Жизнь - вибрации смерти

Жизнь и смерть

Жизнь всех людей подчинена какой-то доминирующей идее, отходящей, будто ветвь, от центрального ствола Главной Доминанты — жизни и смерти. Но мы живем так, словно бессмертны. И в то-же время мы с первых дней нашего рождения постоянно умираем. Смерть ощущает себя хозяйкой в клетках нашего тела, постепенно разрушая его. Смерть забирает нашу энергию и здоровье, а в конце опустошает наш ум.

Идея смерти проходит сквозь каждое мгновение жизни человека. Больше того, нам нравится сама идея смерти. Наша жизнь более походит на умирание, чем на реальную жизнь. Мы не забываем, что должны умереть в каком-то возрасте, и наша вера в неизбежную смерть ускоряет наш физический конец. Мы верим, что от сквозняка у нас появится насморк или что-либо более серьезное, и мы в действительности заболеем. Мы боимся выпить воды из-под крана, и в результате зарабатываем расстройство желудка после “сырой” воды. Мы все время чего-то боимся, тем самым создавая в себе патологические модели, разрушающие нас самих.

Наше устремление утвердить себя и наше усилие выжить в этом мире мы зовем жизнью, но в последний ее час мы вдруг понимаем, что наша жизнь прошла впустую. Что ничего значительного не сделано и исправить что-то уже поздно. Как раз в это время большинство из нас осознает ложь нашей жизни. Ни наши дети, ни заслуги, ни религия не спасут нас от диалога со смертью, в котором последнее слово всегда за ней. И в это время мы полностью осознаем свое одиночество и беспомощность перед бесконечностью.

Мы все время защищаемся, оправдываясь или нападая. Тем самым все наши неудачи мы несем с собой, хотя в реальности неудач не существует. А есть лишь наше отношение к событиям, наша их оценка с позиции эго.

Зачастую мы вспоминаем несправедливости по отношению к нам, сортируя их и коллекционируя, переосмысливая и накапливая в таком количестве, что все вокруг нас, преломленное сквозь зеркало прошлого, становится невыносимым, а отношение с близкими людьми — нетерпимыми. Подобные воспоминания играют роль своеобразных мостов от неприятного прошлого к неприятному настоящему, соединяющими все это в один неподъемный конгломерат. эта непосильная ноша делает нас слабыми и неуверенными, заставляя нас ждать от будущего неудач и неприятностей. Все эти страхи, болезни, постоянные стремления защищаться, неуверенность, мнительность — это все вибрации смерти.

И люди ищут выход из тупиков, которые щедро разбросала жизнь на их пути. Они в постоянной тревоге из-за своей незащищенности. Где-то в глубинах своей души они смутно понимают, что смысл жизни не в продолжении рода человеческого и уж тем более не в материальных благах. Порой приходит осознание, что жизнь человека предназначена для чего-то другого. Что кроме материального есть что-то еще, ради чего и стоит жить. Однако все это так смутно, так неопределенно, что, не имея времени осознать это, мы снова без оглядки устремляемся в водоворот жизни.

Порой это неопределенное внутреннее чувство до такой степени овладевает нами, что мы начинаем метаться в поисках чего-то нового, что находится за пределами материальной жизни, и нередко оказываемся в сетях оккультизма или втягиваемся в какую-либо секту, или же вступаем под своды храма какой-то религии.

Однако религия — это не духовность. Это лишь форма, в которую она может быть облачена. Я говорю «может быть», потому как в подавляющем большинстве случаев люди довольствуются лишь формой, а у духовности формы нет.

Наши устремления втиснуть себя в рамки традиций, догм, религий, идей также вызвано страхом смерти, стремлением хоть как-то защититься от нее… Хотя бы надеждой.


Мы слишком одиноки в этом мире и потому отдаем предпочтение жить среди соратников, единомышленников, друзей и т. п., хотя порой и понимаем, что единство с кем-то — лишь иллюзия общности. Мы отражаем наших близких в себе не такими, какими они являются на самом деле. Они соответствуют нашему отношению к ним. Мы осознаем мир через его модели, созданные нашим умом, и потому невольно вносим в него много субъективного. И только через такую искаженную реальность, через модели, не соответствующие оригиналу, мы общаемся друг с другом.

Как результат выходит, что мы не можем непосредственно общаться с кем бы то ни было. Между миром и нами наш ум воздвигает посредников, существующих внутри нас. Это их мы прежде называли моделями. Мы осознаем только их. Для нас это единственный способ общения с миром. Но это абсурд, — скажете вы, — тут нет никакого общения с миром, есть лишь общение с самим собой. Но, к сожалению, наше эго не доверяет нашей способности общаться с реальностью. Оно подменяет ее моделями, которые далеко не всегда соответствуют оригиналу.

Для чего существует смерть

Мать, соратница Шри Ауробиндо, говорила: «смерть это ложь, смерти не существует». Люди состоят из двух основных частей — внешней, смертной и внутренней — бессмертной. Внутренняя, бессмертная часть это и есть Человек, истинное Я, а внешняя — это лишь его оболочка, которая необходима для существования в нашем мире. Если бы Человек жил в каком-то другом мире, у него бы была другая оболочка, соответствующая тому миру. Таким образом, умирает лишь внешняя оболочка, которую мы, по своему неведению, и называем человеком. У внешней части человеческого существа имеются биологические часы, которые определяют не только скорость физиологических процессов организма, но и субъективное восприятие времени. Это одна из причин, почему с возрастом появляется субъективное восприятие ускорения хода времени.

Для того чтобы сказанное было понятней, рассмотрим воздействие внутренних ритмов времени на наше восприятие времени. Предположим, у человека, находящегося в детском возрасте, за сутки внутренние ритмы времени совершают сто колебаний и мы это воспринимаем как определенную продолжительность времени. С возрастом внутренние ритмы замедляются и мы это воспринимаем как укорочение времени. В дальнейшем количество колебаний волн времени в нашем организме становится все более медленным и, наконец, они прекращаются и внешняя часть человеческого существа умирает. Это происходит в случае естественной старости и смерти.

Насильственная смерть или смерть от какой-то болезни может наступить в любом возрасте. Другие формы жизни, которые существуют на Земле, имеют свои внутренние ритмы времени, и то, что для человека является как один день, ими воспринимается как время равное целой жизни. К примеру, можно предположить, что у кошки за сутки совершается не 100 предположительных колебаний времени, а 1000, тогда ее субъективное восприятие времени будет замедлено по сравнению с нашим в 10 раз. Говоря по другому, в своем субъективном восприятии времени, все живое на земле живет одинаково долго. Даже бабочка-однодневка живет не меньше времени, чем человек или, к примеру, черепаха. Можно предположить, что всему живому на земле дано одинаковое количество волн времени, но частота их у различных организмов разная, потому одни свою долю времени проживают за день, другие — за 100 лет, хотя субъективно все живые организмы на земле живут одинаково долго.

Кроме этого, у каждого плана бытия имеются свои собственные ритмы времени и, если бы человек смог соответствовать этим ритмам, то он жил бы так же долго, сколько существует его план бытия. По обычным человеческим меркам, человек стал бы бессмертным. Те великие сущности, которых мы называем богами, обитая в более высоких мирах, считают себя бессмертными, осознавая насколько кратковременна жизнь человека. Но бабочка однодневка, если бы она могла это осознавать, также считала бы человека бессмертным. На самом деле никто из людей не умирает естественной смертью от старости, потому что в течение всей своей жизни человек переносит множество болезней, порой даже не осознавая этого, в излишествах растрачивает отведенную для него порцию энергии, и всем этим очень быстро исчерпывает свои собственные жизненные ресурсы и умирает.

Есть два пути продления жизни. Первый — поддерживать ритмы своей жизни в резонансе с ритмами природы, что возможно при строгом упорядочении жизни и предохранении ее от всевозможных вредных влияний, закаливая организм и поддерживая его в оптимальном тонусе. Но в этом случае мы будем лишь приближаться к естественной продолжительности жизни. Второй путь — трансформировать свою внешнюю оболочку в бессмертное Божественное (супраментальное) тело, которое не будет зависеть ни от каких внешних условий. Будучи пластичным, оно всегда будет соответствовать окружающим его условиям. Внешняя часть существа человека относится к низшей материальной природе и состоит из той же материи, что и вся низшая природа. И до тех пор пока в общей эволюции вселенной не пришло время для трансформации материи, человек не сможет своими собственными усилиями создать бессмертное тело. Но истинный Человек изначально бессмертен и именно он будет проводником Божественной воли, направленной на трансформацию материального человеческого тела.

 


 

П.Зорин

ред. shtorm777.ru