Заработок в интернете без вложений

Голос в голове (Мистические истории)

Вспомните свое детство, что там было? Правильно, нет одинаковых ответов, у каждого оно свое, но есть одно точнее утверждение, что каждый из нас хотел бы иногда пошалить, сделать какую – нибудь там шутку, или что – то похожее, и если нам детям было смешно, то взрослые часто ругали за это и говорили, что мы пакостим… Так вот, я был самым скромным мальчиком, о пакостях старался даже не думать, так как знал – попадет. Родители были слишком строгими, поэтому лишний раз я думал о последствиях, и всегда отодвигал все свое желание пакостить, дабы потом не получить по мягкому месту за проделки, и в тайне завидовал тем, кто мог рискнуть выпустить какую – нибудь шуточку, но если бы я тогда знал, что весь удерживаемый во мне порыв вырвется, то, наверное, хотя нет, даже тогда бы еще побоялся родителей.

Мне было 13 лет, зовут меня Леня, в тот ужасный для меня год все это и началось. Я, как сейчас помню, что до конца учебы оставалось всего две недели, а еще через месяц мне исполнялось 14. Я особо не радовался, бабушек и дедушек нет, на каникулах дома вместо домохозяйки. Отец и мать всегда считали, что, приучив меня сейчас, не будет проблем в дальнейшем. Я сидел на уроке по географии, и старался не уснуть, как сделало уже большинство одноклассников, нужно было все запомнить, чтобы потом написать тест, а я к слову круглый отличник, так что такого удовольствия позволить себе не мог. Учительница к слову, сама уже зевала и кажется засыпала, а ведь от урока прошло всего – то 15 минут, что явно не радовало.


В какой – то момент я почувствовал странное ощущение, словно я вот–вот выверну весь свой обед на парту, голова стала кружиться, я поднял руку, чтобы выйти, но даже не успел сказать слова, как ноги подкосились, и я улетел.
— «Леонид, Леня, Марков, что с тобой»? – испуганный голос географички возвращал меня в реальность.
— «Простите, мне, я, я не знаю» — пытался собрать не то что слова, буквы хоть в какие–то слова.
По всему телу ощущалась тяжесть, и какое–то противное чувство, словно мне страшно или я зол.
— «Так срочно к медсестре, пойдем» — она помогла мне встать, одноклассники смотрели на меня с неким испугом и любопытством.
Медсестра осмотрела меня, покачала своей седой головой, и сказала, что нужно вызвать родителей, и я испугался.
— «Я же ничего плохого не сделал»? – я стоял и боялся, а почему боялся, сам не знаю.
— «Никто не говорит, что ты что–то сделал плохое, просто у тебя слишком сильно упало давление, а это не хорошо, да и бледный вон какой, нужно чтобы родители тебя забрали домой» — спокойно сказала медсестра.
— «Х–хорошо» — слегка заикаясь пробубнил я.
Мать приехала через час, выслушала советы медсестры, и мы пошли домой.
— «Ты заболел»? – спросила она.
— «Нет» — покачал головой.
— «А что тогда»? – она резко остановилась.
— «Не знаю, просто стало плохо» — как–то виновато ответил я.
— «Просто стало плохо, просто не бывает» — мама повысила голос – «Ты бегал, прыгал, что нужно было сделать, чтобы аж плохо стало, а»? – мама перешла на крик – «Я вкалываю, а ты бездельник, вот придет отец, пусть сам с тобой разбирается» — тащила она меня за руку.
Вечером, как и ожидалось, когда пришел отец, я получил по самое не хочу, мне высказали всю мою бесполезность, обидно, я же всего ребенок, хоть и почти подросток, но я благодарил родителей уже хотя бы за то, что я не ходил в обносках, ел нормально и они не были алкашами, поэтому на судьбу не жаловался. Но вот вечером перед сном, мне снова стало плохо.
— «Ма–ма» — прохрипел я, выползая на кухню, все вокруг меня словно закружилось.
— «Леня» — крикнула мама. Отец, что–то говорил, но я не мог разобрать ничего, все стало сливаться так, словно я мешаю цвета и все поплыло и я опять провалился куда–то, но в этот раз я был не один… «Хахаха…вот ты и пришел ко мне мальчик» — все внутри меня словно встало колом. — «Кто вы»? – я пытался разглядеть говорящего, то что у него детский голосок не сильно успокаивало.
— «Яяяя» — протянул этот некто – «Я теперь ты» — посмеялся звонко.
— «Не понимаю» — сказал я.
— «Потом поймешь» — он снова посмеялся – «А как тебя зовут»? – спросил он.
— «Леонид» — сказал я.
— «Спасибо Леонид, спасибо» — уже не детским, а каким–то шипящим голосом сказал он и расхохотался так, что я слышал раскаты грома.
Мою грудная клетка словно тиски сдавила легкие, и я полетел, снова. Придя в себя, я не сразу понял, что вообще происходит, но по потолку стало ясно, что я дома. Около меня сидел врач, и что–то писал.

— «Очнулся молодой человек»? – посмотрел он на меня.
Я только хотел ему ответить, как в голове вспыхнул голос, но не мой. «Ооо, и шарлатаны пожаловали» — не успел я даже испугаться, как услышал звук бьющегося стекла, повернул голову, а там мама стоит, бледная.
— «Леонид, ты что, так же нельзя» — она смотрела на меня с огромно распахнутыми от удивления или ужаса глазами – «Это тебе не школьные друзья, это врач, а не, как ты там сказал «шарлатан»» — я аж воздухом подавился, вслух я такого не говорил.
— «Я думаю у вашего сына просто еще шок, поэтому он и не понимает, что говорит, сильные стрессы у мальчика были»? – спокойно и никак не отреагировав на мои слова сказал он.
— «Ему сегодня в школе плохо стало, носился по коридорам» — укоризненно сказала она.
Я хотел оправдаться, почувствовал себя, словно преступником, но очередной звон и голос в голове сломали мою волю снова. «ДОСТАЛА ТЫ МЕНЯ» — прокричал голос в голове, а вот в комнате это сказал именно мой голос и очень – очень громко, и казалось, что меня было не остановить – «БЕСИТЕ, БЕСИТЕ ВЫ ВСЕ, КТО БЕГАЛ Я? А ТЫ, ТЫ ЧТО ИЗ МЕНЯ ДЕЛАЕШЬ, А? УБОРЩИЦУ, РОДИЛА ПРИСЛУГУ СЕБЕ? А БАТЯ, ЭЭЭЙ ГДЕ БАТЯ Я ТЕБЯ СПРАШИВАЮ, ДОСТАЛИ ОБА» — как себя заткнуть я не знал, стало страшно, я все понимал, хотел сказать, что это не я, но не мог, я не мог самого себя остановить. Мама с прибежавшим отцом смотрели на меня и словно не верили ни своим ушам, ни глазам. Что бы я вообще позволил себе голос повысить, никогда, а уж высказать им что–то, это вообще не допустимо.
— «Ты что несешь»? – начал строго отец, но его перебил врач.
— «Так, стоп» — он серьезно посмотрел на отца – «У мальчика явно нервный срыв, и вы скорее всего в этом виновны, я намерен предупредить вас, что если выясниться, что–то еще, то я буду вынужден сообщить куда следует, посмотрите, как его трясет» — он приложил руку ко мне и тут же ахнул – «Да он же горит весь, срочно, срочно в больницу» — стал суетиться доктор и кому–то звонить.

Меня положили в больницу, родителей направили к психологу, чтобы они научились «правильно» говорить с ребенком, меня тоже, чтобы выяснить, что же меня так потрясло. А я уже боялся вообще открывать рот, так как не знал, что выдам на этот раз. Но это было не самым страшным, страшное началось ночью… Я лежал в палате, после моих выпадов меня на всякий случай положили одного, чтобы я мог спокойно отдохнуть от общества, но скорее всего, меня просто изолировали от других, так как я был вообще не управляем. Вечер был плохим, но радовало только одно, что вот сейчас я лягу спать, и высплюсь, и вставать не надо никуда, доктор пообещал мне, что все процедуры и анализы проведут, когда я проснусь, мне нужен отдых. И вот я уже улегся и старался думать только о хорошем, чтобы завтра моя болезнь и непонятное поведение сошли на нет. Я проснулся, но сам не понял от чего, тут же взглянул на часы, время было первый час ночи. Стало не комфортно, словно кто–то был рядом, но палата была пустой и, как мне показалось очень холодной. Я сел на кровати, осмотрелся, было очень темно и пусто. Хотел лечь уже обратно, как в моей голове снова прорезался тот голос. «Что Леонид, страшно тебе»? – усмехаясь спросил он.

— «Я схожу с ума»? – не стал я отвечать на его вопрос. «Может да, а может и нет» — прошипел он – «Вот мой тебе подарочек» — и снова расхохотался… Вокруг меня стали сужаться стены, они двигались так быстро, словно вот–вот и меня расплющит в них. Я старался сохранять спокойствие, но хватило меня максимум на минуту. Я хотел закричать, но голос словно пропал, а стены все приближались, ломая все вокруг, окна потрескались, мелкие осколки разлетались по всюду. Я кричал, но никто не приходил, неужели меня никто не слышит, никто не видит и не знает, что тут происходит. Я метнулся к двери, но тут же отскочил, она просто пропала. Старался удержать стены, но они двигались вместе со мной, кровать стала сминаться под их натиском…

ЧИТАТЬ  Комната с призраками

«Уххх…сейчас будет очень больно» — расхохотался снова голос в моей голове…
— «Зачем ты меня мучаешь»? – крикнул я.
Мне никто не ответил, я закричал и стал биться в стены, а потом услышал шаги и голоса, словно в дали, где–то там.
— «Леня, Ленечка» — это была медсестра, она поднимала меня с пола.
— «Стены, они, они раздавят нас» — я кричал и вырывался, пытался вытащить ее из палаты, а потом ее глаза почернели, и она стала смеяться и пошла на меня.
– «Нет, зачем, за что, кто вы» — она только смеялась и шла на меня…
Что произошло я не знаю, словно застывший ужас и меня пронзила боль, а потом я провалился в очередную пучину, и кроме страха ничего не ощущал. Когда я открыл глаза, то был на поляне, как в сказках, большая светлая поляна, и все в ней так ярко и красиво. Только я понимал, что это все не настоящее, я не чувствовал ни запаха, ни прохладу россы, что пытался потрогать. Сидел и мне было так себя жаль, в какой–то момент я услышал голоса родителей: «Ты никчёмный – говорила мама. «Бесполезный, бездельник» — строго сказал отец. «Только одни проблемы с тобой» — снова мама. «Зачем ты нам нужен»? – и опять голос отца.
— «Что тебе нужно от меня»? – прокричал я. «А что у тебя может быть, ты же пустое место» — вновь голос в моей голове, и прекрасная поляна превратилась в кучу гниющего мусора и сорняков, с огромными колючками.
— «Я не пустое место» — почти слезно вскричал я. «Ты жалок» — прошипел некто.
— «А ты трус» — сказал и осекся, но уже не было смысла, некто услышал меня.
— «А ты разве нет»? – прошипел он.
— «Покажись» — решил проигнорировать его вопрос, ответ я знал, да я трус, не вообще, я боялся осуждений.
— «Уверен»? – сладко пропел некто.
— «Да» — сказал я, понимая, что это я зря.
Все вокруг стало кипеть, словно кислота, внутри меня пробежали странные иголочки, и стало казаться, что стою я на гвоздях и мне очень больно. Непонятные мигания света, переходили от темноты в багровые тона, и только два темно синих глаза смотрели на меня и усмехались. А потом ко мне вышел он, тот самый некто… Красно–синие глаза, нет точной формы тела, словно огромное черное–зеленое пятно, готовое поглотить меня в любой момент. Не было чего–то ужасного, но от этого было еще больше страха, воображение то и дело подбрасывало мне в голову разные формы и ужасы, что могло сотворить со мной или родными, и в один из этих ужасов он меня и выкинул. Я сидел дома, читал книгу и услышал шаги мамы, сначала я обрадовался, все прошлое казалось мне безумным и страшным сном.
— «Мама» — позвал я ее.
— «Да Ленечка» — мама мне улыбнулась, а это значит, что у нее хорошее настроение.
— «Ты сегодня такая красивая» — сказал я, мама и правда была очень красивой.
— «Спасибо, ну я пошла» — сказала она.
— «А куда»? – спросил я.
— «Где мне самое место» — улыбнулась, распахнула окно, посмотрела на меня.
Я не сразу сообразил, а когда мама встала на подоконник, я подскочил и хотел схватить ее, но не успел. Она выпрыгнула из окна и с улыбкой полетела вниз. А потом, я увидел, как ее голова разбивается словно арбуз, а тело становиться переломанным, с торчащими костями, ребра и вовсе словно ворота раскрылись и разорвали ее грудную клетку.
— «Мама» — закричал я. Сердце сжалось от боли, я стал задыхаться, мне в глаза ударил яркий свет, я зажмурился, а когда открыл, то снова был в своей палате. Около меня сидели родители, мама плакала, а отец был бледным, его глаза слегка покраснели. Я не знал, что это, реальность или снова обман.

Мистические истории

— «Леня» — сказал врач – «Как ты»? – он что–то измерял на приборах.
— «Вы настоящие»? – спросил я.
— «Конечно, а что похожи на каких–то других»? – спросил врач.
— «Нет, просто» — не стал продолжать я.
— «Леонид, вы уже почти подросток, поэтому скрывать не стану, ваше состояние нас беспокоит, особенно после прошедшей ночи» — он тяжело посмотрел на меня – «Нам пришлось вас привязать и вкалывать лекарства, случай не самый лучший, и придется обследоваться, но уже в другой больнице» — сказал он, а я посмотрел на себя.
Руки ноги, тело, все привязано к кровати, родители виновато смотрят на меня.
— «Нет, пожалуйста, он же так убьет меня» — из глаз брызнули слезы.
— «Кто он» — спросил врач.
— «Некто».
— «Кто этот некто»? – уже спросила психолог, ее я сразу не заметил.
— «Чего пристала»? – снова этот голос и я не могу с собой совладать – «Нравиться людям мозги выворачивать, как пиявка»? – и я засмеялся, мой смех был диким и пугающим, по глазам побежали слезы, я не мог себя остановить.
— «Ты слышишь голоса»? – спросила она прямо.
— «Только один голос, и я его видел, но не могу точно описать, все размыто, а еще он хочет меня убить, и маму, и он в медсестре» — выпалил я, словно меня отпустило.
— «Он приказывает тебе говорить все это»? – она подошла ближе и тут я словно обезумел и захотелось укусить ее. Меня стали удерживать, я даже как–то умудрился вырвать руку.
— «Твой длинный поганый нос меня заставляет говорить это» — я снова расхохотался – «И вы, все вы меня достали, это нельзя, это не делай, тут не сиди, там не стой, ненавижу» — орал я – «Сдохните» — меня стало трясти, а то что было в моей голове словно наслаждалось моментом.
— «Все ясно, это явно тяжелый случай, думаю стоит выяснить все причины такого поведения» — она строго осмотрела родителей и внимательно на меня, словно и не видела тут ничего странного – «И прежде, чем отдавать ребенка в другую больницу, мы должны быть уверены, что не навредим, поэтому я проведу все необходимые процедуры, а потом скажу свое решение, а вас» — она посмотрела на родителей – «Прошу зайти ко мне, вам стоит многое мне рассказать» — она подошла ко мне и погладила меня по голове.
– «Ленечка, ты не бойся и помни, что это твой мозг болен и так он подает сигналы, все плохое – это только галлюцинации, но мы вылечим тебя и это пройдет, просто в моменты плохого думай о хорошем» — сказала она улыбаясь.
— «Сжечь тварину, сжечь, ахахаха» — я словно припадочный хотел вырваться и сжечь тут все, но не сам я, а то, что говорило за меня, и создавало весь этот хаос вокруг.
Как оказалось, медсестру я сильно расцарапал, пинался и вырывался от нее, словно я не мальчик, а дикарь, ногой сломал ей нос, женщина слава богу меня не винит, жалеет, что довели ребенка. А вот врач мне почему–то не нравился, он словно не охотно лечил меня, казалось, что испытывает отвращение, а может так и было, я уже не узнаю. С наступлением ночи, мне стало страшно, я просил, чтобы хоть кто–то остался со мной, но врач не разрешил, он сказал, что я должен побороть свой недуг, и я даже согласился с тем мнением, про шарлатана. Отвязывать меня не стали, как я не просил, сказали, что так будет лучше, но я понимал, что так они бросают меня в ловушку. Именно сейчас моя прежняя жизнь не казалась такой никчемной, трудной, но моей, а теперь я боялся, но не за себя. В моей голове, как на записанной пленке, так и проигрывалась картина того, как мать выпрыгивает из окна и разбивается, я не мог ее поймать, но очень хотел спасти, и пытался сказать себе, что это все не то, это кажется, это не мама… в какой – то момент, я почувствовал свободу, и снова оказался в той самой комнате, и мама подходила к окну.
— «Мама» — крикнул я и хотел подскочить, как она тут же подбежала к окну.
– «Стой, почему»? – спросил я.
— «Ты позорище и мне стыдно, что ты мой сын» — злобно сказала она.
— «Так может я уйду»? – спросил, я не хотел больше мучатся, говорят, что самоубийцы попадают в ад (см. Самоубийство – ад, жуткая расплата за грех), но уж лучше я там, чем она.
Ответить она не успела, как я просто подскочил и сам выпрыгнул в окно, а в моей голове был душераздирающий вопль этого «Некто».
— «Нееет» — кричал он, а я падал и почему–то улыбался…
Удара не было, крик утих, а в голове было дикое шипение и сопение одновременно, словно я разозлил дикого зверя, который теперь готов нападать на меня.
— «Думаешь вот так и все»? – сказал некто, а я открыл глаза.
На меня снова смотрели эту ужасные глаза, тело, не имеющее формы, словно пыталось поглотить меня полностью.
— «Я умер»? – спросил я.
— «Дааа» — расхохотался голос – «А я займу твое тело и буду мучить твоих родителей, мамочку и папочку, буду издеваться над ними, раз их сын такой слабак» — говорил еле слышно, но очень зло.
— «Но я же умер, а значит и ты вместе со мной, а значит ты ничего им не сделаешь» — крикнул я.
— «Чтооо»? – зашипел он – «Так ты их защищал от меняяя» — бесформенное тело стало в виде огромной змеи, потом словно огромный паук ползало по стенам.
— «Да» — сказал я, и понимал, что за это он меня сейчас попросту развеет по свету.
— «Ах ты ж сопляк» — как–то тяжело и хрипло проговорил он – «Но я сильнее, я не отпущу тебя» — сказал он и завертелся, словно вихрь – «Ты не избавишься от меня так просто» — он стал кричать, и так дико, что я готов был просто провалиться куда угодно, только бы не слышать его.

ЧИТАТЬ  Мир мистики входит в нашу жизнь

А потом я услышал скрип, словно скрипнула старая дверь, и послышался грохот, я вздрогнул, но все же обернулся. Огромный замок захлопнул дверь, не знаю почему, но мне словно стало легче дышать, я не понимал умер я или нет, но почему–то знал, что мама и папа в безопасности от меня. Утро было тяжелым, все тело болело, а я оказался развязанным, а рядом сидел мальчик.
— «Кто ты»? – хрипло спросил я.
— «Я в другой палате лежу, у меня тоже голоса в голове» — сказал он.
— «И что ты делаешь»? – спросил я, даже не уточнив, что это вообще значит.
— «Живу, лечусь, все» — сказал он и пожал плечами – «Пошли прогуляемся» — предложил он.
— «А разве нам можно»? – спросил я.
— «Не знаю, но никто не говорил, что нельзя» — он так хитро посмотрел на меня, а мне стало не по себе.
— «А что будем делать»? – я решил потянуть время.
— «Найдем кошку» — сказал он, а потом улыбнулся – «И задушим, тогда нас меньше будут мучать голоса, они успокоятся на время или укусим кого – нибудь» — он стал приближаться ко мне и схватил за руку.
– «Пошли, будет весело» — он говорил, а его глаза становились черными.
— «Ты не настоящий» — сказал я и хотел выдернуть руку, но он очень крепко в меня вцепился.
— «Ты такой же, как и я, вот увидишь, что тебе говорит твой голос»? – спросил он с таким диким любопытством.
Я только хотел ответить, как в моей голове снова произошел ужасный крик. «Убить тебя, убить и я буду рад избавиться от тебя» — кричал я ему в глаза, а смотрел на него и пытался себя остановить.
— «Я тоже хочу умереть» — сказал он и вытащил ножницы – «Но с тобой» — и кинулся.
Я перехватил его руку, а он кричал мне в лицо, его глаза по синели, до ужасного цвета, словно вот-вот и там не будет даже зрачка.
Он кричал и смеялся, что мы избранные, что нас прокляли еще в утробе матери, что мы должны расплатиться за них.
— «Я не верю тебе, ты не настоящий» — я пытался его отпихнуть, но он был явно сильнее и острием ножниц прорезал мне ногу.
Я закричал, боль была дикая, в палату вбежал врач и стал оттаскивать парня от меня. Когда его выволокли, то я решил не ждать подобной участи, не знаю, что происходит, но я решился бежать, и чем дальше от родных, тем лучше. Благодаря тому, что все были явно заняты, тем мальчиком, я нацепил кофту, скорее всего это его и пошел прочь из больницы. Сделал вид, что пошел гулять, в голове был снова этот голос, он смеялся, предлагал удушить самого себя или сжечь этот чертов сарай (это про больницу), но я сжал зубы, и шел, просто шел. Прохожие шарахались от меня, а я то и дело творил полный бред, насколько мог, то сдерживал себя, но голос не унимался.

— «Ночь, скоро наступит ночь, для твоих жутких кошмаров» — словно приторно пел он, а на меня повернулся мужик и так злостно глянул, что я просто встал с лавки и пошел дальше, но ему было мало – «Я сожру тебя всего, и ты будешь умолять меня о том, чтобы я мучил тебя снова и снова, я не успокоюсь, я покажу всем, что ты такое» — и все это я кричал и шел, бежал.
Весь день я провел, прячась толи от людей, а может быть и от самого себя. Голос то уходил, то снова издевался, рисуя в моей голове ужасные картины, как я убиваю кого–то, то меня, и так по кругу, на удивление, он больше не показывал гибель мамы, и отца не трогал. Падая без сил под одно из деревьев в заброшенном парке, я был готов выть в голос, мне было страшно. Один, без мамы и папы, непонятно где, холодно, хотелось кушать, но я не мог вернуться таким, я не мог сломать их жизни, чтобы они винили себя.
— «Хочешь я спою тебе песенку» — снова вернулся он в мою голову.
— «Кто ты»? – спросил я.
— «Ты напуган, но есть выход, научись убивать, хоть букашечку, или себя» — рассмеялся он.
— «Кто ты такой»? – спросил я снова.
— «Уууу, я тот, кто будет твоим самым страшным кошмаром, я тот, кто отравит твою жизнь теперь» — расхохотался он.
— «Почему я»? – решил, на сколько это вообще будет возможно поговорить с ним или же с самим собой.
— «Ты проклят, ты проклят еще с утробы своей матери, ты просто тот, кто должен был сдохнуть, так и не родившись» — голос веселился, а меня окутывал страх.
— «Почему»? – я не хотел верить в этот кошмар, но вся моя жизнь показывала мне, что я лишний.
— «Почему? Почему»? – диким криком он разносил мои мысли – «Твоя мать глупая курица, вот почему» — веселился этот гад.
— «Не смей» — закричал я.
— «Даааа»? – он сделал вид, что я его удивил – «Слушай тогда мальчик» — так тихо прошептал, а потом словно стал забираться под мою кожу, прямо за живо…
Я увидел маму, она куда–то шла, но была очень молодой, красивой, и счастливой. К ней подошел папа, они взялись за руки, как красиво, подумал я, никогда не видел их такими. А потом, что–то произошло, подбежала какая–то девушка, что–то кричала, и в конце крикнув, разбила какую–то вазу, а там были жуки, пауки и много земли, и ушла в слезах. Мама с отцом долго стояли и не понимали, что происходит, а потом просто ушли… а ночью, девушка вернулась к этому месту, и бросила туда бумажку, подожгла, что–то прошептала и крикнула: «Не быть тебе счастливой, моего брата извела, когда–то, теперь и сама не будешь счастлива, заберет он у тебя самое дорогое», и ушла, словно ее и не было, а за мамой с тех пор ходила тень, пока мне не исполнилось 13…
— «Я должен был умереть»? – хотя уже понимал ответ.
— «Ты и так мертв» — расхохотался он – «Ты никогда не был живым, твоя мать была беременна тобой, и ты умер» — он смеялся, а я жалобно скулил и сжимался в калачик…
Так полетели мои дни, я был бы и рад сказать, что я для всех просто пропал и меня не искали, но нет, искали, и нашли, и я снова и снова сбегал. Меня пытались вернуть в школу, чтобы мне было легче прийти в себя, но в то, что я творил не могли поверить, как это со мной случилось. Я мог кричать на учителя, или кинуть в него, или подставить подножку, все что угодно и предлагал всем начать убивать бродячих собак и смеялся, да так, что моего смеха стали бояться. Родители стали водить меня по бабкам, но те сразу закрывали свои двери, а всяким шарлатанам я устраивал ужасное представление, я выкрикивал их страхи, и их обман, кто что творили, мне было каждый раз страшно. Но потом я просто смирился и стал вести с ним разговоры, он злился, заставлял меня бунтовать, но я не мог уже, просто не хотел. Если я должен нести этот крест, то я понесу, к этому я пришел правда уже через 4 года своих страхов и мучений. В тот момент заскрипела и вторая дверь, и хлопнул третий замок, а его крик отправил меня на полгода постельной койки. Он злился, и я стал догадываться почему. «Ты жив, пока жив я, давай уничтожь меня полностью, изгони, давай же, посмотрим, что ты можешь» — однажды прошипел он.
— «Я знаю» — ответил я ему, и отрезал себе язык…а он закричал…
После этого родители заперли меня окончательно в психушку, я и по сей день тут, пишу записки, когда один. Но это бывает слишком редко, мы оба знаем, что умрем, когда с хлопнется третий замок, не знаю отчего это произошло, но я готов, а нечто кажется нет, все, что могу сказать, что я смог, я смог не убить…


автор: SMS

ред. shtorm777.ru