идол

Легенду об этом таинственном идоле хорошо знают в Европе. Обнаружили его в одной из пещер Этцальских Альп где-то в начале XVII века. Вырезан он из бивня мамонта и называют этого «красавчика» по-разному: чумазый, замурзанный, переменчивый идол, обидчивый.

В роли шахматного короля

В легенде не говорится, как именно, идол оказался, впрочем, на весьма скромном месте, на полке шкафа из орехового дерева, где пылилась коллекция шахмат молодого французского короля Людовика XIV.
Всемогущий первый министр кардинал Джулио Мазарини игре в шахматы научил Людовика, когда тот был еще вовсе ребенком. Будущему «королю-солнцу» было тогда всего лишь шесть или семь лет. После этого они на протяжении долгих лет за эту древнюю и премного мудрую игру не садились. Когда Людовику исполнилось уже 23 года, они как-то раз решили уладить очередную размолвку за шахматной партией.

Произошло это в 1661 году. Но до взаимопонимания во время игры они так и не дошли. Едва король уселись за шахматный столик, как Мазарини заметил, что вместо фигурки короля у него стоит странный костяной идол. Как правило сдержанный, кардинал вдруг вспылил. Схватил идола и швырнул его в одного из лакеев. Слуга с ловкостью увернулся, и Замурзанный, стукнувшись о стенку, закатился под шкаф.

Через какое-то время раздосадованный первый министр стремительно покинул Персиковый кабинет. А на следующий день кардинал, который, несмотря на почти шестидесятилетний возраст, на состояние здоровья никогда особенно не жаловался, серьезно заболел. Спустя несколько дней Джулио Мазарини скончался. Загадочной неожиданностью стало то, что под подушкой покойного один из лакеев нашел омерзительно улыбающегося идола из альпийской пещеры.

Спившийся лакей

Как он очутился у Мазарини под подушкой, лакей так и не понял, но зачем-то прикарманил таинственную находку. С того времени на бывшего кардинальского слугу одно за другим посыпались несчастья. Он лишился работы и стал спиваться. Даже в редкие часы протрезвления всякий раз бормотал несуразицу и разговаривал с костяным идолом.

Так что даже собутыльники начали сторониться сходящего с ума бывшего лакея. Почему-то лакей не решался выбросить жуткого идола. Видать, цепко жуткое изваяние держало своего нового хозяина магической властью. И час торжества Замурзанного пробил. Как ни страшился бывший лакей кардинала подземелий, как-то раз шатающейся то ли от страха, то ли от постоянного пьянства походкой направился он в парижские катакомбы. Вошел в подземелье, да и сгинул. Больше его никто и никогда не видел. Исчез вместе с ним и зловещий идол. Но не навсегда…

Мистагог Клаус

Во второй половине XVIII столетия в Праге объявился странный человек, называвшийся «мистагог Клаус». Как известно, мистагогом в Древней Греции называли знатоков мистерий. Но какое отношение к древним мистериям имел этот чужестранец, пражане так и не поняли.

Поселился он рядом с Тинской церковью, жил замкнуто и общался разве что с букинистами, которые располагались у Карлова моста. Ночами в окнах «мистагога» всегда горел свет, в церковь чужестранец по какой то причине никогда не ходил, и в скором времени пражане начали подозревать Клауса в связи с нечистой силой, заговорили, что ночами пишет он некие колдовские «пещерные книги».

Что это за книги — никто толком сказать не мог, но находились люди, которые в действительности видели «мистагога» у входов в пещеры, расположенные поблизости Праги. Каждый раз при этом под мышкой у Клауса были книги, а на шее, на ремешке, висел странный костяной идол. Как видно, не так уж долго лежал Чумазый во мраке парижских катакомб, чья-то неосторожная рука извлекла его на свет божий, и за альпийской находкой потянулась череда мистических историй.

Вот и на этот раз что-то неладное почувствовал в нем христианский люд. Служители ратуши несколько раз посетили «мистагога», но ничего предосудительного не нашли. Взволнованным горожанам чиновники объяснили, что господин Клаус вообще-то уважаемый ученый и путешественник, что интерес его к пещерам неслучайный. Возможно, горожане бы и вовсе смирились бы с нелюдимостью «мистагога», но омерзительный костяной идол будоражил умы, порождая все новые домыслы.
Несколько раз наиболее горячие головы пытались поколотить господина Клауса и тем принудить его убраться прочь из Праги, но как они же сами и признавались, всякий раз случалось нечто необъяснимое. Стоило им приблизиться к чужеземному ученому, как костяной идол словно оживал и начинал корчиться и строить жуткие рожи.

От этого у горячих голов отнимались руки, ноги и речь, а костяной идол еще долго снился по ночам. Тогда кто-то из непримиримых соседей господина Клауса решил поджечь его квартиру. Сам «мистагог» при этом не пострадал, потому как в очередной раз исследовал пещеры. Огонь удалось быстро погасить, но сгорело много книг и рукописей странного чужестранца.

Вернувшись из пещер, разгневанный и опечаленный Клаус всю ночь разбирал обгоревшие остатки своих записей. А на следующий день бесследно исчез. Вызванные соседями служители ратуши пришли осмотреть квартиру ученого. На обгоревшем столе они обнаружили злосчастного идола, а на стене — надпись:

«Невежи! Глупцы!.. Я хотел вас сделать счастливыми, а возможно, и бессмертными. Вместо чудодейственного эликсира оставляю вам идола альпийской пещеры. Вы достойны его больше, чем волшебного напитка. Он очень обижен!.. Граф Сен-Жермен». Тождество господина Клауса и графа Сен-Жермена так и не было точно установлено.

При всем при том, что прусский король Фридрих II Великий, который был уверен, что Сен-Жермен воистину бессмертен, неоднократно заявлял, что овеянный легендами граф каждый год по нескольку месяцев проводил в различных пещерах Европы и Азии. Зловещий идол тем временем, словно военный трофей, был доставлен в ратушу и помещен там в кладовой. Серьезные служители ратуши хоть и не поверили в их сказки, в конечном итоге решили избавиться от Чумазого. Отправились они в кладовую, а идола и след простыл…

 


 

Виктор Бумагин

ред. shtorm777.ru