Загробный мир

Каким видит загробный мир душа

Загробную жизнь описывают, как прави­ло, в привычных для нас земных образах. Если воспринимать эти образы буквально, реально существующими, то в большинстве случаев это может вызвать недоумение. Как же иначе, ведь в загробной жизни описываю яблоневые сады, дома и города, восход и заход солнца.

Бети Мальц на протяжении 28-и мин. была в со­стоянии клинической смерти. О своих виде­ниях, своем посмертном опыте она опублико­вала не только интервью в газетах, но и выпустила книгу. Она описала, как после смерти она моментально оказалась «идущей вверх по прелестному зеленому холму… Я шла по траве такого ярко зеленого цвета, какой мне никогда не доводилось видеть». Она писала о том, что ее сопровождала другая «высокая мужская фигура в широких одеждах». «Мне подумалось, не ангел ли это… Слева от меня рос­ли разноцветные цветы. Также деревья, кус­ты… Мы вышли к великолепному серебрис­тому сооружению. Оно походило на дво­рец, но без башен. Когда мы шли к нему, я слышала голоса. Они были мелодичны, гар­моничны, сливались в хор, и я слышала сло­ва «Иисус»…

Ангел шагнул вперед и ладо­нью прикоснулся к воротам, которых вначале было я и не увидела. Ворота в высоту до четырех метров были из цельного жемчужно­го листа». После того, как ворота открылись, «я увидала внутри то, что представлялось улицей золотого цвета с перекрытием из стекла и воды. Появив­шийся желтый цвет был слепящим. Невозможно описать его. Я никого не видела, но ощущала чье-то присутствие. Неожиданно я осознала, что этот свет был Иисус». Бети Мальц получила приглашение пройти в ворота, но она тут вспомнила об отце, который мо­лился о ней, о том, чтобы она ожила. Тем временем ворота за­крылись, и она вернулась вниз по холму. Интересно, что при этом она заметила солнце, которое восходило над стеной. Со временем этот удивительный восход солнца превратился в реальный восход солнца над ее городом, в больнице которого она вновь возвратилась к жизни.

В книге Джон Майерс «Голоса на краю вечности» (1973 год) описывается посмертный опыт женщины, которая после того как умерла пришла в обильно залитое светом место. Свет изливался из «окна на небо». Она вспоминала так: «То, что я видела там, заставило поблекнуть все земные радости. Я зхотела присоединиться к ра­достной толпе детей, которые пели и резвились в яблоневом саду… На деревьях были сразу и благоухающие цветы, и зрелые крас­ные плоды. Когда я сидела там, упиваясь красотой, я постепен­но начала ощущать Присутствие, Присутствие радости, гармо­нии и сочувствия. Сердце мое рвалось к тому, чтобы стать час­тью этой красоты».

В книге «Возвращение из завтра» говорится о «по­смертном» опыте врача из Вирджинии Джорджа Ричи. В книге описывается, как после клинической смерти Ричи возвратился в малень­кую комнату, где лежало его тело, и только после этого осознал, что он мертв, и при этом комната обильно наполнилась светом, который он ощущал как присутствие Христа, «присутствие настолько утешительное, настолько радостное и всепоглощающее, что я захотел навсегда целиком погрузиться в его созерцание».

Потом он уви­дел три видения. Первые два, казалось, имели отношение к «совсем иному миру, занимающему то же пространство, что и наша Зем­ля, и тоже имеющему много земных черт — улицы и сельская местность, университеты, библиотеки, лаборатории. От другого же мира я имел лишь мимолетное впечатление. Теперь ка­залось, мы уже больше не на Земле, но невероятно далеко, вне вся­кой связи с ней. И тут, все еще на большом расстоянии, я уви­дал город — но город, если такое можно помыслить, построен­ный из света, где стены, дома, улицы, казалось, излучают свет, а вдоль них двигались настолько же ослепительные яркие существа, как и Некто, стоящий рядом со мной. Это было только мгновенное видение, потому как в следующий момент стены маленькой комнаты со­мкнулись надо мной, ослепительный свет померк, и странный сон овладел мной».

Раймонд Моуди во второй своей книге («Размышления о жизни после жизни») описал впечатления, людей вернувшихся из мира мертвых. Так, один мужчина оказал­ся в «сельской местности», с ручейками, травой и деревьями, го­рами; женщина, которая очутилась в столь же «прекрасном мес­те», рассказывала: «вдали… я видела город. Там были зда­ния — отдельные здания. Они сверкали, светились. Люди там были счастливые. Там была искрящаяся вода, фонтаны… город света — так, я думаю, можно было бы его назвать».

В книге Осиса и Харалдсона «В час смерти» описывается 75 случаев видения умирающими потустороннего мира. Они видели удивительные луга и сады, ворота, ведущие в прекрасную сель­скую местность или же город, слышали потустороннюю музыку. Больше того, одна американка отправилась в прекрасный сад на такси, а индианка въехала в рай на корове. Житель Нью-Йорка вышел на пышный зеленый луг, его душа была полна «любви и счастья», он мог видеть вдали здания Манхэттена и парк развле­чений (!).

Уместно здесь привести высказывание Се­рафима Роуза: «Нужно отметить, что в исследованиях Осиса и Харалдсона индусы видят «Небо» настолько же часто, как и хрис­тиане, но если последние видят «Иисуса» и «ангелов», то первые так-же часто видят индуистские рамы и богов. Еще более важ­но то, что глубина религиозности пациентов, как видно, не оказывает никакого влияния на их способность видеть потусто­ронние видения: «Глубоко религиозные люди видели сады, вра­та и небо не чаще, чем меньше или вовсе нерелигиозные». Дейст­вительно, один член индийской коммунистической партии, ате­ист и материалист, был во время смерти перенесен в «прекрасное место на этой земле… Он услышал музыку, а также какое-то пе­ние вдали. Когда он понял, что жив, то огорчился, что ему довелось покинуть настолько прекрасное место».


Один человек хотел покончить жизнь самоубийством, и, умирая, он сказал: «Я на небе. Вокруг столько домов, столько улиц! С большими деревья­ми, на ветвях которых растут такие сладкие плоды и поют птицы». Большинство из переживших подобное чувствуют великую радость, безмятежность и готовность принять смерть, мало кто хочет возвращаться к жизни.

Может появиться естественный вопрос, не яв­ляются ли видения столкнувшихся со смертью или переживших клиническую смерть, галлюцинациями. Собственно, этот во­прос рассматривался как учеными, занимающимися данной на­учной проблемой жизни и смерти, так и разными критиками. Рас­сматривался он и представителями Православной церкви. Заметим, что все они приходят к одному и тому же заключе­нию — это не галлюцинации. 1853 год — была опубликована книга «Сила позитивного мышления» (Нью-Йорк). Автором ее был протестантский пастор Норман Винсент Пил. Описывая слу­чаи посмертного опыта, он заметил: «Галлюцинации, сон, виде­ние — я не верю в это. Я очень много лет опрашивал людей, которые были на краю «чего-то» и заглядывали туда и которые единодушно говорили о красоте, свете и мире, чтобы самому иметь какие-то сомнения».

Серафим Роуз писал: «Нельзя сомневаться в том, что эти опыты экстраординарные: многие из них нельзя свести просто к галлюцинациям, и похоже, что они возникают в рамках земной жизни, как это обычно понимают, в сфере как бы между жизнью и смертью«.

Имеет смысл привести здесь и некоторые описания загроб­ного мира, которые привел Эмануил Сведенборг (1688—1772 г.г.). Он является автором 150 научных трудов, многие из которых по своей значимости и новизне опережали свое вре­мя. Таким, к примеру, был его анатомический четырехтомный трактат «Мозг».

Когда Сведенборгу исполнилось 56 лет, он начал видеть ви­дения. В следующие 25 лет своей жизни он написал огромное число религиозных произведений. В них он описывает Небо, ад, ангелов, духов. Все основывалось на собственном опыте авто­ра. Отношение к Сведенборгу в этот второй период его жизни было разным. Одни принимали его за почти что сумасшедшего, а другие считали — божеством. Интересно, что его современник выдаю­щийся немецкий философ Иммануил Кант относился к Сведенборгу весьма серьезно и верил в его «ясновидения». Кстати, ясновидения Сведенборга были известны, как пишут, всей Европе. Американ­ский философ Р.Эмерсон в своей книге «Избранники человече­ства» назвал Сведенборга «одним из гигантов литературы, ко­торого не измерят целые колледжи заурядных ученых».

И в наши дни видения Сведенборга анализируют ученые, занимающиеся проблемой жизни после жизни. Они полагают, что яснови­дение его не ограничено доктрианальным христианством, пото­му очень любопытно, т.к. более объективно. Серафим Роуз писал, что «мало может быть сомнений относительно того, что Сведенборг был в действительности в контакте с духами и что он получил от них свое «откровение».

Наследие Сведенборга довольно большое: это 2 300 страниц «Духовного дневника» и «Дневника сновидений». Как он опи­сал потусторонний мир? Воспользуемся текстом Серафима Роуза: «Его описания невидимых сфер разочаровывающе при­землены: в общем же они согласуются с описаниями, которые возможно найти в большей части оккультной литературы. Когда человек умирает, то, по рассказу Сведенборга, он входит в «мир духов», который находится на полпути между Небесами и адом.

Этот мир, хоть он духовный и нематериальный, до такой степени похож на материальную реальность, что вначале человек не осознает, что он умер, его «тело» и чувства такого же типа, как и на земле. В момент смерти наблюдается видение света — чего-то яркого и туманного, и имеет место «пересмотр» собственной жизни, ее добрых и дурных дел. Он встречается с друзьями и знакомыми из этого мира и какое-то время продолжает существование, очень сходное с земным с тем только исключением, что все намного боль­ше «обращено внутрь»: человека привлекают те вещи и люди, которых он любил, а реальность определяется мыслью — стоит лишь подумать о любимом, и это лицо появляется как по вызо­ву. Как только человек привыкает к пребыванию в мире духов, его друзья рассказывают ему о Небесах и аде, и его отводят в разные города, сады и парки.

В этом промежуточном «мире духов» человек в ходе обуче­ния, которое длится где-то от нескольких дней до года, «приготавли­вается» для Неба. Но само «Небо», как его описывает Сведенборг, не слишком отличается от «мира духов», и оба очень схо­жи с землей. Там есть внутренние дворы и залы, как на земле, парки и сады, дома и спальни «ангелов», и масса перемен платья для них. Там есть «правительство и законы, и суды — все, ко­нечно, более «духовно», чем на земле. Там есть церковные зда­ния и службы, и духовенство говорит там проповеди и смущает­ся, если кто-то из прихожан не согласен с ними. Там есть браки, школы, обучение и воспитание детей, общественная жизнь, ко­роче, почти все то, что встречается на земле, что может стать «духовным». Сам Сведенборг разговаривал на Небе со многими «ан­гелами» (все они, как он считал, были души умерших), а также со странными обитателями Меркурия, Юпитера и других пла­нет, он спорил на небе с Мартином Лютером и обратил его в свою веру, но не смог разубедить Кальвина в его вере в «предоп­ределение». Описание ада тоже напоминает какое-то место на земле, его обитатели характеризуются эгоизмом и дурными по­ступками».

Как видим, здесь все тривиально и банально, говоря слова­ми Юнга. Но «за этой тривиальностью стоит философия реаль­ности потустороннего мира, которая находит отклик в совре­менных исследованиях» (С.Роуз).

 


 

Ю.Мизун

ред. shtorm777.ru