Заработок в интернете без вложений

Анна Петровна дочь Петра I Великого

Анна Петровна (рожд. 27 января (7 февраля) 1708 г. — смерть 4 (15) мая 1728 г.) — старшая дочь императора Петра I и императрицы Екатерины I. Жена Карла Фридриха Гольштейн-Готторпского, герцогиня Голштинская (1725—1728 гг.) Мать императора Петра III.

Анна была любимой дочерью Петра I, отец души в ней не чаял, называл в ее честь и корабли, и деревни. Она родила сына – который станет императором Петром III. Однако сама оказалась не при власти, позабытая потомками. Хотя именно она, Анна Петровна, однажды сыграла ключевую роль – не будь ее, судьба российского трона могла повернуться бы в иную сторону.

Две сестры

Ее мать Марта Скавронская, которая станет в последствии Екатериной Алексеевной, «полюбовница» Петра I, ждала ребенка в смятении: неугомонный самодержец вновь стал вспоминать давнюю пассию Анну Монс. Екатерина велела привести ведунью. Та дала немыслимый совет: «Родишь девочку – назови Анной!» Екатерина ошарашенно начала махать руками: «Эдак станет Петруша дочку звать, а о Монсихе вспоминать!» Но ведунья стояла на своем: «Все напротив повернется: будет у царя одна любимая Аннушка – другую он напрочь позабудет!»

Так и получилось. Петр 1 до такой степени полюбил дочку, что сам носил ее на руках, разговаривал, как со взрослой. И если Аннушка кивала, государь громогласно извещал: «Аннушка согласна. Значит, дело решено!» И дело решалось…


С течением времени, к черноволосой Аннушке Бог ниспослал царскому семейству беленькую Лизоньку. Теперь государевы шхуны стали называть «Анетка» и «Лизетка». Хоть Аннушка и была старшой, но верховодила в детских играх шумная, озорная Лизавета. Никого не боялась – могла попросту без церемоний прямо при всех залезть на колени к царственному отцу. «Ты моя шустрая! – смеялся самодержец, но глазами искал старшую дочку. – А ты моя тихая!» Сестренки были неразлучными. Лизавета заводила проказливые игры, но серьезных решений без сестры никогда не принимала – вначале смотрела в черные глаза Аннушки, словно искала в них одобрения.

Портрет Анны Петровны

Наследницы престола

1712 год — обе девочки – 4-х летняя Анна и 3-х летняя Лиза, – путаясь в длинных и тяжелых парадных платьях, шли за родителями вокруг празднично украшенного аналоя наспех возведенной небольшой церквушки, на месте которой позднее будет выстроен Исаакиевский собор. Церемония была парадной, пышной и очень значимой для династии Романовых и всей Российской империи – Петр I венчался с Екатериной, а две их дочурки становились «привенчанными» – законными детьми, а значит, наследницами престола.

Аннушка, крепко держалась за материнскую юбку, очень боялась упасть. Стоявшие кругом придворные напирали, при двигаясь к аналою, и едва Романовы обошли круг, ринулись поздравлять. Анна упала и начала плакать. «Тише, сестрица, перестань!» – кинулась к ней Лиза. Так они обнялись и стояли, – две маленькие девочки, черненькая и светленькая. «Ну точно два ангелочка!» – ахнула старуха княгиня Голицына. Но Аннушка вдруг крикнула в ужасе: «Не хочу быть ангелом! Хочу быть живой!»

Смерть Петра I

…Император Петр I умирал (см. Смерть Петра 1). Он хрипел, задыхался, выкрикивал что-то в горячке. Анна истово молилась – 27 января ей исполнялось 17 лет, и она с каким-то отчаянием верила, что батюшка сможет поправиться ко дню ее рождения. 1725 год, 26 января — императору действительно стало лучше. Он попросил аспидную доску и написал: «Отдать все…» Увы, дальше пальцы отказались ему повиноваться, и император прошептал: «Позовите Анну!»

За девушкой бросилась целая процессия. Цесаревна плакала у себя в светелке. Такую, заплаканную, с красными глазами, ее и подвели к государю. Отец посмотрел ужасными, измученными глазами, вероятно, уже не узнал, да и говорить не мог.

Аннушка кинулась к батюшке. Но ноги не слушались, и цесаревна скатилась на пол. И тут огонь с прикроватных свечей перекинулся на ее накидку. Анна начала кричать. Все, позабыв об умирающем, бросились тушить пламя. Девушка потеряла сознание. Последнее, что она смогла услышать, – чей-то жуткий крик: «Ужасное предзнаменование – не к добру!»

Да какое же может быть добро, если Анна осталась без родителя? Конечно, слава богу, в здравии матушка Екатерина Алексеевна. Но ведь Анна с детства – папина дочка. Матушка постоянно в дворцовых хлопотах, а то и в интригах. Вот и сейчас о собственном восшествии на престол хлопочет, а Александр Меншиков, фаворит завсегдашний, ее как может поддерживает.

Той ночью, после смерти Петра, по дворцу ходили пересуды: «Кому государь велел «отдать все»? Неужто Анне – ведь ее звал!» Цесаревна заперлась, рыдая, у себя в светелке. Будь на ее месте кто то другой, вышла бы из светелки, кликнула «ближний круг» да объявила себя, а не матушку с Меншиковым, законной наследницей. Никто бы и не возразил – все помнили, что сказал умирающий монарх: «Отдать все… позовите Анну!» И вся жизнь – и ее самой, и всей Российской империи – пошла бы по-другому. Но цесаревна к придворным не пошла – помнила отцовскую волю, записанную в брачном договоре, который царь подписал с женихом Анны от ее имени.

Портрет царевен Анны Петровны и Елизаветы Петровны

Брачный контракт принца Карла-Фридриха и Анны

Душа Анны не была расположена к этому браку. Конечно, отец хотел как лучше – счастье для любимой дочери. Еще 4 года назад, в 1721 г., в Петербург прибыл племянник короля Швеции, герцог Голыптейн-Готторпский – молодой и обходительный Карл-Фридрих. Придворные еще тогда начали шептаться, что этот молодой голштинец, наследник шведского престола, намеревается просить руки одной из дочерей Петра, вот только какой, сам государь еще не решил.

Услыхав о возможном замужестве, Анна запаниковала. Думала: то ли умолять матушку, то ли бросится в ноги батюшке? Как же возможно уехать куда-то далеко в чужие края? И как можно жить без батюшки?! На Пасху 1722 г. Карл-Фридрих, уже вполне освоившийся при русском дворе, до такой степени, что начал звать Романовых батюшкой и матушкой, спросил императрицу: «А можно ли похристосоваться с принцессами?» Екатерина ободряюще улыбнулась: «Конечно!» – и кивнула Анне.

Та вспыхнула: ведь, христосоваясь, значит поцеловаться! Робкая Анна отпрянула. И тут, нисколько не смущаясь, подбежала озорница Лиза: «Сперва со мной!» – и подставила принцу свои губы для поцелуя. При дворе сразу поползли слухи о том, что бойкая Лизонька нравится заморскому принцу больше своей тихой сестрицы. Но государь объявил, что предназначил жениха для старшей дочери. Против царской воли не пойдешь, и 24 ноября 1724 года был подписан брачный контракт принца Карла-Фридриха и Аннушки. Документ который был составлен лично императором оказался не просто неожиданным – невероятным.

С цесаревной небогатому принцу давалось огромное приданое, но новобрачные должны были отречься отныне и навсегда от всех претензий на российский трон. Даже доверенные лица самодержца ахнули. Они-то знали, что старшую дочь Петр воспитал по своим собственным идеям: цесаревна проявляла интерес к государственным, дипломатическим и морским делам России, частенько вместе с батюшкой посещала верфи, где строились корабли. Владела 5-ю языками – французским, немецким, итальянским, шведским и финским. Но дальновидный государь понимал, что его тихая, скромная Аннушка не годится для «бурных тронных интриг» и не сможет удержать в руках вечно шатающуюся власть. Другое дело – ее будущий сын! Вот кого предназначил император для российского престола. И потому в брачном контракте было главное условие: сыну Анны надлежало прибыть в Петербург и воспитываться самим российским государем, с тем чтобы стать его наследником. Однако этому сбыться было не суждено. Император скончался, даже не успев выдать Анну замуж…

Замужем за голштинским принцем

Лишь через 4 месяца, 21 мая 1725 г., в соответствии с планами покойного мужа, Екатерина выдала Анну замуж за голштинского принца. Правда, в то время уже стало понятным, что шведского трона ему не видать – на столь лакомый кусок нашлись другие претенденты. В утешение Екатерина ввела зятя во вновь созданный Верховный тайный совет и приблизила к трону.

Но надеждам на счастье не суждено было сбыться. Герцог не выказывал Анне ни любови, ни нежности, ни хотя бы уважения. В первую же брачную ночь он не пришел в покои новобрачной – всю ночь пьянствовал с дружками, видно, столь противно было ему являться к супружескому ложу. Сама же Анна всю ночь горько плакала, вспоминая жуткое предзнаменование той ночи, когда не стало отца: свою горящую накидку и чей-то зловещий крик: «Ужасное предзнаменование – не к добру!» Все не к добру…

Ну а когда в 1727 г. умерла матушка Екатерина, стало еще хуже. Прибравший к рукам власть Меншиков и до того-то не любил Анну. У Меншикова были свои мысли о троне, а тут Анна со своим брачным контрактом – единственным законным завещанием, оставшимся от Петра I. Словом, светлейший поспешил избавиться от цесаревны, объявив голштинскому принцу: «Пора вам, батюшка, домой ехать!»

Анна Петровна и Карл Фридрих

Рождение наследника. Смерть

Коварный светлейший князь обманул во всем: приданое урезал, драгоценности запретил вывозить, даже кареты хорошей в дорогу не дал. Немудрено, что отношение супруга к Анне стало еще хуже. Едва добравшись в своего города Киле, Карл-Фридрих пустился во все тяжкие: стал кутить, соря последними деньгами. Анна рыдала. Мучения усугубляло еще и то, что цесаревна была беременной. 1728 год, 10 февраля — Анна Петровна родила сына – Карла-Петра-Ульриха. Но мужу на это было уже плевать: он давно не заходил в комнаты супруги, даже обедал отдельно. И лишь магистрат Киля побеспокоился о подарке для юной матери – ей была преподнесена серебряная колыбель, обитая внутри синим бархатом. Но не прошло и месяца, как 4 марта 1728 г. Анны Петровны не стало. А ведь ей было только 20 лет. Правду говорят, ангелы на земле не живут. И хоть не желала Анна быть ангелом, да пришлось стать…

Похоронить себя она завещала на родине – в Петербурге. И вот на судне «Рафаил» генерал-майор Иван Бибиков доставил тело цесаревны в Кронштадт, и 12 ноября 1728 г. Анну Петровну Романову похоронили в Петропавловском соборе рядом с отцом и матерью. Церемония была более чем скромной. О загубленной судьбе тут же позабыли.

Но прошло 14 лет и к петербургскому двору, где уже царствовала императрица Елизавета Петровна, дочь Петра и сестра Анны, прибыл тщедушный 14-ти летний подросток – племянник Карл-Петр-Ульрих Голштинский. Вот ему-то были оказаны всевозможные почести. Все знали: он – будущий российский император Петр III. Так Елизавета Петровна исполнила волю батюшки.


Е. Коровина

ред. shtorm777.ru (Анна Петровна дочь Петра I)