Потусторонний мир

О потустороннем мире — рассказ утонувшего на “Титанике”

Это рассказ человека, чью жизнь оборвала трагедия. Британский журналист Уильям Т.Стэд (1849-1912 гг) сотрудничал с разными газетами в свое время и, кроме того, проявлял повышенный интерес к парапсихологии. Им было написано несколько книг по этой теме, к примеру «Из старого мира в новый»; больше того, он обладал даром медиума. Сам Уильям Стэд как репортер принял в 1912 году участие в первом рейсе печально известного корабля «Титаник». Пароход направлялся в США, и по итогам этого рейса должен был получить «Голубую ленту Атлантики». Вследствие легкомысленных ошибок, которые были допущены при управлении кораблем, в ночь с 14 на 15 апреля произошло столкновение с айсбергом в северной части Атлантики.

«Титаник», который называли, не иначе как непотопляемый, раскололся на две части и пошел ко дну за несколько часов, унеся с собой 1517 человеческих жизней. Среди них был и Уильям Стэд. Уже через два дня устами миссис Вридт, медиума из Детройта, он сообщил точные сведения относительно катастрофы. Более подробно он рассказал поздней, управляя рукой своей дочери Эстель Стэд, у которой тоже был дар медиума. Вот выдержки из записанного ею обстоятельного рассказа покойного Стэда:

«Я хочу сообщить вам, куда попадает человек, после того как умирает и оказывается в мире ином. Я был рад, что во всем том, что я слышал или читал об потустороннем мире, была столь весомая доля правды. Так как, хоть в общем я еще при жизни был уверен в правильности этих воззрений, сомнения не оставляли меня, несмотря на все доводы разума. Именно потому я так обрадовался, когда осознал, до какой степени все здесь соответствует земным описаниям.

Я все еще был рядом с местом своей кончины и мог наблюдать, за происходящим там. Крушение «Титаника» было в разгаре, и люди вели отчаянное сражение с неумолимой стихией за свою жизнь. Их попытки остаться в живых придали мне сил. Я мог помочь им! За мгновение мое душевное состояние изменилось, глубокую беспомощность сменила целеустремленность. Единственное мое желание было помочь людям в беде. Считаю, что я в действительности спас многих.

Я пропущу описание этих минут. Развязка была близкой. Было такое чувство, будто мы отправляемся в поездку на судне, и собравшиеся на борту терпеливо ожидают, пока все остальные пассажиры зайдут на корабль. Я имею ввиду, что мы ждали конца, когда смогли бы с облегчением сказать: спасенные — спаслись, умершие — живы!

Неожиданно все вокруг поменялось, и мы словно на самом деле отправились в поездку. Мы, души утопленников, представляли из себя странную команду, двинувшуюся в путь с неизвестной целью. Переживания которые мы испытывали в связи с этим были настолько необычны, что я не возьмусь их описывать. Многие из душ, поняв, что с ними произошло, погрузились в мучительные размышления и с печалью думали о своих близких, оставшихся па земле, а также о будущем. Что ждет нас в ближайшие часы? Предстоит ли нам предстать перед Учителем? Каков будет Его приговор?

Другие были словно оглушены и совершенно не реагировали на то что происходит, будто бы ничего не осознавая и не воспринимая. Было такое чувство что они, вновь переживали катастрофу, но теперь — катастрофу духа и души. Все вместе мы являли собой поистине странную и в некоторой мере зловещую команду. Души людские, находящиеся в поиске нового пристанища, нового дома.

Во время крушения всего за несколько минут в ледяной воде оказались сотни мертвых тел. Много душ одновременно поднялись в воздух. Один из недавних пассажиров круизного лайнера догадался о том, что погиб, и был в ужасе от того, что не мог захватить с собой свои пожитки. Многие в отчаянии старались спасти то, что было для них настолько важным в земной жизни. Думаю, все поверят мне, когда скажу, что развернувшиеся события, на тонущем судне, были отнюдь не самыми радостными и приятными. Но и они не попадали ни под какое сравнение с тем, что происходило в то же время за гранью земной жизни. Вид несчастных душ, столь резко выдернутых из земной жизни, был абсолютно удручающим. Он был настолько же душераздирающим, насколько и отталкивающим, отвратительным.

Итак, мы ждали, когда соберутся все, кому выпало той ночью отправиться в путешествие в незнакомый потусторонний мир. Само перемещение было удивительное, гораздо более необычное и странное, нежели я ожидал. Ощущение было такое, что мы, находясь на большой платформе, которую держит чья-то невидимая рука, с невероятной скоростью взлетаем вертикально вверх. Несмотря на это, у меня не появилось ни какого ощущения неуверенности. Было чувство, что мы перемещаемся в точно определенном направлении и по запланированной траектории.


Я не могу с точностью сказать, ни каким долгим был полет, ни насколько удалились от земли. Место, в которое мы в конце концов оказались, было сказочно прекрасным. Ощущение было таким, будто мы неожиданно переместились из сумрачной и туманной местности где-то в Англии под роскошное индийское небо. Все кругом излучало красоту. Те из нас, кто поднакопил во время земной жизни знания об ином мире, понимали, что мы оказались в месте, где находят приют души скоропостижно умерших людей.

Мы чувствовали, что сама атмосфера этих мест оказывает целебное воздействие. У каждого вновь прибывшего было ощущение, что он наполняется некой живительной силой, и в скором времени он уже чувствовал себя бодрым и обретал душевное равновесие.

Итак, мы прибыли, и, как бы странным это ни звучало, каждый из нас был горд собой. Все кругом было таким светлым, живым, таким настоящим и физически осязаемым — словом, таким же реальным, как и мир, покинутый нами.

К каждому прибывшему с сердечными приветствиями тут же приблизились умершие раньше друзья и родные. После этого мы — я говорю о тех, кто волею судьбы отправился в путешествие на том злополучном корабле и чьи жизни в одночасье оборвались — расстались. Теперь все мы снова были сами себе хозяевами, которых окружали пришедшие раньше в этот мир милые сердцу друзья.

Итак, я уже поведал вам о том, каким был наш необыкновенный полет и каким оказалось прибытие в новую для нас жизнь. Дальше я хотел бы рассказать о первых впечатлениях и переживаниях, испытанных мною. Оговорюсь для начала, что не могу сказать точно, в какое время относительно момента крушения и моего ухода из жизни происходили эти события. Вся прошлая жизнь представлялась мне непрерывной последовательностью событий; что же до бытия в потустороннем мире, подобного ощущения у меня не возникло.

Рядом со мной был мой добрый друг и мой отец. Он остался со мной для того, чтобы помочь освоиться в новой среде, где мне предстояло теперь жить. Все происходящее ничем не отличалось от простого путешествия в другую страну, где вас встречает хороший знакомый, который помогает свыкнуться с новым окружением. Я был удивлен до глубины души, осознав это.

Жуткие сцены, свидетелем которых я стал во время и после кораблекрушения, уже были в прошлом. Благодаря тому что за столь короткое время пребывания в мире ином я пережил такое огромное количество впечатлений, события катастрофы, которая произошла предыдущей ночью, воспринимались мною так, словно они произошли лет 50 назад. Именно потому заботы и тревожные мысли о близких, оставшихся в земной жизни, не затмевали того радостного ощущения, которое вызывала во мне красота нового мира.

Я не говорю, что тут не было несчастных душ. Таких было много, но несчастны они были только по той причине, что не осознавали связи между жизнью в земном и потустороннем мире, ничего не могли понять и старались сопротивляться происходящему. Тех же из нас, кто знал о прочной связи с земным миром и своих возможностях, переполняло чувство радости и спокойствия. То наше состояние возможно описать такими словами: дайте нам возможность хоть немного насладиться новой жизнью и красотою здешней природы, прежде чем мы сообщим все новости о доме. Вот так беззаботно и безмятежно чувствовали мы себя по прибытии в новый мир.

Возвращаясь к своим первым впечатлениям, хочу сказать еще вот о чем. Я рад с полным основанием утверждать, что мое прежнее чувство юмора никуда не подевалось. Могу догадаться, что нижеследующее немало может повеселить скептиков и насмешников, которым описанные мной события кажутся бредом. Ничего не имею против. Я даже рад, что моя небольшая книга впечатлит их хоть таким вот образом. Когда подойдет и их черед, они окажутся в таком же положении, о котором я сейчас расскажу. Знание об этом дает возможность мне с некоторой долей иронии сказать таким людям: „Оставайтесь при своем мнении, лично для меня это ничего не значит».

В компании отца и своего друга я отправился в путь. Одно из наблюдений поразило меня до глубины души: как выяснилось, на мне была та же одежда, что и в последние минуты земной жизни. Я абсолютно не мог понять, как так получилось и как мне удалось переместиться в мир иной в том же костюме.

Отец был в костюме, в котором я видел его при жизни. Все и вся вокруг выглядело совершенно „нормальным», таким же, как и на земле. Мы шагали друг рядом с другом, дышали свежим воздухом, беседовали об общих друзьях, пребывающих сейчас как в потустороннем, так и в покинутом нами физическом мире. Мне было что рассказать своим близким, да и они в свою очередь рассказали мне многое о старых друзьях и особенностях здешней жизни.

Было еще кое-что, чем удивила меня окружающая местность: ее необыкновенные цвета. Вспомним, какое общее впечатление может произвести на путника та особенная игра красок, которая свойственна английской местности. Можно сказать, что в ней преобладают серо-зеленые тона. Тут же сомнений по этому поводу не было: ландшафт сосредотачивал в себе все оттенки нежно-голубого цвета. Не думайте только, что дома, деревья, люди также имели этот небесный оттенок, но все-же общее впечатление было несомненным.

Я сказал об этом отцу, который, кстати, выглядел гораздо жизнерадостней и моложе, нежели в последние годы своей земной жизни. Сейчас же нас можно было бы принять за братьев. Так вот, я упомянул, что вижу все кругом в голубом цвете, и отец объяснил, что мое восприятие меня не обмануло. Небесный свет здесь в действительности имеет сильное свечение синего оттенка, что делает эту местность в особенности пригодной для пребывания душ, нуждающихся в отдыхе, потому как волны синего цвета обладают чудотворным исцеляющим эффектом.

Тут кое-кто из читателей наверно возразит, считая, что все это — вымысел чистой воды. Я отвечу им: разве на земле не существует таких мест, одно пребывание в которых способствует излечению от тех или иных болезней? Включите свой разум и здравый смысл, поймите, в конце концов, что расстояние между земным и потусторонним миром очень мало. Как следствие, и отношения, которые существуют в этих двух мирах, должны быть во многом схожи. Как возможно что бы человек равнодушный после смерти сразу перешел в состояние абсолютной божественной сущности? Такого не бывает! Все есть развитие, восхождение и продвижение вперед. Это относится как к людям, так и к мирам. „Следующий» мир есть только дополнение к уже существующему миру, в котором вы пребываете.

Сферу иной жизни населяют люди, чьи судьбы перемешаны самым причудливым образом. Тут мне встречались люди всех социальных сословий, рас, оттенков кожи, комплекции. Несмотря на то что все жили вместе, каждый был занят размышлениями о самом себе. Каждый был сосредоточен на своих нуждах и погружен в мир своих интересов. То, что в земной жизни имело бы сомнительные последствия, тут было необходимостью с точки зрения как общего, так и индивидуального блага. Без погружения в такого рода особенное состояние нельзя было бы говорить о дальнейшем развитии и выздоровлении.

Из за такого всеобщего погружения в собственную личность тут царили мир и спокойствие, что в особенности примечательно с учетом описанной выше неординарности местного населения. Без такого сосредоточения на самом себе войти в это состояние было бы невозможным. Все занимались сами собой, и присутствие одних едва ли осознавалось другими.

В этом причина того, почему мне довелось познакомиться с не многими здешними жителями. Приветствовавшие меня по прибытии сюда, исчезли, за исключением моего отца и друга. Но я совершенно не расстраивался на этот счет, так как наконец получил возможность в полной мере насладиться красотой местного ландшафта.

Мы часто встречались и по долгу прогуливались вдоль морского берега. Ничто тут не напоминало о земных курортах с их джаз-бэндами и променадами. Всюду царила тишина, мир и любовь. По правую руку от нас возвышались здания, по левую — тихо плескалось море. Все кругом излучало мягкий свет и отражало необычно насыщенную синеву местной атмосферы.

Я не знаю, насколько долгими были наши прогулки. Мы с увлечением разговаривали обо всем новом, что открылось мне в этом мире: о здешней жизни и людях; о родственниках, оставшихся дома; о возможности пообщаться с ними и сообщить, что произошло со мной за это время. Думаю, за такими беседами мы преодолевали действительно значительные расстояния.

Если вы представите себе некий мир, площадью примерно равного площади Англии, где представлены все мыслимые виды зверей, зданий, ландшафтов, не говоря уже о людях, то у вас будет отдаленное представление о том, как выглядит местность иного мира. Вероятно, это звучит неправдоподобно, фантастически, но поверьте мне: жизнь в потустороннем мире похожа на поездку в незнакомую страну, не более, за исключением разве того, что каждый миг пребывания там был для меня необычайно интересным и наполненным».

Далее Уильям Стэд в деталях описывает новые места загробного мира и произошедшие с ним события. Но не надо полагать, что каждый покойник попадает после смерти в подобный мир. Даже если так и происходит, это отнюдь не значит, что усопший может или должен будет находиться в таком месте вечность. И после смерти никуда не пропадает возможности для дальнейшего развития души…

 

 


 

В.Шибелер

ред. shtorm777.ru