были одни.

Взвалив очередной поднос, краем глаза я заметил, как чей-то силуэт проскользнул в дверном проеме. «Санёк» – подумалось мне, и не придав особого значения я зашел следом чтобы выгрузить стаканы. Но от увиденного, мои пальцы ослабли, и вся посуда с неимоверным грохотом полетела на пол. Около Санька стоял мой брат. Точнее, нечто похожее на него. В его взгляде не было ни радости встречи, ни грусти долгой разлуки. Лишь только непомерная злоба. Мой брат никогда не смотрел на меня так. Он просто не был на это способен. Он смотрел не отрываясь. Бледное изнеможденное лицо, размытые черные глазницы. Он оперся рукой о стол, постукивая своими костлявыми пальцами по его поверхности, но лишь стоило мне моргнуть, как он исчез.

Призрак

Бесконечность момента в реальности уложилась в считанные секунды, и до моего сознания стали отдаленно доноситься возмущения моего друга. – Растяпа. Каши не ел что ли. Вот теперь сам все это собирай. Весь остаток этого дня я пролежал в своей кровати, ссылаясь на плохое самочувствие. К вечеру вожатые в панике искали Сашу, который еще днем рыбачил недалеко от плотины. Все отряды были подняты на уши, и лишь под утро, тело моего друга было найдено в реке. Всех распустили по домам, а некогда оживленную территорию лагеря оцепила полиция.

Вернувшись домой, я бросил сумку на пол и убежал в свою комнату. Мне трудно описать, что тогда происходило со мной. Вы верно считаете меня сумасшедшим? Возможно, оно и так. Я бы все отдал за то, чтобы те беды, что произошли со мной после – оказались плодом моего больного сознания. Но я видел его… оно стоял за спиной моего друга… а через день его нашли мертвым. Я пытался забыть, отвлечься, переключить свои мысли на учебу, но … Спустя несколько недель после моего возвращения с лагеря, как обычно мы с семьей собрались за обеденным столом. Я хорошо это помню, так как это был один из тех редких дней, когда папе удавалось взять отгул.

Мой день рождения был не за горами и сидя за столом мы обсуждали сопутствующие празднику траты. Надо сказать, что мой отец никогда не умел делать сюрпризы. Он подробно расспрашивал меня о модели радиоуправляемого самолета, которыми я увлекался в то время, так что спустя несколько дней, когда я распаковывал подарок, мне лишь оставалось изобразить удивление.

В то праздничное утро, отец стоял в ванной у зеркала и размазывая пену по щекам насвистывал знакомую мне мелодию. Он подозвал меня к себе. Стоя в дверном проходе у него за спиной, мы говорили о том, что было бы не плохо выйти на наше футбольное поле и протестировать новый самолет. Я согласился, и собирался было уйти, но… в отражении я увидел его. Злобное существо, которое притворялось моим братом, и которое убило моего друга. Оно стояло справа от меня, облокотившись на дверной косяк. Я резко повернул голову. Никого не было, в дверном проходе я стоял абсолютно один в то время как в зеркале все было совершенно по-другому. Оно снова ухмылялось, и в этот раз я почувствовал тошнотворный, сладковатый запах. Его насмешки переросли в злобный, хриплый смех. Оно надрывало горло, заставляя меня содрогаться от одного только вида. По его подбородку стекала желтоватая слюна.

Моё сознание исчезло из этого мира, погружая меня в очередной ночной кошмар (см. Ночные кошмары). Но басовитый голос отца словно смахнул пелену и до меня долетели его слова. Гость снова исчез. Я не знал, чего ждать на этот раз. Но как не странно, остаток того дня прошел даже лучше, чем я думал. И следующий день, за ним еще один, пока одним утром меня не разбудил крик матери. Она так и не смогла разбудить отца. «Умер во сне», «причины до конца не ясны», «наверное, это лучшая смерть». Снова врачи разводили руками. Мой рассудок пошатнулся, появились неконтролируемые подергивания в левом плече.

Вы спросите, что было дальше? А дальше, спустя полгода оно появилось снова. Я решил проведать маму и пожелать ей спокойной ночи. Существо лежало под её кроватью, его бледное лицо четким контуром выделялось из общего сумрака комнаты. Я не выдержал. Я не мог снова этого допустить. Это я его призвал. Вина за все эти смерти давила на меня все больше с каждым днем. Я все рассказал матери. Она так мне и не поверила. На утро пришел врач. Мне выписали таблетки, которые напрочь глушили любые эмоции. И как только я это понял, то перестал их принимать, пряча под языком. Через месяц мамы не стало.

Оно приходит ко мне каждую ночь. Садится напротив кровати и смотрит на меня. Что ему нужно? Чего оно добивается? Над чем все время смеется? Я боюсь сближаться с кем-либо. В последние десять лет моя жизнь превратилась в жалкое существование. Теперь оно ходит за мной по пятам, словно ожидает чего-то. Я виновен в смерти родителей и лучшего друга. Я практически не общаюсь с людьми, не имею ни друзей, ни знакомых. Вчера, я возвращался с магазина, и моя новая соседка из квартиры напротив пыталась познакомится со мной. В ответ я рванул к своей двери и захлопнув ее закрылся на все замки, уловив взглядом ее удивленное выражение лица.

Забавно, в фильмах это решалось гораздо проще. Герой обязательно находит нужное заклинание и вуаля! Зло повержено. Реальность же гораздо сложнее. Я потратил все сбережения на всевозможных магов, ведьм и колдунов (см. Что такое магия и возможные последствия). Гнусные шарлатаны, и не более. Человек не способен решать подобные проблемы, человек бессилен и безоружен пред этим миром, будто младенец. Ведь даже сейчас, я пишу эти строки, а оно сидит напротив меня, ему смешно, оно издевается. Но я понял. Есть еще то немногое, что я способен изменить. И теперь я знаю, как избавится от этого кошмара. И знаете, я почти уверен что у меня все получится. Да… уверен.
Еще раз… простите за этот беспорядок… (Раздался выстрел)


ред. shtorm777.ru (Мистические истории)