Тайна жутких мест

Тайна жутких мест. Россия

Тайна заброшенного здания

На окраине Ухтомска стоит ничем на первый взгляд не примечательный пустой дом. Окна заколочены темными от времени деревянными щитами, штукатурка осталась только на небольшой части фасада. Уже нет старожилов, помнящих этот дом ухоженным и обитаемым, зато слухи вокруг него, один фантастичней другого, со временем только множатся.

История у этого заброшенного дома такая же мрачная, как и его внешний вид. Последний хозяин дома – Владимир Николаев – скончался в конце XIX столетия. Это был видный мужчина, который жил на широкую ногу: вкусная еда, красивые женщины, охота в окрестных лесах. Но наступил день, когда он пресытился развлечениями и захотел тихой семейной жизни. Девушка, которая ему приглянулась, была из крестьянской семьи, невероятно хороша собой.

К огорчению родни, девушка наотрез отказалась от выгодной партии, и тогда Владимир силой увез ее из родного дома в свою усадьбу. Рассказывают, с того времени как Анастасия переступила порог особняка, никто ее больше не видел. Да и Владимир с тех пор сильно изменился: день ото дня мрачнел, оброс черной бородой, со слугами начал обращаться несправедливо и жестоко. Через месяц его нашли мертвым в своей спальне. Никаких видимых повреждений на теле не обнаружили, однако в широко открытых глазах застыл такой ужас, что у слуг не оставалось сомнений: барин скончался от испуга. А вот Анастасию так и не удалось найти – ни живой, ни мертвой.

Прямых наследников не было, и со временем хозяйство пришло в упадок. Дом начал пользоваться дурной славой. В окнах ночами временами видели свет, хотя все слуги разбежались, а дом уже давно пустовал. Никто из тех, кто попытался зайти в здание, обратно не возвратился.

После тех жутких событий прошло уже более сотни лет, но и в наши дни единственными жильцами особняка остаются только кошки. Их, в отличие от людей, призраки былых времен не тревожат.

Разобранная церковь

Еще в XVII веке стояла в Калуге деревянная церквушка Архистратига Михаила. 1687 год — вместо нее был воздвигнут каменный храм с пятью главами и приделом Иоанна Воина. А в 1813 году на деньги калужского купца Якова Билибина к храму пристроили колокольню.

Церковь закрыли в начале 1930-х годов, когда власти захотели снести здание и возвести на его месте жилой дом для номенклатурных работников. Храм был разобран, часть кирпича пошла на строительство детского сада, а часть – на возведение того самого дома. Церковный подвал, который тянулся вдоль улицы Дарвина, решено было оставить и устроить в нем котельную. При обустройстве последней в подвале обнаружили захоронения священнослужителей. Их останки были вывезены в неизвестном направлении.

По утверждению нынешних жильцов дома по улице Ленина, 100, тут с завидной регулярностью появляются призраки. Как правило это происходит, в конце октября – начале ноября. В различных частях здания видят таинственные темные силуэты. В это время беспокойно ведут себя домашние животные, а людей в квартирах «накрывают» леденящий холод и чувство страха…

Земля скорби и страданий

На севере Красноярского края существует удивительное место, которое веками манило к себе охотников, путешественников и авантюристов. А вот преступники – как уголовные, так и политические – оказывались там-же, в острогах и поселениях, без какого бы то ни было желания.

В суровых краях вечной мерзлоты, северного сияния и полярной ночи, находящемся между Туруханом и Енисеем, испокон веков жили селькупы и эвенки, которые исповедовали язычество. По преданиям, название реки Турухан и прилегающего к ней края пошло от традиции местных шаманов иметь при себе посох, на котором изображалось магическое дерево туру – символ шаманской силы. Старожилы рассказывали, что при помощи этого посоха некоторые из могущественных шаманов в прошлые времена вызывали бурю и останавливали разлив великого Енисея, повелевали дождем и огнем.

Когда в этих краях обосновались казаки и столкновение интересов переселенцев и местных жителей стало неизбежным, шаманы употребляли всю свою силу, для защиты собственного народа. В летописных казачьих источниках, относящихся к началу XVII столетия, когда на месте современного Туруханска было основано укрепленное зимовье, а потом появился небольшой городок, называвшийся Новая Мангазея, есть упоминание о таком случае: как-то эвенкийский шаман, разгневанный наложенным на его народ оброком, бросил свой посох через деревянную стену крепости, и в казачьем поселении возник сильный пожар.

Активную борьбу с языческими верованиями туруханских народов в XVIII столетии начали монахи, которые построили свой монастырь на одном из островов Енисея. Монастырские владения неоднократно предавались огню и подвергались набегам местных жителей, сопротивлявшихся чужой вере.


С зловещими ритуалами, проводимыми селькупами и эвенками вплоть до начала XX столетия, связана Смерть-скала – высокий утес, находящийся в 18 км от современного Туруханска в верхнем течении Подкаменной Тунгуски. С этой скалы в реку скидывали неверных жен и пойманных воров. Сюда, чтобы добровольно расстаться с жизнью, приходили немощные старики. Именно тут шаманы приносили в жертву своим богам молодых красивых девушек, детей и пленников. А позднее, когда в эти края пришли русские переселенцы, казаки казнили на мрачной скале непокорных туземцев.

Жуткий утес и в XX столетии поддерживал свою недобрую славу ворот в ад. Последнюю свою жертву Смерть-скала приняла в 1954 г. В то время, после амнистии, по которой десятки тысяч уголовников-рецидивистов выпустили на свободу, на севере Красноярского края появилась банда, которая промышляла разбоями, грабежами магазинов и сберкасс. Милиция напала на след банды, логово которой было в туруханской тайге. После нескольких дней погони преступников прижали к берегу Подкаменной Тунгуски. Страшась неминуемого возмездия, бандиты спрыгнули со Смерть-скалы в водовороты реки. Согласно преданию, из 23-х членов банды выжить удалось только главарю, знаменитому в те времена бандиту Федору Куклаченко.

Туруханская земля до революции в больших количествах поставляла в европейскую часть Российской империи и за рубеж ценные меха и рыбные деликатесы. По воспоминанию революционеров, проводивших молодые годы в ссылке в том краю, их любимым способом времяпрепровождения были охота и рыбалка. Даже сейчас туруханская тайга как магнитом притягивает к себе промысловиков, среди которых ходят много легенд о необычных обитателях и страшных тайнах этого края. Одна из них связана с мертвым охотником-эвенком, призрак которого якобы появляется в вечерние и предрассветные часы, требуя от охотников поделиться с ним добычей. Несмотря на мрачность такого предания, повстречаться с призраком у промысловиков считается большой удачей: она сулит богатую добычу.

Другое предание, дошедшее до нас со времени первых русских поселений, рассказывает о «кровавом зимовье». Будто бы в туруханской тайге один раз в три года в самую суровую снежную пору появляется из ниоткуда старая ветхая изба. Горе тому охотнику, кто в нее войдет и останется на ночлег. Эта изба, будто кровожадный хищник, проглатывает незадачливых путников, ищущих крова, и, насытившись, бесследно исчезает, унося с собой в небытие свои жертвы.

Реальным прообразом «кровавого зимовья», пожирающего людей, стали множество острогов и лагерей, возникших в разное время на туруханской земле. Начиная с XVII столетия в эти края ссылали преступников и вольнодумцев. Тут нашли свое последнее пристанище разбойники из войск Стеньки Разина и Емельяна Пугачева. В XX столетии в туруханских лагерях отбывали длительные сроки заключения знаменитый историк и поэт Лев Гумилев и не менее знаменитый хирург и священник архиепископ Лука, в миру Валентин Войно-Ясенецкий, и еще многие тысячи безвестных жертв ГУЛАГа.

С 1949 по 1953 год в тех местах в невероятно сложных природно-климатических условиях проходила очередная «стройка века» – прокладывали железнодорожную ветку Игарка – Салехард, на которой каждый день от непосильного труда, голода и болезней погибали десятки заключенных.

1950 год — в поселке Курейка построили павильон-музей товарища Сталина – как напоминание о проведенных тут дореволюционных ссыльных годах Иосифа Джугашвили. Но впечатляющий пантеон успел принять не очень большое количество посетителей. 1961 год – он был закрыт, а статуя Сталина сброшена в Енисей. 1994 год — при невыясненных обстоятельствах пришедший в сильное запустение павильон-музей сгорел. Поговаривали, что незадолго до этого курейские мальчишки увидели рядом с музеем невысокую фигуру усатого мужчины в сапогах, френче и фуражке, который, смотрел на опустевшее сооружение, и сосредоточенно курил трубку.

В наши дни напоминанием о мрачном прошлом Туруханского края служит только заброшенная железнодорожная ветка, уходящая на северо-запад – в болота и вечную мерзлоту. Но местные охотники уверяют, что временами где-то вдали нет-нет да и раздастся печальный гудок невидимого паровоза…

Злой дух череповецкого болота

Россию можно считать родиной болот – нигде более их нет в таком количестве и объеме. И у человека, жившего в окружении болот, из поколения в поколение формируются определенные черты характера.

Череповецкие болота представляют из себя малоизученную местность в Вологодской обл. В наши дни о ней говорят как об аномальной зоне, потому как тут издавна наблюдались таинственные исчезновения людей с дорог, довольно частые самоубийства, невероятно большое количество сумасшедших в рядом расположенных деревнях и странное поведение, казалось бы, абсолютно здоровых людей.

По статистике XIX столетия, в местах череповецких болот количество людей покончивших жизнь самоубийством в 4-5 раз превышало общероссийские показатели, а преступность была в 9 раз выше. И можно не удивляться тому, что старое болото в окрестностях Череповца обросло своими мифами и легендами.

«В далекие времена на одной из белозерских дорог начали исчезать люди – как правило иногородние купеческие люди. Купцы выехав из одного города, а к цели своей поездки уже не добирались, – говорится в записках Павла Грязнова. – Вначале люди подумали, что в окрестностях появились разбойники. Однако со временем такая версия была отброшена… Как-то раз люди из города с оружием прочесали окрестные места и обнаружили на берегу большого болота кинутую телегу. Ни лошадей, ни купца, ни охраны у телеги не было. А товар оставался нетронутым… И в каждом случае следы людей, ехавших на телегах, уходили в топь – не было ни следов борьбы или какого-либо беспокойства… Пропасть мог как один человек, так и большая группа. Никто не возвратился из болота. Кроме одного человека…».

Это произошло в XVI столетии – купец исчез на целых десять лет. Конечно, не все эти годы он скитался по болотам, но пережитый им ужас был до такой степени велик, что еще долго у него не было сил возвратиться обратно. Объявившись спустя десятилетие, купец поведал, что повез, как всегда, товар на продажу, но по некой необъяснимой причине неожиданно изменил маршрут и поехал по неизвестным ему местам. Подъехав к краю болота, чуть было не утопился – такой жуткий страх овладел им, ужас и желание скорей убить себя. Сохраняя малую частицу сознания, он бросился от этого места, даже не вспомнив о товаре и не думая за ним возвращаться.

Местные к купцу отнеслись с недоверием, и он согласился показать желающим то место. Слова его подтвердились: на берегу болота обнаружили брошенные много лет назад уже развалившиеся телеги с торговым добром.

Большая часть исследователей аномальных явлений, происходивших на череповецком болоте, определяют эти места как «одержимые темным духом». Какая природа этого духа, никто не может сказать. Дух – герой здешних легенд, некая стихийная темная сила, которая несет зло и страдания без какого бы то ни было мотива.

По славянской мифологии, в болотах обитает кикимора – злой дух болот. Человеку показывается редко, предпочитает оставаться невидимой и только кричит из болота громким голосом. Любит наряжаться в «меха» из мхов, вплетая в волосы лесные и болотные растения. Кикимора болотная затягивает зазевавшегося путника в трясину, где может замучить до смерти. Потому в болотистые места далеко и по одному не ходили. Считали, что безбоязненно ходить там могут лишь колдуны и ведьмы.

«Дух в болотах появился давно, – писал лекарь Грязнов в 1879 году. – Никто не знает, что могло его породить: дремучая болотная природа, темные силы земли, грехи живущих в этих местах людей, или вообще сам дух, поселившись в этой местности, создал для себя удобные для его жизни и дремучести болота».

Древние кельты называли болота «вратами духов» – там, где вроде бы твердая почва моментально уходит из-под ног, открываются врата в мир таинственных духов природы и божеств. Потому кельты почитали болота и приходили туда с жертвенными дарами.

А вот запись из другого череповецкого источника, сделанная еще ранее, в середине XIX столетия: «Он воет, этот дух. Стоит однажды попасть туда, чтобы он навсегда остался с тобой. Он всасывает мозг. Он думает и заставляет молчать…».

«Его можно вспугнуть, – пишется в письме некоего Перфильева, местного жителя, проходившего лечение от своей “болотной хандры” у доктора Грязнова. – Не говорите о нем, не показывайте ему дорогу, он живет в самом центре, где лесная поросль обступает небольшое рыжее место, похожее на вытянутый круг. Наш лесник зовет его ведьминым. Сам боится-боится, а других приглашает послушать. В лес начал ходить без ружья. Все знают: его предшественник застрелился дома. Дослужился до старшего и застрелился, а из города не уехал. Так и не успел. Или не смог… А еще лучше – молчать. Идти и молчать. И оно не сможет воровать голос».

«Отец гнал меня из города, – рассказывает другой очевидец и жертва череповецкого болота середины XIX столетия. – Я получил образование и возвратился. Отныне уже нельзя уехать. Эти болота найдут везде. Как возможно бороться с такой махиной вонючего торфа? А как прекрасно это болото, когда находишь его впервые! И ягоды почти нет, и птицы мало. Не болото это вовсе. А как слышно его в городе! Я уже знал троих, которые его слышат…».

Это подтверждается и Перфильевым в письме, написанном в 1905 году: «Все лучшие люди в действительности уезжают из Череповца или погибают тут… Это не душевная – какая-то другая болезнь. Человек перестает ждать лучшего… и будто бы слышит по утрам, как где-то на севере вздыхает Озеро. И живет та вода чужой жизнью. Она подчиняет себе людей, которые выполняют ее волю». Через два года Перфильев уже сам болел этой таинственной болезнью…

«Я взял анализы торфа с этого загадочного места, – сообщает в своих записях Грязнов. – Послал в Петербург образцы и привел всех знакомых ученых в недоумение: кроме растительных остатков в торфе оказались следы более высокоорганизованной жизни, которые (следы) раньше нигде не встречали и не наблюдали. Коллеги написали мне, что болото редкое, необычное».

Других подробностей и «вещественных доказательств», проливающих хоть какой-то свет на историю с череповецким болотом, мы не знаем. Предположительно, что болото в том виде, в каком оно наводило ужас на всю округу, погибло где-то в 1920-1940-х годах. Верней, само болото не погибло – попросту перестало проявлять себя, по крайней мере открыто. Сдалось… Или затаилось?

 


 

Ю.Подольский

ред. shtorm777.ru