Заработок в интернете без вложений

Мистика в многоэтажке (Мистические истории)

Сколько счастья испытывает человек, у которого исполнилась мечта? Это невозможно описать, полная грудь пьянящего воздуха, кружится голова, неверие своего счастья. Как–то так я ощущал себя, когда впервые открывал дверь своей собственной квартиры. Моя первая собственная жилплощадь, моя первая грандиозная и самостоятельная покупка, без чьей–либо помощи, я радовался и гордился собой, ну, а что? Сам себя не похвалишь – никто не похвалит, и лишь одно омрачало это событие, мне не с кем было разделить эту радость. Семьи у меня не было, точнее она была, но я не оправдал их надежд, когда решил, что буду работать сам на себя, а не стану очередным рабочим за оклад.

Я много стремился к своей мечте, но даже, когда я добился первых успехов – никто не порадовался, а только фыркнули и сказали, что я не подумал о пенсии, а я подумал, но, не стоит омрачать свой прекрасный день, да и семья у меня будет, своя, которую я сам создам, вот на такой ноте, я совершал осмотр своего жилища. Высотка, двадцать четыре этажа, и я именно на самом верхнем, новостройка, огромная студия в сорок восемь квадратных метров, и все это мое. Огромные окна, высокие потолки, ремонт был сделан под ключ, по моим собственным эскизам, и я был очень рад тому, насколько он оказался идеальным в этой планировке. Просторная лоджия служила для меня не просто балконом, а еще одной комнатой, где я поставил кресло и стол, чтобы работать и любоваться красивым видом.


Но моя первая ночь в квартире испортила все ощущения восторга. Налюбовавшись своим жилищем, я пошел в магазин, чтобы прикупить продуктов, да и так по мелочи, для уюта. Сварил себе крепкий кофе, и вышел на лоджию, так приятно, кофе, сигарета, открытая книга и шикарный вид, как в романах, которые так любят девушки. Я конечно не миллионер, но вполне себе обеспечен, машина и квартира, свое дело, и любовь к старине. Сколько я так просидел – не помню, но видимо задремал в кресле. Чья – то холодная рука, схватила меня за плечо, и мне крикнули в ухо жутким воплем: «ПРОСНИСЬ». Я вскочил, огляделся вокруг, никого, наверное, кошмар приснился, кофе был не допитым, книга лежала у меня на коленях. Ладно бы я уснул с сигаретой, но никакой опасности не было, просто уснул.

Решил, что не стоит заморачиваться и закрыв лоджию прошел к своей кровати, и тут же встал в ступор. Кровать свою я не расправлял, даже не садился на нее, не имею привычки просто так садиться на кровать, даже мельком, но она была смята, словно кто–то на ней лежал. Первое, что пришло в голову – воры, но тут же отбросил эту мысль, ничего не тронуто, не пришли же они просто полежать на кровати. Плечо ныло, я решил его осмотреть, оттянул ворот рубашки и содрогнулся, там был отпечаток руки, присмотрелся ближе, он исчез. Видимо я еще не совсем отошел от сна и стоит умыться. Прошел в душ, встал под прохладные струи воды, закрыл глаза. «Приди ко мне, мне холодно», я резко распахнул глаза, никого рядом не было, а на запотевшем стекле душа была надпись – «Проснись», одно слово, мурашки побежали по телу, значит в квартиру все же, кто – то залез, я быстро выскочил из душа, накинул спортивки на мокрое тело, вооружился только станком для бритья, другого ничего у меня не было.

Многоэтажки

Огляделся вокруг, шторы лоджии колыхались, и она была открыта, но я хорошо помнил, что закрыл ее. Медленно я подходил к балкону, пытаясь прислушаться к каждому шороху, а потом резко дернул за штору и замер от ужаса. Там стояла какая–то девушка, ее лицо было изуродовано, волосы были как грязные пакли, а в руках была свечка, что воском капала на ее руки, как при отпевании покойника. Она в упор смотрела на меня, я не мог сказать и слова, она открыла свой рот, из которого тут же потекла кровь, меня пронзила резкая боль в груди, и я сам стал харкать кровью, а потом кто–то снова положил свою руку мне на плечо, и прокричал: «Проснись». Я дернулся, и почувствовал, как по моим ногам, что–то потекло, а потом провалился в какое–то непонятное пространство и снова открыл глаза.

Я все так же был в кресле, недопитый кофе, что был пролит на меня, кружка на полу, я был в спортивках, хотя засыпал я в джинсах, а рубашка, что была на мне до этого, валялась на полу и была в крови. Я подскочил, стал осматривать все вокруг, на полу были следы воска от свечи, в душе шумела вода, но ни каких надписей не было, а на моей постели лежал нож, и он был в крови. Паника, меня охватила паника, я не знал, что нужно сделать, сначала хотел звонить в полицию, но резкий стук в дверь, заставил меня вздрогнуть. Я подошел еле слышно к двери и посмотрел в глазок, там стоял охранник.
— «Что хотели»? – спросил я, не открывая дверь.
— «Юрий Максимович, просто камеры на этаже забарахлили и ваш коридор пропал, а у вас сработала сигнализация, вот пришли убедиться» — сказал он мне.
— «Секунду, я только из душа просто» — сказал я, и пошел переодевать штаны и убрать кровь. Постель я быстро накрыл покрывалом, чтобы не привлекать внимание.
Охранник проверил пробки, потом сигнализацию, выругался про себя, что за техника пошла и вызвал кого–то, чтобы сняли показания о неисправности. Молодой парень лет двадцати пяти, минут через десять стоял у меня на пороге, он как–то странно зашел, огляделся, посмотрел на меня и принялся смотреть устройство. Охранник ушел, сказал, что еще других нужно проверить.
— «Что с сигналкой»? — устало спросил я.
— «С ней все хорошо» — так же спокойно ответил он.
— «А почему тогда она сработала»?
— «Почувствовала проникновение» — все так же невозмутимо говорил он, а я невольно вспомнил свой кошмар и не понятные явления.
— «А что именно, если я тут один»? – я стал раздражаться, парень осмотрел меня, потом пробежал глазами по комнате, стало не по себе.
— «Я если скажу, вы не поверите» — он в упор смотрел на меня.
— «Попробуй» — я напрягся, как–то слишком это было подозрительно.
— «Тут хорошо идут ультразвуки, которые ловят любые частоты, и у вас они зашкаливают» — он указал на показатели прибора.
– «Вы не заметили ничего необычного»? – он прищурился.
— «Например»? – я попытался ответить холодно, но голос сам дрогнул.
— «Кошмары не мучают» — уже серьезно спросил он.
— «Дай угадаю, приведения»? – меня прям, как переклинило, и стало доходить.
– «У вас тут секта что ли, пробираться в квартиру, делать всякие эффекты, пугать людей, а потом, как в битве экстрасенсов изгонять будем, и сколько там стоит изгнать–то»? – я кипел от злости, а парень смотрел на меня выпучив глаза.
— «Кого изгонять? Какая битва»? – он явно не понимал, о чем я.
— «Ты спросил про кошмары, да, был и очень реальный, потом приходит охрана, а теперь ты, и намекаешь на то, что тут все плохо, и как я должен это понимать»? – я терял терпение.
— «Ясно» — он встал и посмотрел на меня.
— «Слушай, я не знаю про битву какую–то там, но тебе скажу так, лучше валить с этого дома в целом. Сколько тут пустых квартир, которые изначально были заселены полностью, цена на эту высотку упала, а что стало с другими хозяевами, и почему те, кто тут остались ходят, как не от мира сего, словно им бабочек в голову напихали, а они рады» — он тоже явно злился.
— «И»? – я все же не понял, о чем он именно.
— «Когда наступит полночь – увидишь, о кстати через три часа, на, звони если, что»? – он протянул мне визитку, там был просто номер телефона и все, ни имени ничего.
— «И ты придешь меня спасать, как супергерой» — я посмеялся.
— «Я не супергерой, и уж тем более не горю желанием в это лезть, мой брат умер тут, в соседней квартире, сказали самоубийство, как и большинство, а я не верю, он говорил о кошмарах, я поставил в сигналки ультразвук, чтобы они реагировали на все виды колебаний, и мне вообще плевать на тебя, я хочу выяснить правду, я должен знать, что убило его» — он смотрел на меня со злостью, и видно было, как тяжело ему давалось такое признание.
— «Так может останешься тут, вместе посмотрим и убедимся»? – вот что–то мне внутри подсказывало, что парень не врет.
— «Судя по тому, как тебе сейчас хреново, то ты уже, что–то видел, стал бы ты приглашать кого–то к себе»? – он усмехнулся.
— «Пошли» — серьезно сказал я. Парень прошел за мной, я откинул покрывало, где лежал нож, но его там не было.
— «Это, что»? – он как–то не хорошо от меня отошел.
— «Тут был нож, я мальчиками не интересуюсь» — я закатил глаза, современный мир, куда мы катимся.
— «Ну мало ли, сейчас не разберешь ху из ху» — он посмеялся.
— «Тут был нож, в крови, а теперь даже следа нет» — я злился, может у меня просто переутомляемость.
— «Спокойно, разберемся, хотя обычно жильцы живут спокойно месяц или неделю, а ты только вроде заехал» — он посмотрел на меня.
— «Да, я только сегодня заехал сюда, но ничего такого до этого не слышал от рабочих, чтобы что–то было не так» — тут жили рабочие на время ремонта.
— «Все равно странно, рабочие тут пока строили, тоже много горя хапнули, земля тут плохая» — он прошел и присел в кресло.
— «Можно кофе, просто тут запах вкусный стоит» — он так скромно пожал плечами.
— «Угощайся, раз уж мы сегодня проводим бредовые эксперименты, то думаю, что стоит даже перекусить, готовить не охота, можно сделать доставку, мак или бургер, можно и пиццу» — я тоже пожал плечами.
— «Давай, я скинусь, не бедствую» — парень оживился и полез в телефон.
— «Да я не к тому, просто, как вариант, не будем же мы тупо сидеть и ждать дерьма» — мы посмеялись.
Заказали себе фаст фуд, сварили по больше кофе, Тимур (мы все же представились друг другу), стал устанавливать какие–то датчики, и напрягало нас только одно место – кровать. Ни один датчик не хотел включаться в отличии от других мест.
— «Странная хрень» — он как–то не хорошо посмотрел на кровать.
— «Знаешь, я вот думаю, и мои мысли мне не нравятся вообще» — я как–то сделал шаг от кровати, он тоже.
— «Мы тут уже давно не одни» — сказал в полушепот парень.
— «Да» — и мы переглянулись, эта очень напрягало.
— «Есть идея, мы поставим вокруг кровати, там, где датчик ловит, и окружим, и если датчик потухнет, то будем знать, что это что–то вышло за пределы» — только он договорил, как все датчики в его руках стали вибрировать и искрить, он кинул их на кровать и они просто бабахнули.
— «Я предлагаю» — и показал ему глазами на дверь, он кивнул.
Мы пулей кинулись к двери, она заклинила, и почему–то меня это вообще не удивило, ловушка захлопнулась.
— «Попались» — сказал я и посмотрел на него.
— «Тупо и глупо» — выдохнул Тимур.
— «Что теперь»? – я был вообще не рад такой перспективе.
— «Ждать и быть на чеку» — он посмотрел на кровать и замер, там снова появился нож, и нам это не понравилось.
Мистические историиКровать стала пропитываться кровью с ножа. Мы отошли от кровати подальше, я сел на стул и протянулся к кружке с кофе, Тимур сел напротив меня, в руках был прибор, который стал пищать.
— «Это плохо»? – я занервничал, он кивнул.
— «Думаю, что да» — он отпил кофе.
Мы сидели, как два столба и уже давились кофе, оглядываясь по сторонам и наблюдая за прибором, который то утихал, то снова пищал и перегревался. Любой шорох и мы, как ужаленные подскакивали, это стало походить на паранойю, все внутри сжималось от страха.
— «Юр, у меня есть идея, пока мы так тупо сидим, то я заметил, что нас еще не могут тронуть, до полуночи есть час, а значит пока, что нас только пугают» — Тимур, как–то оживился.
— «Тим, а чему ты радуешься»? – я как – то не разделял его радости.
— «У нас есть целый час попытаться понять, пока нас только пугают» — он огляделся, и словно ему в подтверждение около нас щелкнула задвижка в душ.
— «А нам дадут выяснить»? – я как–то был настроен более скептически.
— «Помешать явно хотят, но лучше попытаться, раз уж я теперь тоже тут» — он обвел комнату глазами.
— «Хорошо, давай» — я сдался, он все же прав, попытаться мы должны.
— «Тогда будем проверять» — как–то немного истерично сказал он, усмехаясь.
План был полным говном, грубо, но откровенно, мы по очереди подходили ко всем дверям, душ, туалет, выход и лоджия, они захлопывались перед нашим носом, Тимуру даже прищемило слегка палец, вовремя успел выдернуть. Мы подошли к кровати, прибор стал судорожно пищать, внутри сердце выпрыгивало от страха, я почувствовал холод, он тоже. На счет три мы прыгнули на кровать, и нас отшвырнуло оттуда. Я ударился об стену, благо не сломал себе вроде ничего, Тимур ободрал бочину об стул, который зацепил в полете.
— «Значит там, что–то или произошло или кто–то поселился» — он, кряхтя и прихрамывая подошел ко мне.
— «А может мы тут кому–то мешаем»? – специально громко сказал я, стоило проверить.
– «Так мы бы ушли и не лезли» — и сделал такой наивный вид.
Входная дверь хлопнула и с треском ударилась об стену, приборы зашумели, вокруг стало холодно, а потом мы просто, как в тумане увидели чей–то силуэт и руку, что указывала на дверь. Не сговариваясь мы просто выскочили из квартиры, дверь сразу захлопнулась за нами. Видимо думали мы одинаково, раз решили просто валить из самого здания. Запыхавшись мы прибежали на подземную парковку, до полуночи оставалось минут пять, мы запрыгнули ко мне в машину, и поехали, но не успели, парковка заблокировала двери, и мы остались взаперти.
— «Блин» — я выругался, это был единственный и такой хороший способ свалить.
— «Так спокойно, мы вышли из квартиры, что уже хорошо, возможно у нас есть шанс спастись, стоит затаиться и не привлекать к себе внимание, отключай телефон и другие приборы, что издают волны, сеть все равно пропала, фонари у нас есть, так что будем выбираться, как сможем».
— Тимур был явно напряжен.
— «Понял, у меня под сиденьями есть две железных биты, перцовый баллончик и травмат» — я доставал свои сокровища, а Тимур удивленно смотрел на меня.
— «У меня есть лицензия, я вырос в не очень хорошем районе, поэтому привык к разным видам неожиданностей, так что бери и не парься» — я тяжело вздохнул.
— «Да без проблем, у меня тоже не пустые руки, думал испугаешься просто» — парень снял свой рюкзак, который кстати не снимал до этого вообще.
– «Вот теперь мой тайник, тут есть все, что может пригодиться, я новичок, поэтому взял все, что смог найти. Тут есть амулеты, святая вода, серебряные кресты, железные пули для револьвера из серебра, его кстати было сложно найти, мало их осталось, еще есть молитвенник и бестиарий, а также дрова из осины, колы так и не подточил, розжиг для шашлыка, и зажигалка на бензине, а также серебряные кастеты, и самодельные кольчуги из серебра, мини дымовушки, сам делал» — парень явно был горд, а я офигивал.
— «А ты я смотрю очень подстраховался» — как–то я мало верил в эффективность всего ассортимента.
— «Я не особо верю в сверхъестественное, но что–то внутри меня просто кричит о том, что я должен принять этот факт, я не мог пойти в полицию и сказать об этом, да и никто не поверит, для всех это несчастный случай, и все что я мог найти в книгах или в инете, вот собрал, только на все денег не хватит, там был большой выбор, но основное я приобрел» — он словно пытался разжевать мне, как ребенку.
— «Еще утром я бы тебя послал, сейчас готов верить» — я взял одну кольчугу, она была не сильно тяжелой.
— «Спасибо, даже рад как–то, что не один теперь» — он посмеялся.
— «Лучше бы мы познакомились не так, но выбора нет, если все будет ок, то приглашаю выпить и затусить с дамами» — я отчего–то решил, что мы будем обязаны отметить, даже если это все окажется чьей–то тупой шуткой.
— «Идет» — парень кивнул.
Мы нацепили на себя все снаряжение и выглядели, как сталкеры из старой игры или что–то вроде ассасинов (см. Кто такие ассасины). Никогда бы не подумал, что буду сравнивать себя с героями этих игр, хотя мы словно в игре FEAR (страх), там было жутко, когда я играл, правда мне было лет тринадцать и я боялся ее проходить, так кстати и не прошел. Как можно тише мы вышли из машины, вокруг было тихо, но не как это обычно бывает, а словно эта тишина давила на нас.
— «Нам нужно пройти к охране, как–то же они здесь работают»? – я вспомнил, что охранники одни и те-же.
— «Согласен, только стоит быть осторожными, мы же не знаем почему они целые остаются, вдруг замешаны» — Тимур выдал логичную версию, и я просто молча кивнул.
Мы прошли до поста охраны, перебегая по мертвым зонам, дожидаясь, когда камеры повернуться, было не просто, боялись упустить хоть одну, хуже всего то, что и в этом случае мы не были уверены. В будке охраны работал телевизор, но постояв минут десять мы поняли, что сюжет крутится один и тот же, как на повторе, рискнули посмотреть в окно. Охранник сидел и смотрел в экран, словно он был туда приклеен, ни мимики, ничего, спокойное размеренное дыхание и пустой безразличный взгляд в экран. Мурашки пробежали по телу, я вздрогнул, охранник резко втянул носом воздух и подскочил с места, мы резко дернули за будку. Он вышел из нее держа в руках нож, и пошел между машинами, в этот момент у меня словно сердце биться перестало, пальцы на ногах свело судорогой, и стало покалывать, я сдерживал себя, чтобы не упасть.

Тимур явно заметил, что со мной что–то не так, я указал на ноги, он аккуратно и тихо сел и стал кулаком проминать пальцы через кроссовки, меня стало меньше трясти, он показал глазами на открытую дверь, что вела в подвал. Ночью в подвал, это самая глупая идея, но это был единственный выход, чтобы нас не заметили. Когда камеры снова отвернулись, и послышались приближающиеся шаги, мы резко дернулись в подвал, дверь трогать не стали, мало ли что, да и какой – никакой, а выход. Света конечно же не было, запах сырости щипал в носу, мы старались идти незаметно, даже фонари не рискнули включить, подвал оказался огромным, и вскоре мы услышали шум, точнее голоса, что доносились до нас.
— «Думаешь стоить идти на голоса»? – еле слышно спросил я.
— «Не уверен, но выхода нет» — так же чуть слышно ответил Тимур.
Мы нехотя пошли туда, откуда доносились голоса, они становились более четкими, и мы остановились, чтобы прислушаться.
— «Тебе нужно было лучше загадывать свои желания» — противный скрипучий голос принадлежал явно мужчине, рядом кто–то всхлипывал, похоже это был ребенок или подросток, девушка скорее всего.
— «Я не могу больше, я хочу уйти» — голос был явно слабым и измученным.
— «Пока я не соберу столько, сколько мне нужно ты будешь это делать» — угроза была явной, а разобрать, о чем они было сложно.
— «Тебе мало того, что ты уже имеешь»? – снова слабый голос.
— «Мне нужно больше, чтобы этот дом стал просто накопителем проблем, и я должен контролировать каждую неупокоенную сущность.
— «Ты не сможешь их контролировать, они не трогают тебя пока ты их кормишь, но ими нельзя управлять» — измученный голос был явно напуган.
— «Я смогу все, я буду кормить их столько, сколько потребуется, я не просто так выбрал это место для застройки, и пожертвовал столькими жизнями рабочих» — хриплый голос закашлялся.
— «Ты хочешь жить вечно, но никто не может» — все же голос был женский, просто очень слабый и тонкий.
— «Я смогу все, а теперь иди и убей, они хотят есть» — мужчина был явно раздражен и зол.
— «Я не могу, прошу тебя отпусти меня, ты не знаешь, что творишь» — голос стал еще более испуганным.
— «Я знаю» — снова этот хриплый голос.
— «Ты уже сам не жилец, ты же больше не человек» — послышались новые всхлипы.
— «Я ненавижу людей, они смертны и беспомощны» — ого, кто–то явно не рад людям.
— «Ты был рожден человеком, но тебе стало мало» — послышались ноты презрения.
— «Плевать, я размещу в себе столько душ, сколько смогу и буду уничтожать каждого, кого не посчитаю достойным.
— «Ты же убил даже своих детей» — у девушки явно был страх и истерика.
— «Плевать, слабаки, что попытались меня остановить, а могли бы править со мной» — снова кашель.
— «Они разрушают тебя, ты сам скоро просто станешь стеной этого дома» — я не понимал этого бреда, но внутри меня все застывало от ужаса, убил детей.
— «Я не буду стеной, я буду им самим, я буду поглощать каждого, кто будет достаточно силен, чтобы я мог существовать в разных формах, я приду к этому, и ты мне поможешь, иначе я найду твою семью и сделаю с ними тоже самое, что и с тобой» — задыхаясь и хрипя мужик перешел на крик.
Разговор умолк, кто–то ходил из стороны в сторону, редкий, но сильный кашель словно резал по ушам наждачкой, а потом резко остановился и стал тяжело дышать носом, мы с Тимуром напряглись.
— «Так, так, так, а у нас тут ужин и сам пожаловал» — он так противно рассмеялся, что внутри все органы скукожились.
Звуки исчезли, вокруг зажегся свет, а на против нас стояла та девушка, что я уже видел у себя в квартире, а рядом клубился туман.

Страшные истории— «Это что за хрень» — вопрос сам собой вырвался из меня.
— «Я догадывался, но не верил вот в это» — сказал Тимур не менее испуганно.
— «Что теперь»? – я не сводил глаз с этой, этой, призрак, или кто это.
— «Не знаю, бежим»? – как–то в истерики и не к месту он усмехнулся.
— «Уже уходите»? – на свет вышел мужик, видок его был так себе, рваная рубашка, грязные штаны, а нет, они в крови, запах гнили и чего–то протухшего, ударил в нос. Он медленно приближался к нам, его глаза были безумными, тело было словно высохшим, кости, обтянутые почти прозрачной кожей, и он еле – еле двигался.
— «Вы кто»? – я крепче сжал биту в руке.
— «Я тот, кто вас будет есть» — так спокойно ответил и щелкнул пальцами.
Вот это вот приведение стало смотреть мне в глаза, в груди снова появилась боль, она стала медленно открывать рот, а я уже помнил, что это значит.
— «Не дай ей рот открыть» — задыхаясь прокряхтел я Тимуру.
Тот не сразу понял, но быстро сообразил и стал просто стрелять вот в эту сущность, но ей было все равно, а вот мужику нет, он завопил, и из него потекла кровь. Значит они как–то связаны.
— «Пали по нему» — я уже чувствовал, как внутри меня все закипает и готово вывернуть меня на изнанку. Тимур молча стал стрелять по мужику, попадал он четко, но тот все равно шел. Хотя хрипел и явно ему было больно. Я насколько смог кинул биту в эту сущность, и она прошла через ее голову, мужик взвыл, бита застряла у него в голове, выпустив при этом его мозг, ОХРЕНЕТЬ, это было так противно, бита даже не острый предмет и это было просто кошмарно. Но он продолжал медленно шаркать ногами. Тимур достал святую воду и стал брызгать ей во все стороны, на себя, на них, на меня, старика. Эту тварь и меня обожгло.
— «Тим. Эта сука со мной связана, мне больно от воды, лей на меня» — глупо, страшно и на хрен я вообще это сделал, но Тим долго не думал, просто стал лить на меня. Меня словно кислотой обливали, а потом стало очень холодно и снова на моем плече была чья–то рука.
— «Какого хрена» — выругался Тим и хотел, что–то там сделать.
— «Я помогу» — мягкий женский голос крепко сжал мое плечо, а потом закричал мне в ухо – «ПРОСНИСЬ».
Я содрогнулся, внутри меня просто все словно взрывалось, Тимур подсочил ко мне, и закрыл руками мои уши, а свою голову вжал между колен, но даже так мы слышали крик, такой пронизывающий, болезненный, холодный. У меня никогда не было ни каких приступов, но сейчас мое тело словно ударило разрядом, так, что я просто стал лихорадить и дрожать, как припадочный. Тимура скрутило и он стал блевать и изливаться кровью, его глаза покраснели, а крик застыл в горле, но я отчетливо чувствовал и слышал его. На какое–то мгновение все утихло, а потом снова в моих ушах до потери сознания: «ПРОСНИСЬ», я вздрогнул и провалился снова.

В себя я пришел не сразу, все тело болело, открыл глаза и просто офигел, я был в своей машине, Тимур лежал на заднем сиденье, мы оба были в крови. Я посмотрел на него внимательно, парень, что был брюнетом, со смуглой кожей стал, как альбинос, седые волосы, бледная кожа. Я посмотрел на себя в зеркало, и ужаснулся, полностью седая голова, синяки под глазами, и выглядел я не менее бледным.
— «Тимур» — я потряс парня за плечо, стало страшно, он слабо дышал.
Тимур зашевелился и кажется стал приходить в себя.
— «Юра» — почти внятно произнес – «Где мы»? – он попытался приподняться.
— «В машине у меня» — я выдохнул, он жив.
— «Ты»? – он округлил глаза, я кивнул.
— «Да, ты тоже бледный и седой» — я откинулся на спинку сиденья.
— «Охренеть» — прокомментировал он.
— «Согласен» — мы вышли из машины и еле держались на ногах.
В квартиру было страшно идти, но нужно, охранник испуганно смотрел на нас, если бы он знал, чем он сам ночью занят, а может и знает. Мы прошли в квартиру, там словно ураган прошелся и нож лежал на прежнем месте. Молча и без раздумий я собрал все необходимое, Тимур поднял единственный уцелевший датчик.
— «Стоит просмотреть, тут есть запись» — он тяжело вздохнул.
— «Только не тут, надо подумать где я пока остановлюсь.
— «Я снимаю комнату в коммуналке, там еще одна сдается, всего их четыре» — он посмотрел на меня.
— «Пошли, тут я все равно не останусь, а крыша над головой нужна.
Мы вышли, в руках была ужасная боль, хотя раньше моя спортивная сумка даже с более тяжелыми вещами не была такой проблемой. Я обернулся, на окне появилась надпись: «ПОМОГИ», я вздрогнул, Тимур тоже. Мы закрыли двери и уехали от этого проклятого дома. Что там происходит и как это все началось вообще не ясно, кто нам помог, и помог ли, желания возвращаться не было. Уезжая, на повороте я поднял глаза на свое окно, и увидел силуэт чей–то, но готов поклясться, что это был тот мужик, холод прошелся по телу, самым болезненным ощущением.
— «Давай гони» — крикнул Тимур, у него из носа пошла кровь, и пока здание не скрылось, он не мог ее остановить, а потом словно, что–то почувствовал, достал нож, и просто отхреначил себе палец, я заорал и свернул на дорогу.
— «Какого ты творишь»? – вид у него был побитый.
— «Он был словно присоединен, поехали в больницу, я просто почувствовал, что словно нить напряглась какая–то из меня, испугался, что он за нами потащится, я не знаю блин» — он был испуган, осматривал себя и меня.
В больнице ему помогли остановить кровотечение и зашили рану, ампутировав остатки пальца, я долго не мог прийти в себя, на нас так косо смотрели, два седых парня, которым нет и тридцати. Добравшись до нового жилища, мы завалились спать, хотя было страшно, поэтому каждый положил себе под подушку что–то для обороны и воду, хотя понимали, что нам это если что мало поможет. На удивление, больше ничего такого не происходило, запись мы не включали, боялись, стали искать всевозможные зацепки, но почти ничего не было. Я не знаю, сможем ли мы туда вернуться, квартиру я выставил на продажу, совесть меня мучала, но я хотел это скинуть со своих плеч и больше никогда не вспоминать, Тимур тоже старался не думать об этом, но теперь многое нам казалось странным, словно глаза открылись на этот мир.


автор: SMS

ред. shtorm777.ru