Бочкарева Мария Леонтьевна

Бочкарева Мария Леонтьевна

Бочкарева (урожденная Фролкова) Мария Леонтьевна (рожд. июль 1889 г. – смерть 16 мая 1920 г.) – принимала участие в Первой мировой войне. Кавалер Георгиевского креста. В 1917 году была инициатором создания женских батальонов, в октябре становится командиром батальона, охранявшего Зимний дворец в Петрограде. Во времена Гражданской войны в России, в Добровольческой армии, потом в армии адмирала Колчака. Расстреляна большевиками.

Ранние годы

Мария Фролкова родилась в селе Никольском Новгородской губернии. Когда Маше исполнилось 15 лет, она убежала из родного дома вместе с Афанасием Бочкаревым, будущим мужем. Семейная жизнь не получилась, и Мария ушла от мужа к мяснику Якову Буку. Когда в 1912 году Якова арестовали за разбой и отправили на поселение в Сибирь, Мария последовала за ним. Вполне вероятно, что ей было суждено прожить заурядную жизнь жены ссыльного, если бы не Первая мировая война 1914–1918 годов.


На войну с личного разрешения Николая II

Сразу после начала войны Мария Бочкарева решила попасть на фронт и попыталась записаться в ряды 24-го резервного батальона, квартировавшего в Томске. Но ей в этом отказали, посоветовав идти на фронт сестрой милосердия. И тогда девушка решилась обратиться к Николаю II с просьбой разрешить ей воевать. Телеграмма в Петроград была отправлена на последние деньги. Ответ неожиданно оказался положительным, и Мария начала службу в рядах 28-го пехотного Полоцкого полка.

Насмешки сослуживцев в скором времени прекратились — девушка зарекомендовала себя отличным солдатом, завоевала общее уважение, за храбрость была удостоена Георгиевского креста IV степени, так-же была награждена Георгиевскими медалями 3-х степеней, произведена в старшие унтер-офицеры. В то время за ней закрепилось прозвище «Яшка», в память о ее незадачливом спутнике жизни.

1-й Женский батальон смерти

Всероссийской знаменитостью М. Л. Бочкарева стала уже после Февральской революции 1917 г. Ей было предложено возглавить уникальную часть русской армии — 1-й Женский батальон смерти.

В воззвании Московского женского союза было сказано: «Ни один народ в мире не доходил до такого позора, чтобы вместо мужчин-дезертиров шли на фронт слабые женщины. Ведь это равносильно избиению будущего поколения своего народа… Женская рать будет тою живою водой, которая заставит очнуться русского старого богатыря».

1917 год, 21 июня – состоялись торжественные проводы батальона на фронт. Женский отряд из 200 человек был включен в структуру 525-го пехотного Кюрюк-Даринского полка (132-я пехотная дивизия, 10-я армия).

Бочкарева Мария Леонтьевна-1

1-му Женскому батальону было выдано обыкновенное обмундирование армейской пехоты, без каких-либо скидок на пол солдат, с красно-черным «ударным» шевроном на правом рукаве. Погоны были единственным отличием, по белому полю которых вертикально шла красно-черная ленточка. Красный цвет символизировал революцию, черный — нежелание жить, если погибнет Отечество.

На фронте девушки были вынуждены отбиваться от солдат: многие воспринимали женское пополнение исключительно как легальных проституток. Проститутки, которые сопровождали армию, зачастую переодевались в военную амуницию, так что форма девушек никого не останавливала. Их боевое расположение осаждали сотни однополчан, не сомневавшихся, что к ним прибыл официальный бордель.

Однако так было до первых сражений.

1917 год, 9 июля – батальон принял первое боевое крещение. Тогда во время Кревской наступательной операции женщины принимали участие в обороне Новоспасского леса, находящегося неподалеку от местечка Крево. Выбив из леса немцев, русская пехота смогла закрепиться на его опушке. Но благодаря революционной пропаганде, большинство солдат просто оставили позиции и… ушли в тыл продавать трофейное барахло. Новоспасский лес осталась удерживать горстка верных долгу. К рассвету 10 июля некоторые полки 1-го Сибирского корпуса насчитывали в лучшем случае по 200, в худшем — по 70 человек. Среди них был и 1-й Женский батальон под командованием прапорщика М. Л. Бочкаревой.

Особенности “Батальона смерти”

Что же представляла из себя тогда воинская часть, созданная Марией Бочкаревой. «Женский батальон смерти» — так принято его называть — в соответствии с законом, считался самостоятельной воинской частью и был приравнен по своему статусу к полку.

Общая численность батальона была 1000 человек. Офицерский состав был полностью укомплектован из мужчин, при этом все они были опытные командиры, прошедшие фронты Первой мировой.

В женском батальоне было много образованных женщин ― учащихся и выпускниц Бестужевских курсов, у трети из них было среднее образование. Такими показателями тогда не могло похвастаться ни одно из мужских подразделений. Среди «ударниц» ― так их прозвали ― были представительницы всех слоев общества ― от крестьянки до аристократки.

Бочкарева Мария Леонтьевна-2

Командир женского батальона смерти Мария Бочкарева установила в своем подразделении железную дисциплину и строжайшую субординацию. Подъем был в 5 утра, и на протяжении всего дня до десяти часов вечера был заполнен постоянными занятиями, прерываемыми только на короткий отдых. Многие женщины, как правило из обеспеченных семей, с трудом привыкали к простой солдатской еде и жесткому распорядку. Однако не это было для них самой большой трудностью.

Известный факт, что в скором времени на имя Верховного Главнокомандующего начали приходить жалобы на грубость и самоуправство со стороны их командира. Были указаны даже факты рукоприкладства. Кроме этого, Бочкарева строго запретила появляться в расположении ее женского батальона политическим агитаторам, представителям разных партийных организаций, что было прямым нарушением порядка, установленного Февральской революцией. В результате массовых недовольств 250 «ударниц» ушли от Марии и примкнули к другому формированию.

В первых рядах

В отличие от многих солдат-мужчин женщины смогли проявить себя в бою геройски. За 9–10 июля кюрюк-даринцы отразили 14 вражеских атак, несколько раз контратаковали и, согласно свидетельствам офицеров полка, женщины-солдаты всегда были в первых рядах. Полковник В. И. Закржевский, которому подчинялся женский батальон, докладывал: «Отряд Бочкаревой вел себя в бою геройски, все время в передовой линии, нес службу наравне с солдатами. При атаке немцев по своему почину бросился как один в контратаку; подносили патроны, ходили в секреты, а некоторые в разведку; своей работой, женский батальон смерти, подавал пример храбрости, мужества и спокойствия, поднимал дух солдат и доказал, что каждая из этих женщин-героев достойна звания воина Русской Революционной армии».

Прапорщик Бочкарева умело и хладнокровно командовала своими подчиненными, в бою была ранена и контужена. За бой 9–10 июля прапорщик М. Л. Бочкарева была представлена к Георгиевскому оружию, но была удостоена лишь чина подпоручика.

Вернувшись из госпиталя Мария Бочкарева застала мрачную картину – выжившие ударницы бочкаревского батальона уже не могли служить примером для вдохновения солдат – армия продолжала разлагаться. Больше в активных боевых действиях батальон не принимал участия. В историю Первой мировой войны батальон вошел как единственная женская часть, которая под началом женщины-офицера воевала на российско-германском фронте.

После Октябрьского революции Бочкарева, по указанию Советской власти, была вынуждена распустить по домам свой батальон, а сама вновь направилась в Петроград.

Бочкарева Мария Леонтьевна-3

Арест и приговор

Дальнейшая судьба Марии Бочкаревой оказалась драматичной. Мария попыталась использовать свою популярность в общественных целях, совершила поездки по Америке и Европе, убеждая ведущих политиков оказывать финансовую помощь антибольшевистским силам в России. Но ни одного начинания Марии Леонтьевны не было доведено до конца.

1920 год, 7 января – Марию арестовали. Никаких явных доказательств ее реальной “контрреволюционной деятельности” не смогли доказать, в боевых действиях против Красной армии Бочкарева участия не принимала. В результате, Особый отдел 5-й Армии вынес постановление: “Для большей информации дело, вместе с личностью обвиняемой, направить в Особый отдел ВЧК в г. Москву”. Может быть, исход этого дела и мог быть благополучным, если учитывать что постановлением ВЦИК и СНК смертную казнь в РСФСР в очередной раз отменили.

Однако, к несчастью, тут в Сибирь прибыл заместитель начальника Особого отдела ВЧК И.П. Павлуновский, наделенный Феликсом Дзержинским чрезвычайными полномочиями. Высокопоставленный московский представитель не понял, что же могло смутить местных чекистов в деле этой явной «контры». На постановлении он написал краткую резолюцию: “Бочкареву Марию Леонтьевну – расстрелять”. 1920 год, 16 мая – приговор привели в исполнение. “Русской Жанне д’Арк” шел тридцать первый год.

1992 год – Марию Бочкареву реабилитировали. Но в заключении прокуратуры России о ее реабилитации сказано, что свидетельств ее расстрела нет.

 

 


 

ред. shtorm777.ru