Бриг Меркурий подвиг

Подвиг брига «Меркурий»

«Меркурий» – 18-ти пушечный российский бриг Черноморского флота. 1820 год, 7 (19) мая – спущен на воду. 1829 год, 14 мая – во время русско-турецкой войны (1828-1829 гг) «Меркурий» под началом капитан-лейтената А.И. Казарского одержал победу в неравном бою с двумя турецкими линкорами. Награжден Георгиевским кормовым флагом.

Из истории

Описание. Характеристика

1819 год, 28 января (9 февраля) – на Севастопольской верфи был заложен Бриг «Меркурий» и спущен на воду 7 (19) мая 1820 г. Руководил постройкой корабельный мастер Иван Яковлевич Осьминин. Корпус изготовили из крымского дуба. Первый командир «Меркурия» – капитан-лейтенант И.М. Головин. К началу войны с турками судно считалось уже далеко не новым, но еще довольно прочным. Он отличался хорошими мореходными качествами, неплохо мог держать высокую волну, но был тяжел на ходу и в штиль «совершенно грузнел».

Заработок в интернете без вложений

Бриг имел следующие характеристики:

Водоизмещение – 445 т;
Длина между перпендикулярами – 28,65 м;
Длина по верхней палубе – 29,46 м;
Ширина – 9,4 м;
Осадка – 2,9 м.

Вооружение «Меркурия» – 18×24-фунтовых карронад и две легкие длинноствольные 3-фн пушки. Для них имелось по 2 порта в носовой и кормовой частях, что давало возможность использовать их в качестве погонных или ретирадных.

Бриг Меркурий подвиг-1

Служба

Бриг «Меркурий» исправно нес службу, однако ничем особым больше не отличался. В начале 1829 года на нем сменился командир. Ставший капитаном второго ранга Стройников получил под свое командование новый фрегат «Рафаил», а на его место пришел капитан-лейтенант Александр Иванович Казарский. Он был одним из храбрейших офицеров Черноморского флота, за проявленное при осаде Варны мужество отважный моряк был награжден золотым оружием.

В апреле судно немало времени провело в море, ведя разведку и доставляя важные документы. Дозорная служба продолжилась и в мае. В то время основные силы Черноморского флота базировались в захваченном у турок Сизополе. Туда после очередного похода к анатолийским берегам 11 мая возвратился отряд в составе фрегата «Штандарт», бригов «Меркурий» и «Орфей». Но оставлять противника «без надзора» командование сочло невозможным, и суда снова отправились к Босфору.

Встреча с турецкой эскадрой

14 мая – утром русские сигнальщики заметили неприятеля. Возглавлявший отряд командир «Штандарта» капитан-лейтенант П.Я. Сахновский, для уточнения состава вражеской эскадры, пошел на сближение, при этом приказав «Меркурию» лечь в дрейф. Он решил без необходимости не подвергать риску самое тихоходное судно.

«Штандарт» и «Орфей» подошли к вражеским кораблям довольно близко и смогли хорошо рассмотреть, с кем имеют дело. Потом Сахновский приказал ложиться на обратный курс, турки же бросились в погоню. Хорошие ходоки «Штандарт» и «Орфей» благополучно оторвались от преследователей, а вот «Меркурий», несмотря на фору которая у него была изначально, стал отставать. Два более быстроходных турецких линейных корабля – трехдечный и двухдечный (согласно русских данных, это были 110-ти пушечный «Селимие», на котором держал флаг капудан-паша, и корабль младшего флагмана – 74 пушечный «Реал-бей») начали постепенно сближаться с русским бригом.

Отряд Сахновского встретился с турецкой эскадрой, в состав которой кроме фрегатов, корветов и бригов, входили 6 линкоров. Она вышла из Босфора в Черное море 11 мая; на другой день турки встретили и захватили шедший в крейсерство к Синопу фрегат «Рафаил», который сдался без сопротивления. По иронии судьбы командиром фрегата был С.М. Стройников. И вот теперь он, находясь в плену, наблюдал все перипетии погони за другим своим бывшим кораблем.

К полудню ветер почти вовсе стих. Казарский приказал уходить на веслах, и расстояние до неприятельских кораблей стало было увеличиваться. Но ненадолго – из за более высоких мачт турецкие линкоры могли улавливать парусами верховой ветер, тем временем как «Меркурий» полностью заштилел. В скором времени расстояние между кораблями сократилось до дистанции пушечного выстрела.

Бриг Меркурий подвиг-2

Неравный бой

На «Меркурии» провели военный совет, на котором были все 5 офицеров: капитан-лейтенант А.И. Казарский, лейтенанты Ф.М. Новосильский (командир артиллерии) и С.И. Скарятин, мичман Д.П. Притупов, поручик корпуса штурманов И.П. Прокофьев. Именно Прокофьев как младший по званию высказывался первым.

Штурман считал, что оторваться от преследователей невозможно и надо принять бой: «Будем драться. Русский бриг не должен достаться врагу. Последний из оставшихся в живых взорвет его». Все офицеры его поддержали. В рапорте, поданном после боя Казарским командующему флотом Грейгу, было сказано: «Мы единодушно решили драться до последней крайности и, если будет сбит рангоут или в трюме вода прибудет до невозможности откачиваться, то, свалившись с каким-нибудь кораблем, тот, кто еще будет в живых, выстрелом из пистолета должен зажечь крюйт-камеру». После военного совета капитан-лейтенант обратился к экипажу и, как сказано в старой книге, «несколькими яркими словами… поднял их дух до энтузиазма».

Бриг «Меркурий» полностью подготовили к неравному бою. С палубы было убрано все лишнее, приготовлены к уничтожению документы. Часовому у флага получил строжайший приказ от Казарского – стрелять в каждого, кто попытается его спустить. На шпиль перед входом в крюйт-камеру положили заряженный пистолет, чтобы в критический для брига момент последний из оставшихся в живых офицеров корабля выстрелом в бочку с порохом взорвал судно вместе с неприятелем на воздух.

Около 13 час. 30 мин. оба турецких линкора подошли на дистанцию действительного выстрела и начали бой. Последовали попадания в такелаж и паруса «Меркурия», одно ядро попало в весла. Казарский приказал стрелять по рангоуту турецких кораблей, а также велел не открывать огонь до тех пор, пока расстояние не станет «верным» для недальнобойных карронад.

Отдав приказ обрубить кормовой ялик, Казарский сам открыл огонь из ретирадного орудия. Расстояние все сокращалось, и когда неприятельские корабли оказались с обоих бортов брига, с них прогремело 2 залпа, после чего по-русски было предложено убрать паруса и сдаться. В ответ на это с брига открыли огонь из всех орудий, а также стали обстреливать врага из ружей. Турецкие капитаны немедля убрали с марсов и реев приготовленные абордажные партии и всех лишних с борта (это оказалось весьма разумным решением, по имеющимся сведениям потерь среди экипажей линкоров не было), а сами турецкие корабли немного поотстали, не переставая обстреливать бриг. На нем быстро увеличивалось число повреждений, несколько раз возникали пожары, в трюме начала прибывать вода. Но Казарский и его команда даже не думали о сдаче и продолжали бой.

Потому как надежд на повреждение корпусов могучих линейных кораблей у русских артиллеристов не было, то стрельбу вели по рангоуту, и это оказалось совершенно правильным. Приблизительно в 17 часов удачными выстрелами с брига у трехдечного корабля был перебит ватер-штаг и повреждена грот-брам-стеньга, он убавив паруса лег в дрейф. Второй турецкий линейный корабль «Реал-бей» продолжил погоню; находясь за кормой брига он постоянно менял галсы и стрелял продольными залпами.

Бриг «Меркурий» отчаянно отстреливался, и в конце концов удача улыбнулась русским еще раз: около 18 часов у неприятеля оказались перебитыми фор-брам-рей и нок фор-марса-рея, который, падая, увлек лиселя. Упав, лисели закрыли порты носовых пушек, а свёртывание марселя лишило судно возможности маневрировать. Тогда «Реал-бей» привел бейдевинд и лег в дрейф. Экипаж «Меркурия» выстоял в этом ужасающе неравном сражении.

Бриг Меркурий подвиг-3

Потери. Повреждения

Когда отдаленная канонада утихла, на «Штандарте» и «Орфее» решили, что бриг погиб и в знак траура приспустили флаги. Но «Меркурий», который получил очень серьёзные повреждения и потеряв 10 из 115 человек команды убитыми и ранеными, сам Казарский был контужен, около 17-ти часов 15 мая присоединился к флоту, который вышел из Сизополя, а затем отправился на ремонт.

Повреждения корабля:

• 22 пробоины корпуса;
• 133 пробоины в парусах;
• 148 повреждений такелажа;
• 16 повреждений в рангоуте;
• Все гребные суда на рострах были разбиты;
• Получила повреждения одна карронада.

Награды

Подвиг А. И. Казарского и его героической команды оценили по достоинству. Все офицеры получили ордена (Казарский и Прокофьев – Георгия IV степени, остальные – Владимира IV степени с бантом) и производство в следующий чин, а сам Александр Иванович стал флигель-адъютантом. Все матросы стали кавалерами знака отличия Военного ордена. Офицерам и матросам назначили пожизненную пенсию в виде двойного жалованья. Каждый офицер получил право добавить на свой фамильный герб изображение тульского пистолета, из которого предполагалось взорвать порох в крюйт-камере в том случае, если корабль уже не сможет сопротивляться.

Бриг «Меркурий» второй после «Азова» был награжден кормовым Георгиевским флагом и вымпелом. Само судно после исключения из активной службы долго сохранялся в составе флота и только осенью 1857 г., уже после Крымской войны, последовал приказ «о разборке его по совершенной ветхости».

 


 

ред. shtorm777.ru