Ленорман

 Была ли Ленорман счастлива от своего дара?

У людей желание узнать будущее на изломе исторических эпох увеличивается многократно. Трудные времена порождают толпы ворожей и предсказателей, но из них только единицы действительно имеют дар провидения. Одной из таких избранных была удивительная француженка, которая вошла в историю просто как «мадемуазель Ленорман».

Это была странная девушка, некрасива и кособока, но поразительно умная и образованная, появилась в Париже в одночасье, будто возникла неизвестно откуда. Просто в начале 1790 года на одном из домов, которые были расположены на тихой улице де Турнон, появилась скромная вывеска: «Мадемуазель Ленорман, книготорговец». И мало кто мог бы подумать, что под этой вывеской скрывается гадательный салон, который вскоре будет известен на весь мир.

Правда, книги у «книготорговца» тоже были в наличии, но лишь по одной тематике – оккультной. Они расположились в двух открытых шкафах прямо у входа. Непосвященный покупатель вполне мог купить одну из них и уйти. Но обычно люди задерживались, пораженные пронзительным взглядом черных глаз хозяйки книжной лавки и вопросом, который она произносила хриплым, приглушенным голосом: «Вы хотели бы узнать еще что-нибудь?» Покупатель вздрагивал и кивал. И тогда мадемуазель легко вскидывала руку, указывая направление. Пройдя несколько метров по внутреннему коридору, гость оказывался в небольшой квадратной приемной. Ну а после через узкую деревянную дверь, которая открывалась с каким-то таинственным скрипом, он попадал в совершенно другой мир – мир тайн и загадок. Или, наоборот, то был мир разгадок, в котором можно получить ответы на любые волнующие вопросы, даже на вопросы о будущем…

Хозяйка явно знала, как производить впечатление на людей, жаждущих приобщиться к мистике. Черные драпировки спадали со стен тяжелыми складками. Все тонуло в полумраке, свет шел только от четырех свечей по краям массивного четырехугольного стола, который был расположен в самом центре комнаты. Также на столе, покрытом темно-синим бархатом, лежали череп, кинжал и колода карт. Но не они поражали вошедших, а необыкновенный хрустальный шар, который, казалось, светился сам по себе, отбрасывая странные лучи по бархату стола. Мадемуазель Ленорман опускалась в кресло у стола, брала карты и неожиданно легко и изящно перемешивала их своими толстыми пальцами. Хотя впрочем, иной раз гадалка не притрагивалась к картам. В сущности, это было ей и не нужно. Она могла предсказывать по руке, по числам, умела составлять гороскопы по звездам. Могла и вовсе видеть будущее, смотря на пролетающее облако или просто в темноту. Словом, ее таланты были неисчислимы, а опыт огромен – ведь она занималась предсказаниями всю жизнь, с раннего детства.


Само ее рождение на свет несло печать таинственного. 1772 год, 27 мая – появилась на свет Мари-Анна Аделаида Ленорман, это было в деревушке Флёр-де-Алансон вблизи города Алансона, находящимся в 50 лье от Парижа. Место это издавна считалось как мистическое. Здесь с завидной регулярностью рождались странные девочки, которые обладали даром предсказания. Но страх перед их не обычными способностями зачастую заставлял родственников выгонять этих «ведьм» из дома. Зная это, жена местного торговца мануфактурой Франсуа Ленормана, едва забеременев, стала молиться о рождении мальчика. Но Господь, видно, не желал одаривать ее наследником. На 8-м месяце беременности женщина, потеряв сознание, упала. Придя в себя, решила, что уже потеряла ребенка. Но вышло по-другому. Младенец все-же родился, но оказался калекой: одна нога короче другой, правое плечо выше левого. И что хуже всего – это была девочка!..

С первых лет родители не сводили с дочки глаз. Поведение у нее было довольно странным: девочка никогда не играла с другими детьми, зато часами размышляла о чем-то, забившись в угол. Любой человек, на которого хотя бы мимолетно обращала внимание девочка, невольно вздрагивал: было чувство, что ее взгляд буквально проникал в душу. К тому же крошечная Мари-Анна всегда могла точно ответить на вопрос, что случится завтра или через неделю, какая будет погода, как пойдут дела в лавке отца. Как-то раз тот сунул куда-то кошелек да и забыл. И тогда дочь, не сомневаясь ни секунды, указала за изголовье кровати. Там и нашли пропажу. А матери Мари-Анна призналась, что слышит мысли людей и даже звуки, которые издают разные предметы. Родители всполошились – такие странности не к добру! Было решено отдать ребенка на воспитание в близлежащий монастырь сестер-бенедиктинок – пусть сам Бог разберется в ее невероятных способностях.

Монастырь встретил Мари-Анну сурово. Как и другим воспитанницам, ей приходилось спать на жестком матрасе, изнурять себя постами, часами простаивать в молитвах. Голые коленки застывали на каменном полу. Изношенная монастырская одежка не спасала от вечных сквозняков. Но хуже всего было то, что и в монастыре Мари-Анна не нашла родственной души. Девочки пугались ее, воспитательницы сторонились. Даже настоятельница, которая получила большой вклад от папаши Ленормана, не скрывала своей ненависти – монахине казалось, что эта некрасивая и неприятная девочка видит ее насквозь. Не однократно она сурово наказывала ненавистную воспитанницу, сажала ее в карцер. Девчонка должна была сломаться! Но она держалась. Лишь опускала глаза и шептала молитвы. И неизвестно, во что вылилось бы это странное противостояние, если бы один раз настоятельница не услышала, когда подошла к келье сестры-кастелянши, срывающийся шепот: «Матушка скоро покинет нас…» Проклятая девчонка снова пророчествовала! А кастелянша, глупая овца, постоянно жалеющая воспитанниц, внимала дурацким словам. Следовало бы войти да наказать обеих, но тут девчонка прошептала: «Матушку ждет повышение, ее назначили в богатый монастырь на Луаре. Завтра и приказ привезут!»

Настоятельница отпрянула от двери. На протяжении двух лет она страстно мечтает о повышении. Неужели это сбудется? Если нет, она покажет этой «пророчице»!.. Но наутро в монастырь пожаловал вальяжный посланник архиепископа. Взглянул на всех свысока, он протянул послание, которое было запечатано перстнем монсеньора. Настоятельница судорожно вскрыла пакет, и строки заплясали перед глазами – права оказалась девчонка: перевод в монастырь на благословенной Луаре!

С приходом новой настоятельницы жизнь Мари-Анны изменилась. Она была определена в помощницы к сестре-библиотекарше. Вот тогда-то Ленорман впервые и увидела книги. Они стояли на стеллажах, плотно прижатые друг к другу, но каждая завораживала своим, только ей присущим светом и звуком. Мари-Анна глотала их, как голодный пищу. Разговаривала с ними, как с друзьями и учителями. Освоила латынь и греческий, научилась стихосложению и тайнам траволечения. И узнала неожиданное: оказывается, были и другие люди, такие же странные, как она, которые умели предсказывать будущее. Особенно поразила воображение девочки знаменитая Хильдегарда, средневековая аббатиса из немецкого города Бингена, записавшая в одной из книг множество своих видений и пророчеств. «Лица, которые я вижу, – утверждала Хильдегарда, – я воспринимаю на физическом уровне, глазами… и ушами моего внутреннего «я» на виду у всех и в том месте, как пожелает того Господь!»Прочитав это признание, Мари-Анна весь день ходила сама не своя. Значит, такое все-таки бывает: не сумасшествие, не бред, а видения, которые посылает сам Господь. Бог, а не дьявол! А это означает, что этого дара нужно не бояться, а пользоваться им, чтобы помогать людям. Так Мари-Анна осознала свое предназначение. И, словно поняв, что она усвоила урок, судьба вновь изменила ее жизнь – отец забрал дочь из монастыря.

В доме родителей и случилось самое главное событие в жизни Мари-Анны: она нашла колоду игральных карт. Любой другой увидел бы в них просто 36 разукрашенных листочков. Но не эта девочка. Она оказалась природной гадалкой. Никем не обученная, она изобрела собственную систему гадания и обрела в ней весь мир. Каждая карта воспринималась ею как особая дверь, за которой скрывалось то или иное событие. И 36 карт, словно разноцветные осколки, складывались в единую мозаику судьбы. Однажды они снова сложились в перемену жизни.

Отец скончался, когда Мари-Анне было 17 лет. И сразу же выяснилось, что никто из семейства Ленорман торговые дела вести не может. К тому же грянула революция. И тогда Мари-Анна сделала неожиданное: забрав семью, переехала в Париж. Казалось бы, именно в центре революции – наибольшая опасность. Но странная девушка решила по-другому– в огромном городе легче всего затеряться.

Заработать на жизнь Мари-Анна могла лишь одним способом – гаданием. Но ей, самоучке, необходим был учитель. Лучшим в оккультных науках во всем Париже считался некий месье Алиетте, взявший себе необычный псевдоним – Эттейла. Говорили, что он парикмахер, но под видом салона красоты первым в Париже открыл гадательный салон. Мари-Анна напросилась к нему в ученицы. Но Эттейла гадал на картах Таро, и девушка быстро потеряла к нему интерес – она-то пользовалась простыми игральными картами. Но сама идея Эттейлы ей понравилась. Если тот под видом парикмахерской открыл гадательный салон, то почему бы Ленорман не сделать что-то подобное? Вот так и появилась та самая книжная лавка на улице де Турнон, под прикрытием которой мадемуазель Ленорман принимала своих клиентов.

Шло время и клиентов становилось все больше и больше. Тут бывали и простые люди, и сильные мира сего. Узнать о будущем в страшное время революции хотелось всем. Но, увы, не всем пророчица могла дать надежду. Сама Ленорман тоже пострадала в революционные времена. В августе 1794 года ее арестовали по обвинению в сочувствии к якобинцам. Но она не унывала. Находясь в тюрьме, всячески пыталась помочь окружающим. Как-то раз посоветовала своей знакомой: «Притворитесь больной и останьтесь в камере: перемена приведет к гильотине. Избежите переезда – доживете до старости». Дама так и поступила и тем самым продлила свою жизнь на много лет. Всех остальных, которые были переведены в другую тюрьму через пару дней казнили.

О себе Мари-Анна не волновалась– она знала, что не погибнет. К тому же нужные связи быстро помогли ей выйти на свободу. А там уже толпились страждущие…

Сколько предсказаний она сделала за времена революции Директории, империи Наполеона и его войн! Никто не знает точно. Ясно, что их были тысячи, а может, и десятки тысяч.  Ленорман помогала страждущим как могла – и не всегда за деньги, часто бескорыстно. Но, гадая простым людям, приходящим в ее салон, Ленорман ясно понимала, что в тяжелые времена не прожить без покровителей. И как некогда ее великий предшественник, Мишель Нострадамус, привлек к себе внимание королевы Екатерины Медичи, так мудрая Ленорман выбрала самых могущественных людей своего времени – стала «придворной гадалкой» самого императора Наполеона и его супруги Жозефины. Но даже их заступничество не помогло, когда Ленорман, не сдержавшись, все же предсказала падение империи Наполеона и вступление русских войск в Париж. За эту крамольную выходку ясновидящая и поплатилась высылкой в провинцию. Ее ответ был достойным, хоть и неожиданным: она написала книгу «Пророческие воспоминания французской сивиллы», где весьма красочно изобразила визиты сильных мира сего в ее гадательный салон.

Однако, книгу она так и не опубликовала, может быть, поэтому ее опала и не длилась долго. Уже в 1809 году Ленорман опять в Париже. Она снова гадает и Наполеону, и Жозефине, еще пытаясь предостеречь, предотвратить, помочь выйти из войны с наименьшими потерями. Но ее уже мало кто слушает…

1814 год — Наполеон Бонапарт разгромлен. Союзнические войска в Париже. Ленорман переезжает в предместье Пасси – от греха подальше. Но происходит невероятное: никто не преследует ее за верность разгромленному режиму (все-таки придворная гадалка!). Наоборот, офицеры союзнических войск приезжают к ней даже в Пасси. И французская сивилла вернулась в Париж. Опять очереди желающих попасть к ней не уменьшаются.

Что же, она в действительности видела насквозь – как людей, так и картины их судеб. Но была ли Ленорман счастлива от своего дара? Знать то что случится, – тяжкий крест. Не потому ли всеблагие силы милостиво скрыли от смертных двери будущего? Ведь если предсказанного не изменить, так тяжко жить. Но разве легко рассказывать о грядущих страданиях?..

Ленорман несла свой крест в одиночку– у нее не было ни друзей, ни единомышленников. Одно время она думала, что, стараясь для клиентов, сыщет среди них родственную душу. Но чуда не произошло. И вот итог реальной жизни гадалки, владеющей знаниями о будущем, – одиночество. Ни семьи, ни любви, ни материнства. Проклятый Дар сделал ее изгоем: человеком, которого не просто не любили – боялись!.. Нет ничего удивительног, что, когда в начале 1830 года в Париже началась череда неожиданных пожаров, люди заговорили о том, что их устраивает ведьма Ленорман. Вот она, награда за долгие годы тяжелой работы: горящие поленья, брошенные в ее дом, поспешное бегство из Парижа – налегке, без теплого платья, по размытой дождями и грязной дороге. Мари-Анне пришлось спасаться в провинции.

Безансон… По рассказам – большой торговый город. В реальности после огромной столицы – сонный городишко с кривыми узкими улочками. И что ей здесь делать? Конечно, можно написать еще несколько книг, но за такой труд мало платят, а надо же на что-то жить. Значит, придется снова гадать. Хорошо, что чета Грелу, знакомая еще по столичным временам, пригласила ее пожить в их поместье Форези. А это означает, можно будет сэкономить на квартире. Ну а там, глядишь, и другие семейства проявят интерес.

Так и получилось. Провинциалы с удовольствием приходили погадать к столичной «штучке». Впрочем, в пророчества основательные безансонцы не верили. Пока однажды не случилось забавное происшествие. Мадам Делез испуганно рассказала прорицательнице, что ее супруг, почтенный поверенный, потерял родовой перстень с сапфиром. А ведь еще бабушка предупреждала Делеза, что сапфир – хранитель семейного здоровья. Так и вышло – лишившись кольца, поверенный заболел мучительными коликами желудка. И что же теперь делать?!

Ленорман раскинула карты и успокоила перепуганную посетительницу: «Ваш сын найдет кольцо. Оно закатилось под кровать!» Спустя день сын мадам Делез Пьер пришел, рассыпаясь в благодарностях, и преподнес гадалке букет алых маков. Мари-Анна приняла цветы почти с ужасом. Она-то знала, что маки – символ неотвратимой беды. Но разве взволнованному молодому человеку скажешь о таком?..

Он зачастил к Ленорман. Захотел узнать, как составляются гороскопы и что означают символы карт. Стал верным и внимательным учеником. Но его сердце билось явно не по-ученически. Двадцативосьмилетний Пьер влюбился в пятидесятивосьмилетнюю Мари-Анну. Что тут было сказать, что предпринять? Ленорман попыталась объясниться с молодым человеком, но услышала в ответ, который поверг ее в трепет: «Буду жить только с вами, без вас покончу с жизнью!» Тогда она сняла небольшой дом, и Пьер переехал к ней. Это было немыслимо – скандально, шокирующе. Ленорман постаралась объяснить Делезам, что их сын живет у нее просто на правах ученика, но никак не любовника, что никаких интимных отношений между ними нет. Но ей никто не верил. Родители Пьера позорили Мари-Анну на всех углах. Отец даже попытался поджечь ее дом.

А между тем все эти нервотрепки отразились на здоровье Пьера. У него началась горячка. Ленорман едва сбила жар своими травами. Однажды Пьер спросил: «Отчего ты, гадая всем, не раскинешь карты на меня?» Мари-Анна отвернулась: «Я не хочу!» Но Пьер не отставал. Ленорман разложила карты и в ужасе отпрянула: «Ты умираешь!» Пьер горестно вздохнул: «Я-то знаю… Но ты, сивилла, почему не узнала об этом раньше?» – «Потому что я люблю тебя!» – прошептала Мари-Анна.

После смерти Пьера она осталась совсем одна. Переехала на окраину Безансона. Но потом, прознав, что волны пожаров и революций в Париже закончились, возвратилась в столицу. И вновь потянулись посетители в ее салон. Политики и торговцы, литераторы и банкиры смиренно стояли рядом, как в очереди к Высшему Судии. Многие впоследствии записали полученные предсказания. Так, Александру Дюма-отцу Ленорман напророчила, что его сын тоже станет писателем. Дюма ликовал: «Сын сочинит еще сотню томов!» Гадалка покачала головой: «Его сделает знаменитым лишь одна книга». Дюма подмигнул: «Полагаю, о королеве Франции?» – «Нет! – отрезала гадалка. – О куртизанке!» Спустя полтора десятилетия Александр Дюма-сын действительно написал обессмертившую его имя «Даму с камелиями».

Время шло. Старая гадалка считала его только по клиентам. Месяц назад заходил знаменитый Виктор Гюго, на прошлой неделе пожаловала целая ватага художников во главе с романтиком Эженом Делакруа. Но, раскладывая карты или смотря в свой хрустальный шар, Ленорман все чаще вспоминала один давний вечер. Тогда кто-то спросил у нее: «А знаете ли вы о своей судьбе?» Ленорман поморщилась: «Меня не тронет ни огонь, ни вода, ни пуля. Я умру в ночной темноте от жадных и завистливых рук. Я даже могла бы назвать вам дату, но, думаю, вам это не нужно».

И вот время неумолимо подходит. Скоро, уже скоро…

1843 год, 26 июня — ночью в дом к Ленорман проник человек в черной маске. Ни деньги, ни драгоценности ему не были нужны. Он просто задушил знаменитую предсказательницу.

Весть об этом мигом облетела Париж, и уже наутро перед окнами дома мадемуазель Ленорман стояла огромная толпа. Люди пришли проститься. Толпа перешептывалась: «Видно, эта пророчица была угодна Богу, раз перевалила на восьмой десяток. Обычно гадалки столь долго не живут!..»

Полицейские долго искали убийцу, но, увы, так и не нашли. Все списали на неизвестного бродягу. Интересно, гадалка знала, кто это был? Скорее всего, да. Но, Господь Всемогущий, как же нелегко жить с такими знаниями!..

 

 

 


 

Елена Коровина

ред. shtorm777.ru