За гранью жизни, Моуди

За гранью жизни есть жизнь

Помню, как давно, еще в юности меня потряс рассказ поэта А. Тарковского об его внетелесном опыте существования. Произошло это с Тарковским в январе 1944 года, после нескольких реампутаций ноги, когда он помирал во фронтовом госпитале от гангрены. Он находился в маленькой, тесной палате с довольно низким потолком. Лампочка, которая висела над кроватью, была без выключателя, и приходилось вывинчивать ее рукой. Как-то раз, выкручивая лампочку, Тарковский почувствовал, что его душа (сознание) спиралеобразно выскользнула из тела — вывинтилась, будто лампочка из патрона. С удивлением, он посмотрел вниз и увидел свое тело. Оно было абсолютно недвижимо, как у человека, спящего мертвецким сном. Затем ему почему-то захотелось посмотреть, что там происходит в соседней палате. Он начал медленно «просачиваться» сквозь стену, но в какой-то момент почувствовал, что еще немного — и он уже никогда не сможет вернуться в свое тело. Это его испугало. Он снова завис над кроватью и каким-то странным усилием скользнул в тело, как в лодку.

Историю эту я вспомнил, когда впервые прочитал книги западных исследователей, посвященные опыту людей, побывавших в состоянии клинической смерти.

Запад, последовательно отболевший в 20 столетии разными мировоззренческими модами, начиная от теософии и кончая дзен-буддизмом, в некий момент почувствовал потребность возвратится к классическому рационализму. При этом таинственные моменты бытия не отвергались, а объяснялись путем соединения трех компонентов: свидетельств чувственного опыта, рационалистического анализа (естествознание, помноженное на формальную логику), мистического (мифологического, религиозного) знания.

1970-е годы — западного читателя захлестнула волна литературы, посвященной тому, на что в прежние времена было наложено негласное табу. В особенности рьяно бросились писать о смерти медики. Пионером здесь стала доктор Элизабет Кюблер-Росс, автор книг «О смерти и умирании» (1969год) и «Смерть не существует» (1977год). Среди других серьезных работ выделю следующие: Дж. Мейерс «Голоса на краю вечности» (1973год), Осис и Харальдсон «В час смерти» (1976год), Бетти Мальц «Мои впечатления о вечности» (1977год), Д.Р. Уиклер «Путешествие по ту сторону» (1977год), М.Ровслинг «За дверью смерти» (1978год), Тим Ле Хэй «Жизнь после жизни» (1980год), И.Стивенсон «Двадцать случаев, заставляющих думать о перевоплощении» (1980год), Серафим Роуз «Душа после смерти» (1982год), Станислав и Кристина Гроф «Сияющие города и адские муки», Лайэлл Уотсон «Ошибка Ромео», Майкл Сабом «Призывы смерти» (1982год), Кеннет Ринг «Трагедия ожидания», Петр Калиновский «Переход» (1991год).
Но самое большое количество читательских взоров притянула книга Р.Моуди «Жизнь после жизни» (1976год) и ее продолжение «Размышления о смерти после смерти» (1983год).
В первой книге Моуди описал и проанализировал 150 случаев, людей которые, побывав в состоянии клинической смерти, хорошо помнили о том, что происходило с ними, имели опыт предсмертных видений, связанных с ощущением (или реальностью) внетелесного существования (обозначим его аббревиатурой ОВС). (Моуди, однако, вынужден оговориться, что его пациенты, пережившие опыт ОВС, описывали свои переживания словами, которые являются только аналогиями или метафорами. В силу иной природы «того света» такие ощущения нельзя передать адекватно.)

Для процесса ОВС характерны следующие стадии: остановка всех физиологических функций организма (причем умирающий еще успевает услышать слова врача, констатирующего летальный исход); нарастающие неприятные шумы; умирающий выходит из тела и с большой скоростью несется по тоннелю, в конце которого видит свет, иной раз — светоносное существо; перед умирающим проходит вся его жизнь; он встречается с умершими родственниками и друзьями; в какой-то момент возникает ощущение границы, из-за которой уже нельзя вернуться в тело; умирающий «усилием воли» или подчас против воли возвращается в тело. Согласно исследованиям Моуди, существует одиннадцать четко различимых стадий процесса умирания и возвращения с того света (американский кардиолог Сейб насчитывает десять таких фаз).

По данным психолога Кеннета Ринга из Америки, который изучил 102 случая «возвращения с того света», 60 % «возвращенцев» испытали непередаваемое чувство покоя, 37 % парили над собственным телом, 26 % запомнили всевозможные панорамные видения, 23 % входили в тоннель, колодец, погреб, шлюз или мешок, 16 % были очарованы удивительным светом, 8 % встречались с умершими родственниками.


Встречаются у «вернувшихся с того света» и описания ада — об этом свидетельствуют сообщения того же Р.Моуди, а также М.Сабома, Дж.Ритчи, Б.Мальц. Доктор Морис Ровслинг в книге «За дверью смерти» рассказывает о своем пациенте, «который во время остановки сердца оказался в аду. В процессе оживления он несколько раз приходил в себя, но сердце снова останавливалось. Когда он был в нашем мире и обретал дар речи, он все еще видел ад, был в панике и просил врачей продолжать оживление. Эти процедуры болезненны, и обычно больные, возвращаясь к земной жизни, просят прекратить их. Через два дня у больного не осталось никаких воспоминаний о пережитом. Он все позабыл, он никогда не был в аду и никакого ада не видел». Стоит также отметить тяжелый опыт ОВС у самоубийц, возвращенных к жизни. Их видения мрачны, безрадостны, порой просто ужасающие.
По утверждению К.Ринга, показания «вернувшихся с того света», отличаясь в некоторых деталях, совпадают в главном, независимо от национальности, возраста, пола, места проживания и религиозной принадлежности исследуемых. Об этом же говорит и врач П.Калиновский из Австралии, хотя отмечает, что «иногда люди видят то, что они ожидают увидеть. Христиане видят ангелов, Богоматерь, Иисуса Христа, патриархов. Индусы видят индусские храмы; неверующие видят фигуры в белом, юношей, иногда ничего не видят, но чувствуют «присутствие». Психологи видели в свете облик своего отца или понимали его как «коллективное сознание» и так далее».
По данным Э.Кюблер-Росс, только 10 % людей, находившихся на грани смерти или переживших клиническую смерть, могли ясно припомнить, что они пережили при этом. Другие исследователи называют более высокие цифры — от 15 до 35 %.
О случаях посмертного опыта я уже упоминал в главе «Что такое смерть»; вот еще несколько подобных историй в передаче исследователей или рассказанных самими людьми побывавшими «за гранью жизни».
«Врач ВВС Британии потерпел аварию при взлете с маленького сельского аэродрома. Его выбросило из кабины, он упал на спину и лежал без всяких признаков жизни. Из ложбины, в которой он оказался после аварии, здания аэродрома не видать, но тем не менее врач ясно видел все этапы спасательной операции. Он вспоминает, что смотрел на аварию с высоты около 200 футов и видел свое тело, лежащее поблизости. Глядя, как бригадир и уцелевший пилот бежали к его телу, он недоумевал, зачем им это надо, желая, чтоб его оставили в покое. Он видел, как из ангара выехала машина «скорой помощи» и сразу же заглохла. Он видел, как водитель вылез, завел машину ручкой, вскочил в кабину, проехал немного и притормозил, чтобы захватить на заднее сиденье санитара. Он видел, как «скорая» остановилась возле госпиталя, где санитар что-то забрал, а затем двинулась к месту катастрофы. Тогда еще не пришедший в сознание доктор почувствовал, что удаляется от аэродрома, пролетает над островом Корнуолд и с огромной скоростью несется над Атлантикой. Внезапно путешествие окончилось, и он, очнувшись, увидел, как санитар льет ему в глотку раствор нюхательной соли. Позднейшее расследование обстоятельств аварии показало полное соответствие всех деталей рассказа действительным событиям».
«Как-то раз у меня был сердечный приступ. Я вдруг обнаружила, что я нахожусь в черном вакууме, и я поняла, что я покинула свое физическое тело. Я знала, что умираю, и я подумала: «Боже, я бы жила не так, если бы знала, что случится сейчас. Пожалуйста, помогите мне». И немедленно я стала выходить из этой черноты и увидела что-то бледно-серое, но я продолжала двигаться, скользить в этом пространстве. Потом я увидела серый тоннель и направилась к нему. Мне показалось, что я двигаюсь к нему не так быстро, как мне хотелось бы, потому что я поняла, что, продвигаясь ближе, я смогу что-то увидеть сквозь него. За этим тоннелем я увидела людей. Они выглядели так же, как и на земле. Там я увидела нечто такое, что можно было бы принять за картины настроения.
Все было пронизано удивительным светом: живительным, золотисто-желтым, теплым и мягким, совсем непохожим на тот свет, который мы видим на земле. Когда я приблизилась, я почувствовала, что прохожу сквозь тоннель.
Это было удивительное, радостное ощущение. На человеческом языке просто нет слов, которыми могла бы это описать. Только мое время перейти за этот туман, вероятно, еще не пришло. Прямо перед собой я увидела моего дядю Карла, который скончался много лет назад. Он преграждал мне путь, говоря: «Иди назад, твое дело на земле еще не закончено. Сейчас возвращайся обратно». Я не хотела идти, но у меня не было выбора, поэтому я вернулась в свое тело.
Я вновь ощутила эту ужасную боль в груди и услышала, как мой маленький сын плакал и кричал: «Боже, верни мамочку!».
«Я видел, как они поднимали мое тело и вытаскивали его из-под рулевого управления, я чувствовал, что меня как будто тащат через какое-то ограниченное пространство, что-то вроде воронки. Там было темно и черно, и я быстро двигался через эту воронку обратно, к моему телу. Когда я был «влит» обратно, мне показалось, что это «вливание» началось с головы, будто я входил с головы. Я не чувствовал, что могу как-то рассуждать об этом, не было даже времени подумать. Перед этим я был в нескольких ярдах от моего тела, и все события вдруг приняли обратный ход. Я не успел даже сообразить, в чем дело, я был «вливаем» в мое тело».
«Меня взяли в больницу в критическом состоянии. Они говорили, что я не выживу, пригласили моих родных, потому что я должна скоро умереть. Родные вошли и окружили мою кровать. В тот момент, когда врач решил, что я умерла, мои родные стали мне далекими, будто бы они начали удаляться от меня. Это в самом деле выглядело так, будто не я удаляюсь от них, а они начали удаляться все дальше и дальше от меня. Становилось все темнее, и, тем не менее, я видела их. Потом я потеряла сознание и не видела, что происходит в палате.
Я находилась в узком Y-образном тоннеле, похожем на изогнутую спинку вот этого стула. Этот тоннель по форме соответствовал моему телу. Мои руки и ноги, казалось, были сложены по швам. Я стала входить в этот тоннель, продвигаясь вперед. Там было темно настолько, насколько вообще бывает темно. Я двигалась через это вниз. После я посмотрела вперед и увидела прекрасную полированную дверь без всяких ручек. Из-под краев двери я видела очень яркий свет. Лучи его выходили таким образом, что было ясно, что все там, за дверью, очень счастливы. Лучи эти все время двигались и вращались. Казалось, что там, за дверьми, все ужасно заняты. Я глядела на все это и говорила: «Господи, вот я. Если ты хочешь, возьми меня!» Но хозяин вернул меня обратно, и так быстро, что у меня захватило дух».

«Я слышал, как врач сказал, что я умер. И тогда я почувствовал, как я начал падать или как бы плыть через какую-то черноту, некое замкнутое пространство. Словами это нельзя описать. Все было очень черным, и только вдалеке я мог видеть этот свет. Очень-очень яркий свет, но сначала небольшой. Он ставал больше по мере того, как я приближался к нему. Я старался приблизиться к этому свету, потому что чувствовал, что это был Христос. Я стремился попасть туда. Это не было страшно. Было более или менее приятно. Как христианин, я тотчас связал этот свет с Христом, который сказал: «Я свет миру». Я сказал себе: «Если это так, если я должен умереть, я знаю, что ждет меня в конце, там, в этом свете».
«Я встал и пошел в другую комнату налить чего-то выпить, и именно в этот момент, как мне после сказали, у меня было прободение аппендицита, я ощутил сильную слабость и упал. После все как будто сильно поплыло, и я почувствовал вибрацию моего существа, рвущегося из тела, и услышал прекрасную музыку. Я парил по комнате и затем через дверь перенесся на веранду. И там мне казалось, что вокруг меня начало собираться какое-то облачко, скорее розовый туман. И тогда я проплыл мимо через перегородку, как будто ее там и не было совсем, по направлению к прозрачному ясному свету.
Он был прекрасен, такой блестящий, такой лучезарный, но он вовсе не ослеплял меня. Это был неземной свет. По-настоящему я не видал никого в этом свете, и все же в нем была заключена особая индивидуальность… Это был свет абсолютного понимания и совершенной любви. Мысленно я услышал: «Любишь ли ты меня?» Это не было сказано в форме определенного вопроса, но думаю, что смысл можно выразить так: «Если ты действительно любишь меня, возвращайся и закончи в своей жизни то, что начал». И все это время я чувствовал себя окруженным всепоглощающей любовью и состраданием».

Феномена посмертных видений у людей, находившихся в состоянии клинической смерти, не отрицает никто. Вопрос в трактовке природы этих видений. Президент Французской танатологической ассоциации Луи-Венсен Тома считает, что не правы как фанатичные мистики, пытающиеся использовать феномен ОВС для пропаганды своих идей, так и те, кто упрощенно сводит феномен к галлюцинации.

Большинство пациентов, опрошенных Моуди — люди верующие, как правило, христиане. Их экзистенциальный опыт как будто свидетельствует о безусловном существовании Бога и о том, что наша душа бессмертна. Доктор Карлис Озис, собравший данные о 3 800 людей, которые находились на грани смерти, отмечает, что верующие имеют видения чаще, чем неверующие…

 


 

“Интересная газета”

ред. shtorm777.ru