Княгиня Евдокия

Княгиня Евдокия

Княгиня Голицына Авдотья Ивановна, урожденная Измайлова (рожд. 4 (15) августа 1780 г. – смерть 18 (30) января 1850 г.) – супруга князя С. М. Голицына, одна из образованнейших и красивейших женщин своего времени.

Зимой в Петербурге ночи длинные. Весь февраль 1818 г. мела метель. Ветер выл на пустынных улицах. Горожане пораньше укладывались спать. И лишь огромный дом на Большой Миллионной улице каждую ночь зажигается отблеском сотен свечей. Весь Санкт-Петербург знает: здесь изволит проживать таинственная красавица — княгиня Авдотья Ивановна Голицына.

Юный гость

Странная женщина и странное жилище! Простой люд даже крестится, проходя мимо: а ну как она — ведьма или, того хуже, вампирша?! Ведь весь день в ее особняке тишина, сумрачные окна тяжелыми портьерами завешены. И только поздним вечером дом оживает: портьеры раздвигаются, в залах вспыхивают сотни свечей, слуги высыпают на улицу с золотыми канделябрами, так что Большая Миллионная начинает мерцать огнями, будто огромный бриллиант. Ближе к полуночи начинали съезжаться кареты. Собираются гости. И ровно в 2 часа ночи начинается парадный обед.


Едва господа изволят рассесться за огромным инкрустированным столом на 200 персон, их слуги занимают места на людской половине, где их также ждет отменное угощение. Однако и закусывая, слуги боязливо оглядываются, крестятся, негромко обсуждая хозяйку дома и заведенные ею странные порядки.

А в один из вечеров в дворницкой бывалым кучерам пришлось успокаивать слугу, впервые привезшего своего господина на Миллионную.

— Ночами люди добрые спят, одни упыри бродят! — истово осенял себя крестом кучер. — Может, ваша княгиня — ворожея? Мужиков привораживает? Не дай Господь! Ведь мой-то хозяин совсем мальчишка — 18 годков всего.

Бывалые кучера лишь посмеиваются:

— А ты кого привез?

Пушкина Александра Сергеевича!

Рецепт вечной жизни

Княгиня Голицына проскользнула в свой будуар, тщательно прикрыв дверь, и тихонько хихикнула. Чего только люди про нее не болтают, в особенности в людской. Другая бы возмутилась, а княгиня Голицына любит послушать что-нибудь остренькое. Забавный выдался денек, верней, ночка! Давно она так не веселилась: у юного Александра Пушкина, которого она пригласила впервые, тысячи забавных историй в голове. И сам он забавный — нетерпеливый, горячий. Пишет хорошие стихи, и княгине заявил с порога:

— Вы, Эудокси, — моя муза!

Пришлось поправить юношу:

— Я русская, Александр. И не к лицу мне «французиться», как болонке! Никакая я не «Эудокси», а обычная Евдокия. А если хотите быть со мной в дружбе, зовите Авдотьей.

Княгиня Евдокия-1

Княгиня улыбнулась, вспоминая, как еще 5-ти летней девочкой объявила домашним: «Я — Авдотья!» Гувернантка в ужас пришла: «Вы — барышня из знатного рода, а не деревенская девчонка. И потому должны выучить французский язык и зваться на благородный манер — Эудокси!»

Девочка учила язык, но все равно огрызалась: «Я — Авдотья!»

Может, и наказали бы ее за такое упрямство, да у кого поднимется рука на сироту? Родители крошечной Авдотьи — действительный тайный советник, сенатор Иван Михайлович Измайлов и его жена Александра Борисовна, урожденная Юсупова, — уже умерли к тому времени, оставив своих 2-х дочерей — Дуню и ее младшую сестру круглыми сиротами. После смерти родителей девочки жили в Москве у дяди — Михаила Михайловича Измайлова, московского градоначальника. С ним же потом переехали в Петербург.

Но и дядюшка Михаил Михайлович, покричав на старшую племянницу, назвавшуюся таким просторечным именем, в конце концов смирился. Упрямства Авдотье с детства было не занимать — во всем она привыкла держать свой верх. Решила, к примеру, в 10 лет, что станет учиться истории, естественным наукам, а главное, математике, как мальчики, и уговорила-таки дядю нанять преподавателей. Пока младшая сестра разучивала контрдансы и кадрили, старшая, ничуть не стесняясь, решала математические задачки. Да, много гонору было. Жаль, в главном не смогла судьбу переупрямить…

А все — Павел I! Во всей чехарде ее жизни виноват этот сумасбродный император. Дорвался до власти и пошел чудить — решил самолично устраивать судьбы «любимых подданных» — женить по своему усмотрению. Вот и облагодетельствовал 19-ти летнюю Дуню — выдал в 1799 г. замуж за своего любимца — князя Сергея Михайловича Голицына, благо тот был несметно богат да молод — всего-то 25 стукнуло. К тому же по велению Павла князь недавно стал действительным тайным советником, кавалером почти всех высших орденов России.

Но ведь и Дуня Измайлова — не с улицы: ее отец так-же был в чести, да и богач-дядюшка отписал ей половину состояния. А уж в высшем свете Авдотья своей красотой да статью вообще грандиозный фурор произвела, на самых значимых балах в обеих столицах блистала. На одном из таких балов в Петербурге и представили ей будущего мужа. Авдотья взглянула и с лица спала. Мозгляк! Росточку небольшого, глазки прищурены, ручки дергаются — чистый паучишко. Как за такого замуж идти?! Но разве отказать можно? Ведь царская милость, пропади она пропадом!

Словом, сыграли свадьбу — роскошную, пышную. Высший свет обеих столиц в течении двух недель гулял. Но взбалмошный Павел вдруг охладел к любимцу, чуть не в тюрьму посадить решил. И были вынуждены Голицыны бежать за границу. Пока путешествовали, муж где-то поотстал, а сама Авдотья помчалась по Европе.

Париж, Берлин, Дрезден попадали к ее ногам. Немудрено — с ее-то красотой, да с деньгами, да еще с умом. Вот уж и не подозревала Авдотья, что кто-то ее женский ум оценить сможет! На балах Петербурга кавалеры часто вспоминали одно из изречений императрицы Елизаветы Петровны: «Коль женка умней овина, так в том ее муж повинен!»

Даже милейший дядюшка Михаил Михайлович усмехался в усы: «Учить жену надо!» — и при этом делал выразительный жест, будто сек воображаемую супругу.

Так что в России Авдотья на людях лишь хлопала ресницами да танцевала кадрили. А в Европе вдруг обнаружила, что на балах говорить может. Да в России ее ни один мужчина слушать бы не стал, а в благословенной загранице самые галантные кавалеры в рот смотрели. Дай Бог здоровья учителям истории и естественных наук, которых нанимал дядюшка, — княгиня Голицына прослыла самой просвещенной красавицей. В каждом городе, где останавливалась, она моментально обживалась и заводила свой «русский салон» — самый шикарный и известный. На ее приемы съезжались записные острословы со всей Европы, так что, когда она прибыла в Париж, ее уже ждала заслуженная слава. Сама знаменитая мадам де Сталь, которая славилась на весь мир своей ученостью, острейшим язычком и свободным нравом, признала в ней ровню.

— Ах, княгиня! — смеялась она. — Меня называют королевой света, но вы — моя достойная младшая сестра. Только помните, сколь трудно жить женщине в нашем мужском мире, будь она хоть трижды королевой.

Авдотья так-же смеялась в ответ:

— Что ж, придется поменять мир!

Княгиня Евдокия-2

Визит к гадалке

Ах, она всегда была упрямой, эта «принцесса Авдотья», всегда хотела настоять на своем!.. Умудренная мадам де Сталь вздыхала про себя: «Нелегкий характер у девочки!» и однажды уговорила русскую подругу пойти к знаменитой гадалке Марии Ленорман — надо же узнать, что сулит будущее…

Княгиня до сих пор помнит, как они пришли в тускло освещенную комнату где-то на окраине Парижа. На столе горела всего одна свеча, и та чадила. Гадалка разложила карты и окинула острым взглядом бриллиантовое колье Авдотьи:

— К чему столь наряжаться, мадам? Все равно смерть застанет вас ночью во сне неприбранной!

Авдотья ахнула, но нашлась:

— Незваная гостья не застанет меня неприбранной! Не буду спать — хочу жить вечно!

Княгиня Ночи. Формула любви

Так она стала princesse Nocturne — Княгиней Ночи. Что ж, по ночам все не как днем: шутки тоньше, люди мягче, мысль острей. Ночь — время тайн и волнений. Но на пустой флирт Авдотья не согласна. Ей интересно другое. И поэтому в свой парижский салон она приглашала только «умные головы» — поговорить о странных вещах: смысле жизни, философских идеях, открытиях в науке. Да разве сравнится с пустыми любовными играми затейливая игра ума?! Одно, правда, плохо: самые приятные игры надоедают, если они не на родном языке!

Освобождение пришло в 1801 г. — ненавистный Павел I скончался. Отыскав мужа в Дрездене, Авдотья Ивановна Голицына объявила:

— Наш брак более недействителен! Я считаю себя свободной!

Это был необычно смелый и дерзкий поступок, ведь жена при любых обстоятельствах обязана следовать за мужем и жить в его доме. Иначе ей грозила общественная обструкция. Но дерзкой и упрямой Авдотье было плевать на общественное мнение. В Россию она возвратилась без своего постылого супруга. Купила особняк на Большой Миллионной улице, заодно выкупив и земли соседей, — чтоб никто не мешал ей жить ночной жизнью. Первым делом вызвала управляющих своими многочисленными имениями:

— Представьте мне отчеты и покажите все конторские книги!

Месяц читала, изучала и подсчитывала — пригодились-таки уроки математики, полученные в детстве. А спустя месяц выгнала половину управляющих за растрату и казнокрадство. Тем же, что остались, предложила свою систему записей и подсчетов.

— Господь свидетель! — ужасался почтенный управитель имения Измайлово. — Неужто придется идти на поводу у женщины?! Ну что она в конторских книгах может смыслить?..

Но к концу отчетного года и он признал, что вести бухгалтерию по «системе княгини» куда удобней, чем по-старому. А сама княгиня, как в детстве, вновь почувствовала необъяснимую тягу к цифрам, формулам, уравнениям. Теперь из-за границы везли на Миллионную улицу в Петербурге не только парижские наряды и шляпки. Куда тяжелей были сундуки с книгами — романами, историческими, философскими сочинениями и математическими трудами.

— Княгинюшка, поберегите хоть свое доброе имечко! — всплескивала руками ее старая нянюшка. — Мало того что одна без мужа живете, так еще и книжки читаете! Скандал ведь будет!

Но время шло — скандала не случалось. Удивительно, но общество закрыло глаза на дерзкое поведение Princesse Nocturne. Да и как по другому? Ведь вся культурная элита Петербурга засвидетельствовала ей свое восхищенное почтение. Поэты вообще вознесли ее мужество и красоту на пьедестал. Жуковский, Карамзин, Вяземский — все по первому зову неслись в салон Княгини Ночи, готовые не спать до утра, а говорить, музицировать, читать свои последние сочинения. А как-то раз княгиня услышала чей-то смех:

Княгиня Евдокия-3

— Брат мой никуда не ездит, потому что опыты по химии проводит да задачки по математике решает! — Это молодой красавец князь Долгоруков, дипломат и приближенный нового государя Александра I, рассказывал о своем младшем брате. — Представляете, женщины души в нем не чают, а он им лишнего комплимента сказать не соизволит. Сама Жозефина, супруга Наполеона Бонапарта, увидев его в Париже, пока он был там с дипломатической миссией, положила на него глаз. Еще бы — ведь мой брат стал полковником в 1800 г., когда ему только-только стукнуло 20 лет. И что же? Этот лихой вояка любой свободный день готов проторчать за письменным столом — все пишет свои математические формулы. А то часами ставит какие-то химические опыты и все сокрушается, что наш батюшка отдал его в армию и не разрешил заниматься наукой!

Авдотья была поражена. Неужели есть еще кто-то, кому интересны не балы и светские сплетни, а математические задачки да химические опыты? Не ученый или педагог, а человек ее круга?..

На другой же день Михаил Петрович Долгоруков получил приглашение в салон Княгини Ночи. Ровно в полночь она увидала, как высокий, могучий русоголовый красавец поднимается к ней по лестнице. Ее огромные темные глаза стали еще темней, когда он подошел ближе, склонился к руке. Он был менее красивым, чем брат, но более мужественным: ведь он — герой Аустерлицкого сражения, награжденный Золотой шпагой с гравировкой «За храбрость». Весь обед Михаил сидел подле хозяйки, рассказывал о том, как еще до Аустерлица слушал лекции в Сорбонне. Ведь хотя родители и отдали его на военную службу, сам он хотел заниматься химией или математикой. Быть ученым — это ли не высшее счастье?

Под утро, когда гости разошлись, Михаил с Авдотьей все еще сидели за столиком у окна и писали что-то по очереди на листах бумаги. Уже потом, когда Долгоруков все-же убежал, торопясь, на службу, Авдотья поняла: вдвоем они решили уравнение, над которым сама она билась много лет. Или это было не уравнение, а формула любви?..

Огненный взрыв

В конце 1806 г. Авдотья решилась на официальный развод. Ненавистный муж стоял около ее кресла и задумчиво гладил собственные манжеты.

— Прекрасно, Эудокси! — гнусаво протянул он на французский манер. — Ты мне изменила. Но что ты хочешь от меня? Чтобы я держал свечку?

Авдотья ахнула:

— Как пошло!

Голицын передернул плечами:

— А в 26 лет влюбляться не пошло? Ты же почти старуха! Попомнишь мое слово: твой любовник вскорости бросит тебя!

Никогда! Этого не произойдет никогда! Княгиня выбежала из комнаты, проклиная супруга и шепча про себя имя возлюбленного. Они будут вместе! Из всех походов Михаил шлет страстные письма. Авдотья ожидает их с замиранием сердца. Ведь письма — знак: Михаил жив. Это главное! Уже много лет она не спала ночами, но теперь она не спит и днем. Страхи, воспоминания, тревоги кружатся в голове. Михаил воюет с Наполеоном. В военном ведомстве считают, что его военные таланты незаменимы. В 1807 году он стал самым молодым генералом в русской армии. Это, конечно, замечательно! Но что Авдотье до этого?! Только страх и бессонница… Кончается одна военная кампания, начинается другая. Остается лишь молиться: только бы Михаил вернулся! Она готова жить с ним не венчанной, пусть свет злословит. И даже готова изменить ночной образ жизни — пусть ей придется умереть. Только бы он вернулся…

К концу лета 1808 г. началась «шведская кампания». Долгорукого отправили командиром Сердобольского отряда. В жаркие августовские дни кампания шла вяло… В Петербурге также было жарко. Набережные и мостовые плавились на солнце. Не спасала даже ночь. Все, кто мог, разъехались из города. Княгиня Голицына осталась — как уехать, если постоянно ждешь вестей? В тот день она не могла заснуть — душила жара и странные предчувствия. Прищурив глаза, она смотрела, как садится солнце. Неожиданно, ей показалось: огромный огненный шар треснул и взорвался. Или что-то взорвалось перед мысленным взором Авдотьи? Она схватилась за голову и вдруг осознала — произошло что-то ужасное!

А в это время на далеком поле боя под Индесальмом выстрелила пушка. И Михаил Долгоруков — храбрец, весельчак, любимец всей армии — упал навзничь: его разорвало ядром.

«Красавец князь Долгоруков был человеком необыкновенного душевного такта, отменного воспитания, сугубо сведущий в истории и в науке математической, ума быстрого, характера решительного и прямого, сердца добрейшего и души благороднейшей» — так написал о нем современник. И еще: «Если бы он был жив, то стал бы героем России…»

Княгиня Евдокия-4

Спящая княгиня

С тех пор прошло 10 лет. Но разве время можно измерить годами? Авдотья вздохнула: время измеряется страданиями! Нет, никто не видал ее плачущей — она не доставила злопыхателям такого подарка. И разговоры о ее печальном романе давно угасли. Петербург признал, что красавица княгиня — свободная женщина. Она живет необычной жизнью, избегает подруг, предпочитая друзей-мужчин. Ее ночной салон по-прежнему — избранное место, куда все стремятся, но допускаются только немногие. Конечно, милому сорванцу Александру Пушкину Авдотья пошлет еще не одно приглашение. Она ведь наслышана о таланте и пылкости молодого поэта. А вчера Андрей Карамзин, сын великого русского историка, прошептал ей:

— Пушкин влюблен в вас смертельно! Он проводит вечера у вашего дома, лжет от любви, сердится от любви, только еще не пишет от любви.

Слава Богу, Карамзин ошибается: Пушкин пишет! Он уже посвятил княгине оду «Вольность» и еще многие строки. К примеру:

Отечество почти я ненавидел —

Но я вчера Голицыну увидел

И примирен с отечеством моим.

Конечно, поэт должен быть пылок и влюблен. Черноволосый и кудрявый озорник Пушкин весь вечер сегодня шептал что-то об Амуре, Психее и их волшебной любви. Это прекрасно, хотя придется объяснить озорнику Александру, что никакого «амура» у них быть не может: он только входит в жизнь, а она уже прожила свои 38 лет. К тому же «амур» ей попросту не нужен.

Авдотья присела к столику перед кроватью, открыла темно-синий сафьяновый бювар. Там хранилось самое ценное в ее жизни — листы, исписанные Михаилом: уравнения, формулы, задачки. Некоторые она так еще и не решила…

1835 год – во Франции выходит математическая книга «Анализ силы». Авдотья Ивановна Голицына стала первой русской женщиной-математиком, издавшей свои труды. Так что первенство великой Софьи Ковалевской — попросту красивая легенда. Судьба преподнесла княгине и еще один «подарок». Ее «благоверный муж» влюбился. Теперь уже он сам стоял перед женой в униженной позе и просил развод. Лепетал что-то про высокие чувства… Авдотья лишь плечами повела:

— Влюбляться на шестом десятке? Как это пошло, Сергей!

Развернулась и ушла. Пусть мучается!

Голицын мучался. Скрывая невозможность развода, задаривал невесту и ее родственников как мог. Братьям невесты отписал полмиллиона из личного состояния. Но невеста все равно дала от ворот поворот. Хоть могла бы и подождать — Авдотья в итоге согласилась-таки на развод. Правда, саму ее вся эта история уже не интересовала — Авдотья Ивановна Голицына уехала за границу. Там в ее салоне побывали все — от Дюма до Сент-Бева. Там выходили ее книги, записки, литературные труды. Но когда она начала болеть, решила возвратиться на родину. Распорядилась похоронить себя в Александро-Невской лавре рядом с могилой Михаила Долгорукого. Вздохнула:

— Буду там, где мое сердце!..

1850 год, 15 января – в своем петербургском доме Княгиня Ночи уснула в последний раз. Конечно, днем. Но оказалось, смерти все равно — день или ночь. Главное, что княгиня уснула.

 

 


 

Е. Коровина

ред. shtorm777.ru