Тайна замка Монсегюр

Тайна замка Монсегюр

Тогда я вам открою, — молвил отшельник.
— Тот, кому назначено сидеть на этом месте,
еще не зачат и не рожден, но не пройдет еще и года,
как будет зачат тот, который займет
Погибельное Сидение, и он же добудет Святой Грааль.

Томас Мэлори. «Смерть Артура»

«Проклятое место на святой горе», — так говорится в народных преданиях о пятиугольном замке Монсегюр. Юго-запад Франции, где он находится, — вообще страна чудес, изобилующая величественными руинами, легендами и сказаниями о «рыцаре чести» Парсифале, кубке Святого Грааля и, конечно же, волшебном Монсегюре. По своей мистичности и таинственности эти места можно сравнить разве что с немецким Брокеном. Каким же трагическим событиям может быть обязан Монсегюр своей славой?

1944 год — в ходе упорных и кровопролитных боев союзники смогли занять отбитые у немцев позиции. В особенности много французских и английских солдат было убито на стратегически важной высоте Монте-Кассино, пытаясь завладеть замком Монсегюр, где засели остатки десятой немецкой армии. Осада замка продолжалась на протяжении четырех месяцев. В конце концов после массированных бомбардировок и высадки десанта союзники пошли на решающий штурм. Замок разрушили практически до основания.

Но немцы не переставали оказывать сопротивление, хотя участь их уже была решена. Когда союзные войска вплотную подошли к стенам Монсегюра, произошло нечто необъяснимое. На одной из башен взвился большой флаг с древним языческим символом — кельтским крестом. К такому древнегерманскому ритуалу обычно прибегали только тогда, когда необходима была помощь высших сил. Но все было тщетно, и нацистам уже ничто не могло помочь.

Произошедшее было далеко не единственным в долгой и полной мистических загадок истории замка. А началась она еще в VI веке, когда на горе Кассино, считавшейся священным местом еще с дохристианских времен, святым Бенедиктом в 529 г. был основан монастырь. Кассино была не очень высокой и скорей была похожа на сопку, но склоны ее отличались крутизной — именно на таких горах в старину и закладывались неприступные замки. Недаром на классическом французском диалекте Монсегюр звучит как Мон-сюр — Надежная гора.

850 лет тому назад в замке Монсегюр разыгрался один из самых драматических эпизодов истории Европы. Инквизиция Святейшего престола и армия французского короля Людовика IX в течении почти года вели осаду замка. Но им так и не удалось справиться с двумястами еретиками-катарами, засевшими в нем. Защитники замка могли покаяться и уйти с миром, но вместо этого предпочли добровольно взойти на костер, тем самым они сохранили в чистоте свою таинственную веру.

И по сей день нет однозначного ответа на вопрос: откуда в Южную Францию проникла катарская ересь? Первые ее следы появились в этих краях в XI столетии. В то время южная часть страны, входившая в Лангедокское графство, простиравшееся от Аквитании до Прованса и от Пиренеев до Креси, была практически независимой. Правил этой обширной территорией Раймонд VI, граф Тулузский. Номинально он считался вассалом французского и арагонского королей, а также императора Священной Римской империи, но по знатности, богатству и силе не уступал ни одному из своих сюзеренов.

Тогда как на севере Франции господствовало католичество, во владениях графов Тулузских все больше распространялась опасная катарская ересь. Как считают некоторые историки, она проникла туда из Италии, которая, в свою очередь, позаимствовала это религиозное учение от болгарских богомилов, а те — от манихеев Малой Азии и Сирии. Численность тех, кого потом называли катарами (по-гречески — «чистыми»), множилось как грибы после дождя. «Нет одного бога, есть два, которые оспаривают господство над миром. Это бог добра и бог зла.


Бессмертный дух человечества устремлен к богу добра, но бренная его оболочка тянется к темному богу — так учили катары. При чем наш земной мир они считали царством Зла, а мир небесный, где обитают души людей, — пространством, в котором торжествует Добро. Потому катары легко расставались с жизнью, радуясь переходу своих душ во владения Добра и Света.

По пыльным французским дорогам колесили странные люди в остроконечных колпаках халдейских звездочетов, в подпоясанных веревкой одеждах — катары везде проповедовали свое учение. Брали на себя столь почетную миссию так называемые «совершенные» — подвижники веры, давшие обет аскетизма. Они совершенно порывали с прежней жизнью, отказывались от имущества, придерживались пищевых и ритуальных запретов. Зато им были открыты все тайны учения.

К другой группе катаров относились так называемые «профаны», то есть рядовые последователи. Они жили простой жизнью, веселой и шумной, грешили, как все люди, однако при этом благоговейно соблюдали те немногие заповеди, которым их научили «совершенные».

Новую веру в особенности охотно принимали рыцари и знать. Большая часть знатных семейств в Тулузе, Лангедоке, Гаскони, Русильоне стали ее приверженцами. Они не признавали католической церкви, считая ее порождением дьявола. Это противостояние могло закончиться только кровопролитием…

Первое столкновение католиков и еретиков произошло 14 января 1208 г. на берегу Роны, когда во время переправы один из оруженосцев Раймунда VI ударом копья нанес смертельную рану папскому нунцию. Перед смертью, священник прошептал своему убийце: «Пусть Господь простит тебя, как прощаю я». Но католическая церковь не простила ничего. К тому же на богатое Тулузское графство давно имели виды французские монархи: и Филипп II, и Людовик VIII мечтали присоединить богатейшие земли к своим владениям.

Графа Тулузского объявили еретиком и последователем сатаны. Католические епископы бросили клич: «Катары — гнусные еретики! Надо огнем выжечь их, да так, чтобы семени не осталось…» Для этого создали святую инквизицию, которую папа подчинил ордену доминиканцев — этим «псам господним» (Dominicanus — domini canus — господни псы). Так объявили крестовый поход, который впервые был направлен не столько против иноверцев, сколько против христианских земель. Любопытно, что на вопрос солдата о том, как отличать катаров от добрых католиков, папский легат Арнольд да Сато сказал: «Убивайте всех: Бог узнает своих!»

Крестоносцами был опустошен  цветущий южный край. В одном только городе Безье, согнав жителей к церкви Святого Назария, они убили 20 000 человек. Катаров вырезали целыми городами. Земли Раймунда VI Тулузского были у него отняты.

1243 год — единственным оплотом катаров оставался лишь старинный Монсегюр — их святилище, превращенное в военную цитадель. Тут собрались практически все уцелевшие «совершенные». Они не имели права носить оружия, так как в соответствии с их учением его считали прямым символом зла.

И все-же, этот маленький (в 200 человек) невооруженный гарнизон почти 11 месяцев отбивал атаки 10-ти тысячного войска крестоносцев! О том, что происходило на крошечном пятачке на вершине горы, стало известно благодаря сохранившимся записям допросов уцелевших защитников замка Монсегюр. Они таят в себе удивительную историю мужества и стойкости катаров, которая по сей день поражает воображение историков. Да и мистики в ней хватает.

Епископ Бертран Марти, который организовывал защиту замка, хорошо понимал, что его сдача неизбежна. Потому еще до Рождества 1243 г. он отправил из крепости двух верных служителей, которые вынесли на себе некое сокровище катаров. Говорят, что оно и поныне находится в одном из многочисленных гротов в графстве Фуа.

1244 год, 2 марта — когда положение осажденных стало невыносимым, епископ стал вести переговоры с крестоносцами. Крепость сдавать он не хотел, но ему очень необходима была отсрочка. И он ее получил. За две недели передышки осажденным удается втащить на крохотную скальную площадку тяжелую катапульту. А за день до сдачи замка произошло почти невероятное событие. Ночью четверо «совершенных» спустились на веревке с горы высотой 1200 метров и унесли с собой некий сверток.

Крестоносцы незамедлительно снарядили погоню, но беглецы будто растворились в воздухе. В скором времени двое из них объявились в Кремоне. Они с гордостью рассказали об удачном исходе своей миссии, но что им удалось спасти, неизвестно по сей день. Только вряд ли обреченные на смерть катары — фанатики и мистики — рисковали бы жизнью ради золота и серебра. Да и какой груз могли унести на себе четверо отчаянных «совершенных»? Значит «сокровище» катаров было иного свойства.

Монсегюр всегда был для «совершенных» святым местом. Это они возвели на вершине горы пятиугольный замок, попросив у прежнего хозяина, своего единоверца Рамона де Пиреллы, разрешения перестроить крепость по своим чертежам. Здесь в строгой тайне катары проводили свои обряды, хранили священные реликвии.

Стены и амбразуры Монсегюра были строго ориентированы по странам света подобно Стоунхенджу, потому «совершенные» могли вычислять дни солнцестояния. Архитектура замка Монсегюр производит странное впечатление. Внутри крепости появляется чувство, что вы находитесь на корабле: низкая квадратная башня на одном конце, длинные стены, выгораживающие узкое пространство посередине, и тупой нос, напоминающий форштевень каравеллы.

1964 год, август — спелеологи на одной из стен обнаружили некие значки, насечки и чертеж. Это был план подземного хода, идущего от подножия стены к ущелью. Потом открыли и сам ход, в котором обнаружили скелеты с алебардами. Новая загадка: кем были эти люди, погибшие в подземелье? Под фундаментом стены исследователи нашли несколько любопытных предметов с нанесенными на них катарскими символами. На пряжках и пуговицах было изображение пчелы. Для «совершенных» она символизировала тайну оплодотворения без физического контакта.

Была также обнаружена загадочная свинцовая пластина длиной 40 см, сложенная пятиугольником, который считался отличительным знаком апостолов «совершенных». Катары не признавали латинский крест и обожествляли пятиугольник — символ рассеивания, распыления материи, человеческого тела (вот, вероятно, откуда странная архитектура Монсегюра). Анализируя ее, видный специалист по катарам Фернан Ньель подчеркнул, что именно в самом замке Монсегюр «был заложен ключ к обрядам — тайна, которую «совершенные» забрали с собой в могилу».

И в наше время есть немало энтузиастов, которые ищут в окрестностях и на самой горе Кассино зарытые клады, золото и драгоценности катаров. Однако больше всего исследователей интересует та святыня, которую спасли от поругания четверо смельчаков. Некоторые считают, что «совершенные» владели легендарным Святым Граалем. Ведь не зря и сейчас в Пиренеях возможно услышать такую легенду:

«Когда стены Монсегюра еще стояли, катары охраняли Святой Грааль. Но Монсегюр был в опасности. Рати Люцифера расположились под его стенами. Им необходим был Грааль, чтобы вновь заключить его в корону их властелина, из которой он выпал, когда падший ангел был повержен с небес на землю. В момент наивысшей для Монсегюра опасности с неба явился голубь и своим клювом расщепил гору Табор. Хранительница Грааля бросила ценную реликвию в недра горы. Гора сомкнулась, и Грааль был спасен».

Для одних Грааль — это сосуд, в который Иосиф Аримафейский собрал кровь Христа, для других — блюдо Тайной вечери, для третьих — нечто вроде рога изобилия. А в легенде о Монсегюре он предстает в виде золотого изображения Ноева ковчега. По преданию, Грааль обладал магическими свойствами: излечивал людей от тяжелых недугов, открывать перед ними тайные знания. Святой Грааль могли видеть только чистые душой и сердцем, а на нечестивцев он обрушивал великие беды. Ставшие его обладателями обретали святость — кто на небе, кто на земле.

Некоторые из ученых полагают, что тайна катаров заключалась в знании скрытых фактов из земной жизни Иисуса Христа. У них якобы была информация о его земных жене и детях, которые после распятия Спасителя были тайно переправлены на юг Галлии. Как гласит легенда, в Священный Грааль была собрана кровь Иисуса. В этом брала участие евангельская Магдалина — таинственная личность, которая, возможно, и была его женой. Известно, что она добралась до Европы, из чего следует, что потомки Спасителя и породили династию Меровингов, т. е. род Святого Грааля.

По преданию, после Монсегюра священный Грааль был доставлен в замок Монреаль-де-Со. Оттуда он перекочевал в один из соборов Арагона. Потом его якобы вывезли в Ватикан. Но никаких документальных подтверждений тому не имеется. А возможно, священная реликвия вновь вернулась в свое святилище — Монсегюр? Ведь недаром же Гитлер, мечтавший о мировом господстве, так упорно и целенаправленно организовывал поиски Святого Грааля в Пиренеях. Немецкие агенты исследовали там все заброшенные замки, монастыри и храмы, а также горные пещеры. Но все было напрасно…

При помощи Грааля Гитлер надеялся переломить ход войны. Но даже если бы ему и удалось завладеть им, то вряд ли бы это спасло его от поражения, также как и тех немецких солдат, которые пытались защитить себя в стенах Монсегюра при помощи древнего кельтского креста. Ведь, согласно легенде, неправедных хранителей чаши Грааля и тех, кто сеет на земле Зло и смерть, настигает Божий гнев.

 


 

О.Очкурова, Я.Батий

ред. shtorm777.ru