злые духи

Одержимые злыми духами

Плохие привычки, страсти, непреодолимая тяга к наркотикам или алкоголю коренятся в душе и остаются в каждом человеке даже после того, как он покидает свое бренное тело – до того времени, пока он усилием воли не преодолеет и не искоренит их.
Духи многих преступников и убийц которых казнили, жаждущие мщения, бесконечно долго остаются в земной сфере, обычно не желая ничего другого, как продолжать свою преступную деятельность. Они могут завладевать людьми, которые из-за своей особо повышенной восприимчивости легко поддаются их влиянию, и используют их тела как инструмент для осуществления своих злых замыслов.

Во множестве случаев громких убийств при ближайшем рассмотрении можно обнаружить несомненные доказательства того, что эти преступления совершались под воздействием бестелесных духов абсолютно невинными людьми, которые стали убийцами лишь в состоянии одержимости, то есть по принуждению чужой воли.

Так, к примеру, вряд ли можно усомниться в том, что убийство Стэнфорда Уайта, совершенное Гарри К. Тоу в 1906 году в Мэдисон Сквер Руф Гарден в Нью-Йорке, произошло под влиянием духов.
Гарри Тоу был высокочувствительный медиум, что неоднократно доказывал на протяжении всей своей жизни. Если у него даже были какие-либо личные причины убить Стэнфорда Уайта, все равно он, без сомнения, был одержим жаждущими мести духами, которые хотели расплатиться за реальную или мнимую обиду, нанесенную им или их родным.

Гарри Тоу был только посредником, телесным инструментом, посредством которого обитатели невидимого мира разыграли эту кровавую драму. Подлинными убийцами были невежественные, мстительные, злые духи.
1906 год, 15 июля – спустя несколько недель после трагедии, во время одного из наших собраний чужой дух, войдя в мою жену, тут же навзничь упал на пол. Усадив жену в кресло, я начал расспрашивать завладевшего ее телом духа. Тот грубо сопротивлялся, не давая к себе прикоснуться. Он потребовал оставить его в покое и выкрикнул:

– Эй там, официант, принесите мне чего-то выпить!
– Что вам принести?
– Принесите мне виски с содовой, да побыстрей!
– Кто вы?
– Вас не касается, кто я!
– Как вы думаете, где вы?
– В Мэдисон Сквер Руф Гарден, где же еще!
– Как вас зовут?
– Стэнфорд Уайт, если вам так хочется знать.

Тут он схватился правой рукой за затылок, а левой за грудь, потом за живот, как будто испытывая резкие боли, и крикнул:
– Пусть официант принесет мне виски с содовой!
Я хотел продолжить расспросы, но дух, увидев кого-то, для нас невидимого, задрожал от страха.
– Вы видите умерших? – спросил я.
Он резко кивнул головой и крикнул: «Они гонятся за мной!» – спрыгнул с кресла, забился в угол комнаты, в явном желании скрыться.
Его возбуждение было настолько велико, что он потерял связь с медиумом и исчез.

Тут же медиумом овладел другой дух. В возбужденном состоянии бегая по комнате, он торжествующе кричал:
– Я убил эту собаку! Я убил эту собаку! Вот он лежит! – При этом дух указывал на то место, где Уайт потерял связь с медиумом. – Собака! Вот уже несколько лет я ищу удобного случая его убить, и в конце концов я до него добрался, собака!
Я принудил духа сесть и узнал, что его фамилия Джонсон.
– Я убил Стэнфорда Уайта, – гордо произнес дух. – Он заслуживал смерти, он слишком долго забавлялся с нашими дочерями.
Дух предъявил недвусмысленное обвинение мужчинам из высшего общества.
– Они крадут наших детей, шикарно их одевают, а родители не знают, что потом происходит с детьми.
Я спросил духа, знает ли он, что умер; но тот рассмеялся мне в ответ и сказал:
– Как может мертвый говорить? Доктор, правда, сказал, что у меня чахотка и я в скорости умру, но, однако, я не умер. Никогда в жизни я не чувствовал себя так замечательно.
Когда я предложил ему повнимательней осмотреть свои руки, ноги и одежду, он спросил, как это он, мужчина, оказался в женском платье. После продолжительных разговоров мне наконец удалось убедить не на шутку пораженного духа в том, что он в действительности скончался. После этого он покинул нас, полный раскаяния.


Следом за ним явился третий дух. В отличие от других он понимал, что стал духом и только временно находился в чужом теле.
– Я отец Гарри Тоу. Спасите моего сына! Спасите моего сына! Он невиноват. Гарри не казнят на электрическом стуле (дальнейшие события подтвердили правильность его слов).
– Он всю жизнь был доступен воздействию духов. Он всегда был рассеянным и таким возбудимым, что мы даже остерегались его наказывать, так как боялись, что иначе он сойдет с ума. Но теперь я вижу, что мы заблуждались! Когда я еще жил на Земле, я не мог понять, почему Гарри так странно себя ведет; но теперь, глядя на все с духовной стороны, я вижу, что Гарри большую часть своей жизни был инструментом в руках эгоистичных, привязанных к Земле духов.
– Он был одержим мстительными духами, когда убивал Стэнфорда. Я всеми средствами старался достучаться до внешнего мира, чтобы сказать людям, что Гарри не сумасшедший, а медиум. Спасите моего мальчика! Спасите моего мальчика! – умолял бедный отец.
– Что вы хотите, чтобы мы сделали?
– Напишите моей жене и моему адвокату мистеру Олкотту. (Мы тогда еще не знали, что мистер Олкотт был адвокатом Тоу-старшего, но в последствии этот факт подтвердился.) Сообщите им о том, чему вы только что были свидетелем и что я сказал вам; обещайте мне правильно оценить все эти взаимосвязи и постараться понять состояние Гарри.
Мы пообещали духу исполнить его просьбу, и он покинул нас. Следующим вечером, 16 июля, пришел другой дух; он, казалось, кого-то искал, а потом спросил:
– А где же все остальные?
Этот дух также осыпал проклятиями высшее общество в целом, особо же сетовал на глупость и легкомыслие многих молодых девушек.
– Богатые забирают наших дочерей в свои вертепы разврата; они выводят их на театральную сцену, и тогда наши девочки уже не желают знать своих родителей. Дать бы им хорошую взбучку! – сказал он, подчеркивая каждое слово соответствующими жестами.

1907 год, 10 февраля — дух мистера Тоу-старшего явился снова и повторил, что Гарри – медиум и часто попадает под влияние злых духов. Он настоятельно указывал на то, что было бы великим благом для человечества, если бы специалисты в серьез занялись вопросом воздействия духов на людей. Основательное знание этих взаимосвязей избавило бы как духов в потустороннем мире, так и их несчастных жертв здесь, на Земле, от неописуемого страдания.

Тот факт, что Ричард Айвенс, который за убийство миссис Бесси Холлистер в Чикаго был повешен в 1906 году, стал жертвой злых духов, было так очевидно, что психиатры, криминалисты и психологи в один голос заявлили, что Айвенс невиновен и что преступление было совершено под гипнотическим воздействием неизвестной личности.

Айвенс то признавался в своей вине, то самым решительным образом ее отрицал. Со странным, отсутствующим взглядом он уверял, что некий «сильный человек» заставил его совершить преступление.
Хьюго Манстерберг, профессор психологии Гарвардского университета, написал в 1906 году:

«Это интересный и одновременно очевидный случай раздвоения личности и самовнушения… Ведьм в XVII столетии после таких признаний сжигали на костре, и общее понимание душевных помешательств с тех пор мало изменилось к лучшему».
Профессор Уильям Джеймс того же Гарвардского университета писал: «Виновен Айвенс или невиновен, он явно находился в состоянии раздвоения личности… Он не владел своим собственным естественным «я» в те роковые дни, а был жертвой странных изменений личности, о которых нам достоверно известно, что они наступают или вследствие внушения, или попросту сами по себе у предрасположенных к этому личностей».

Дух: Ричард Айвенс

Когда вечером этого дня дух вошел в медиума, тот, упав на пол, лежал, как труп; только спустя полчаса неимоверных усилий удалось привести духа в сознание.
– Отпустите меня, – застонал он. – Вы хотите еще раз меня повесить?
Он жаловался на сильную боль в области шеи и просил оставить его в покое; ему хотелось одного – спать.
– Что у вас с шеей?
– Она сломана, меня же повесили, и я мертвый. И я хочу оставаться мертвым. Если вы меня оживите, меня вновь повесят.
– Как вас зовут?
– Ричард Айвенс.
– Вы виновны в убийстве миссис Холлистер?
– Я не знаю; так говорят. Если я в действительности убил ее, то сделал это, сам не осознавая того.
– Почему вы то признавали свою вину, то вновь и вновь отрицали ее?
– Я признавал себя виновным, потому как трое парней (духи) принуждали меня к этому. Самый сильный из них стоял с ножом рядом со мной и грозился меня зарезать, если я не признаю себя виновным. Если же этого сильного человека не было, я говорил, что не знаю, убил ли я эту даму или нет. Все это я говорил в полиции, надсмотрщикам в тюрьме и всем, кто меня об этом спрашивал; но никто не верил мне, когда я рассказывал, как все было в действительности.
– Я столько всего пережил! Зачем вы оживили меня, если я уже умер? Почему вы не даете мне спать? Меня снова арестуют и еще раз повесят.
Вдруг он в страхе закричал:
– Вы видите? Нет? Вот он опять здесь – большой человек! У него в руках нож, и те двое маленьких парней снова с ним. О Боже!
Схватившись за колено, он вскрикнул:
– Колено! Он ударил меня ножом в колено и в другую ногу! Нога, моя нога! Он – дьявол во плоти! Он несколько раз ударил меня ножом!
Постепенно нам все-же удалось объяснить смертельно перепуганному духу, что его мучители – также всего лишь духи и что он, теперь лишенный своего земного тела, не может испытывать физическую боль.
– В настоящее время вы находитесь в некоем теле, но не в вашем собственном, и вы должны освободиться от своих ложных представлений. Кроме ваших врагов вы не видите других духов?
– То есть как это… Да, тут есть и другие; по-моему, они настроены дружелюбно, и вот, вот – миссис Холлистер!
– Спросите мужчину с ножом, по какой причине он так ужасно обращался с вами, – шепнул я ему на ухо.
– Он лишь ухмыляется.
– Спросите его, почему он хотел убить эту женщину.
– Он говорит, потому, что ненавидит женщин… – Тут он вдруг замолчал. Казалось, он, почти не дыша, наблюдает за каким-то взволновавшим его явлением.
– Они только что выгнали отсюда этих дьяволов! Была жуткая драка, но они все-же победили!
После этого он успокоился и сказал:
– Сейчас я чувствую себя лучше. Я так рад, что этот ужасный человек ушел.
Когда мы спросили, что он помнит о трагедии с миссис Холлистер, дух ответил:
– Когда я тем вечером увидел ту женщину, я мысленно увидел и того большого человека. У меня все смешалось в голове; меня схватили за шею, и я потерял сознание. Когда я вновь пришел в себя, большой человек сказал, что я убил женщину. Тогда я примерно месяц, как знал этого человека, но не знал, что он – дух. С того времени он все время преследовал меня.

Почему меня лишили возможности жить – пусть даже в тюрьме? О, какой позор я навлек на свою семью! Мне так жаль мою бедную мать; если бы она могла узнать правду… Если бы я смог с ней поговорить и сказать, что не имею к этому никакого отношения, что я этого не делал! Никто не пожалел меня, никто не верил мне, когда я говорил о большом человеке, который с ножом стоял рядом со мной. Ведь он же вынудил меня признать свою вину. Если я действительно совершил преступление, то искренне сожалею об этом, но я не помню, чтобы я это делал. Почему наказанием мне стала именно смертная казнь?

После того как я объяснил ему, что жизнь продолжается и после смерти, что человек, постоянно развиваясь, поднимается к более высоким духовным мирам, он с явной надеждой спросил:

– Если меня не смогли убить, то, наверное, и та дама также жива?
– Разумеется! И наверняка она уже пришла сюда, чтобы простить вас. Вы, правда, разрушили ее бренное тело, но вы же не несете ответственности за содеянное – вас просто использовали для этого злые духи, которые вас загипнотизировали!

С этими наставлениями и уже абсолютно истощенного духа взяли под свою опеку невидимые помощники. Они же и рассказали нам, что «сильный человек» и его сообщники при жизни принадлежали к банде «белых шапок», которая несколько лет подряд совершала свои преступления в Англии и США, в своей преступной мании искалечила и убила много женщин.

 


 

К.Викланд

ред. shtorm777.ru