Царица Хатшепсут

Царица Хатшепсут

Восхождение

1525 год до н. э. — умирает Тутмос II – четвертый фараон XVIII династии, наследник славы Яхмоса, освободителя Египта и созидателя империи. Умерев он оставил двух дочерей от своей единокровной сестры и священной супруги правительницы Хатшепсут и малолетнего сына Тутмоса от наложницы Исиды. Мальчика, вопреки традициям, требующим достижения им 12-ти летнего возраста, нарекли фараоном Тутмосом III.

Хатшепсут не стала препятствовать ранней коронации мальчика, ибо она сама фактически правила страной, но все же добилась не положенного ей при малолетнем, но уже интронированном фараоне титула – правительницы-регента. Скорей всего, могла иметь место борьба партий, в результате которой сошлись на компромиссном варианте – малолетнего Тутмоса объявят фараоном, а вдовствующую Хатшепсут – правительницей-регентом.

До трагедий царицы Нефертити и Анхесенпаамон еще столетия, до Клеопатры – полтора тысячелетия, но Хатшепсут хватило примеров Нитокрис и Нефрусебек. Почтеннейшая – так переводится ее имя – позаимствовала у своих предшественниц на троне великой страны Та-Кем и положительный, и отрицательный опыт.

В первую очередь она смогла понять, почему положение на троне двух предшествующих цариц Египта было таким шатким. После кончины фараона и в случае отсутствия наследника право вдовы на абсолютную власть формально не оспаривается, но… Священная правительница неминуемо оказывается зажатой в тисках придворных интриг со стороны ближних родственников покойного фараона – родных и двоюродных братьев, занимающих должности верховных жрецов и военачальников. Каждый из них жаждет власти, а путь к ней лежит через женитьбу на правительнице.

Если она откажет всем, враждующие представители царской семьи объединятся против нее одной. Если согласится и принимает предложение одного, то настраивает против себя остальных, в то-же время становясь для нового мужа помехой на пути к абсолютной власти.

Хатшепсут не повторила ошибку Нефрусебек и не вышла замуж повторно. Хотя, в принципе, она имела на это решение в значительной степени больше прав, да и грозило ей это меньшими последствиями – потому как Нефрусебек была просто вдовствующей правительницей-регентом, происходящей из знатного аристократического рода, но не из царской семьи.

Хатшепсут же, как и ее покойный царственный супруг и брат, была дочерью Тутмоса I, его прямой наследницей, как следствие, ее супруг, решись она выйти замуж, мог бы и не получить титула соправителя. Тем не менее Хатшепсут решила, что создавать собственными руками еще одного претендента на трон не следует, хотя риск и невелик. Вместе с тем она организует пышную церемонию, пройдя которую, приобретает титул жены бога. Хатшепсут объявила себя женой бога уже после смерти супруга-фараона. Неслыханно, но происхождение правительницы позволяет ей это.


Стела Хатшепсут

Получив необходимый статус, Хатшепсут заручилась поддержкой жречества. И сделала следующий шаг: на третьем году правления практически без сопротивления жречества, скорей, при его поддержке, против воли армии (тут вновь играет роль ее происхождение) она объявила себя дочерью бога Амона-Ра. Согласно древнеегипетской мифорелигиозной традиции (особенно получившей развитие при XVIII династии и поздней), в момент зачатия наследника, которому в будущем суждено стать фараоном, сам бог Тайного Извечного Солнца – Амон – принимает облик фараона или же (в разных текстах и трактовках) вселяется в его тело и приходит к супруге.

«Имя дочери (долженствующей родиться) должно быть Хатшепсут… Она будет прекрасной царицей надо всей этой страною», – произносит величайший из богов Египта Амон-Ра при расставании с царицей Яхмос – так записано на стеле храма Амона в Дейр эль-Бахри.

В целом царица Египта Хатшепсут традиции не нарушила, хотя раньше этот мифопоэтический образ использовался только в отношении наследников мужского пола, но «тихий переворот» четвертого года правления Хатшепсут уже подготовлен. Она – правительница-регент, жена бога и дочь Солнца. И вот наступает момент кульминации, момент, которого никто не мог ожидать, за исключением части высшего жречества, поддерживающего Хатшепсут. 9-ти летнего Тутмоса III собираются лишить титула фараона, переведя в статус наследника и юного правителя, а Хатшепсут рассчитывают объявить священной правительницей, к тому же имеющей титулы жены бога и дочери Амона-Ра.

Но мудрая царица Хатшепсут понимает, что и со статусом священной правительницы, и со всеми титулами она останется только женщиной на троне, желанной добычей высшей египетской знати, а значит, придется принимать решение: идти по пути Нитокрис, лишаясь реальной власти, делясь ею с многочисленными советниками – представителями царской семьи из жречества и генералитета, или идти по пути Нефрусебек: получить все, но и рисковать всем, в том числе жизнью.

И царица разыгрывает свою главную карту, делает то, чего никто не ожидал. Еще при Тутмосе I ей было дано мужское тронное имя Мааткара – «истина, дух Солнца». Вопреки ожиданиям даже своих сторонников, она не объявила себя священной правительницей с высочайшими сакральными титулами. Она отказалась от них… и объявила себя фараоном Мааткара!

Изумленным жрецам выбора не остается, и они увенчивают голову Хатшепсут не короной священной правительницы и пекторалью жены бога, а двойной короной фараона Египта! Вся полнота власти сильнейшего в то время в мире государства сосредоточивается в руках одной женщины. Теперь власть женщины-фараона Хатшепсут пожизненная, а родственники Тутмоса II не могут претендовать на ее руку и статус соправителя. Женщина-фараон Хатшепсут обезоружила всех своих врагов.

Между тем, мальчик Тутмос III остался единственным полноправным наследником. Хатшепсут планировала позаботиться не только о себе, но и о стране: после ее смерти будет легитимная смена власти, наследник спокойно взойдет на трон и не будет множества претендентов, воюющих тайно или явно друг с другом, приводя Египет к катастрофе, как было после Нитокрис и Нефрусебек.

С течением времени постепенно взрослеющий и отстраненный от власти наследник – талантливый полководец, ученый и политик – превратится в ее злейшего врага, армия и жречество войдут в непрекращающийся десятилетний конфликт с административной аристократией. Но это будет потом, а пока женщина-фараон Хатшепсут одержала блестящую победу, добившись власти, которую не имела ни одна женщина, ни до, ни после нее, включая английских королев и русских императриц XVIII столетия. Победа, открывшая Хатшепсут путь к созиданию.

Величайшие тайны Хатшепсут

Сен-Мут был не только первый придворный архитектор фараона Мааткара. Доподлинно известно, что он был беззаветно влюблен в царицу и что женщина-фараон Хатшепсут в определенной мере отвечала на его чувства. Об этом может говорить хотя бы то, что она позволила Сен-Муту устроить себе гробницу прямо под своей усыпальницей. Но до какой степени глубока была их связь? Этого неизвестно.

Была ли способна царица пойти на такой риск подвергая себя смертельной опасности – стань их связь известной хотя бы среди знати, военного переворота было бы не избежать, да и само жречество смогло бы законно низложить ее за святотатство.

Опыт Клеопатры, рискнувшей всем и потерявшей все из-за любви, говорит о том, на что способна влюбленная женщина…

Но с глубоким сожалением мы вынуждены разочаровать читателя, принимающего версию наиболее смелых историков и египтологов о тайной и безумной страсти и чистой взаимной любви между женщиной-фараоном Хатшепсут и одним из величайших архитекторов, которого на стелах царицы сравнивали с самим великим Имхотепом, строителем пирамиды Джосера и основателем архитектурной науки (как и множества других – прикладных и фундаментальных), обожествленным еще при жизни и объявленным сыном бога Тота.

Двойная корона Хора Нармера, подарив Хатшепсут полную власть, отняла у нее первородное и незыблемое право любой женщины – право на любовь. Платить приходится за все, и ничто не дается даром. Чистая взаимная любовь Сен-Мута и царицы, скорей всего, не выходила за пределы платонических отношений. Это подтверждается множеством фактов. Прежде всего, после смерти Хатшепсут и восхождения Тутмоса III на трон Сен-Мут по-прежнему оставался придворным архитектором и подготовил для нового фараона проекты двух величайших строек: древней плотины на Асуане, остатки которой скрыты под водами современного Асуанского водохранилища, и древнего Суэцкого канала.

Даже тайная, оберегаемая личной охраной Хатшепсут и преданным ей жречеством связь с Сен-Мутом непременно всплыла бы после ее смерти, и на архитектора обрушился бы гнев нового фараона. Но Сен-Мут продолжил служить государству, умер своей смертью и его похоронили со всеми почестями в своем склепе, прямо под усыпальницей своей возлюбленной.

Но ничтожная возможность того, что их связь осталась тайной или же Тутмос пощадил Сен-Мута, остается: все-же фараону необходим был талантливый архитектор. Возможно, его обида на Хатшепсут, узурпировавшую власть и отнявшую у талантливого полководца его законный трон, не распространилась на великого архитектора, виновного только в том, что он любил… Но мы никогда не сможем узнать тайну любви Хатшепсут.

Тутмос III, правивший Египтом в 1479–1425 годах до н. э. и еще при жизни прозванный Мудрым и Воителем, пожалуй, стал одним из величайших, если не величайшим фараоном в египетской истории. Он совершил 17 военных походов, не проиграв ни одной из своих 82 битв. При нем построили Суэцкий канал, но он был засыпан в IX столетии до н. э. великим ассирийским завоевателем Ашшурбанипалом: в первой экспедиции в Египет он рискнул переправлять через канал свое двухсоттысячное войско вплавь – и потерял треть его от стрел метких лучников Та-Кем и крокодилов, терзавших всадников и лошадей, а его десантный флот был попросту раздавлен грозными осадными пентаремами, которые впервые стал строить именно Тутмос III.

Тутмос Воитель захватил Ливию, Нубию и Сирию. Хатти, Вавилон и Индия платили ему колоссальную дань. При нем было совершено первое кругоафриканское морское путешествие, и карты Тутмоса, благодаря знанию астрономии египетскими жрецами, по точности превосходили карты Геродота! Его воины впервые вышли к побережью Тихого океана, за 1200 лет до Александра Македонского. Громадные десантно-боевые пентаремы сокрушили десятки форпостов народов моря, в связи с чем финикийцы, входившие в этот союз, основали в Палестине оседлое государство, отказавшись от пиратства и противостояния Египту, и стали вассалами Тутмоса.

При нем корабли Египта впервые смогли достичь берегов Южной Америки и привезти после походов десятки тонн золота и сакральный наркотик местных племен, использовавшийся и для местного наркоза при операциях, – кокаин, точней, сырье – неочищенную сушеную концентрированную пасту листьев коки. После этого ее находили во многих гробницах жрецов и лекарей, и это является основным доказательством плавания моряков Тутмоса в Южную Америку, потому как кока не растет больше нигде…

Слава Рамзессидов, Нехо II и Анхшеншонка была обеспечена завоеваниями и мирным трудом Тутмоса Мудрого-Воителя. Так что строительству и торговым связям Тутмос, вопреки распространенному мнению, уделял не меньше внимания, чем завоеваниям. Военные походы и строительство, говоря современным языком, стратегически важных объектов утроило египетскую казну, даже по сравнению с удвоенной относительно предшественников казной Та-Кем при Хатшепсут.

Вспомним женщину-фараона Хатшепсут. По количеству проведенных благих реформ ее царствование превосходило многих фараонов. И не она ли своим мудрым управлением подготовила победы Тутмоса III?

Елена Рерих

Память Мааткара

В середине своего царствования (а вовсе не сразу по восхождении на трон, согласно распространенной версии) Тутмос стер с хронологической стелы картуш фараона Мааткара. Кстати, на вполне законном основании: с точки зрения миропорядка Маат, Хатшепсут была не только узурпатором, но и святотатцем, посягнувшем на Извечную Гармонию. Не избежал мести фараона и Дезер-Дезеру – погребальный храм Хатшепсут. Конечно, Тутмос не посмел совершить кощунство и разрушить великий храм, но осирические статуи Хатшепсут были обезличены, барельефы храма, изображающие основные деяния Мааткара, сбили.

Тутмос лишил ненавистную мачеху-узурпатора не только памяти, но и достойной фараона загробной жизни. Но… мачеху ли? Еще одна тайна Хатшепсут – тайна ее родства с одним из величайших фараонов. Тутмос III Мудрый-Воитель имел еще одно сакральное имя, как и все фараоны. Си-с-Асет-Ра – сын Исиды и Солнца.

Греческие историки поздней античности на свой лад назвали его Сизострисом, при этом по ошибке присвоив этот титул Рамзесу II Великому (который, кстати, имел вовсе другое сакральное имя – Рам-зес-Мери-Амон-Усер-Маат-Ра), объединив военные победы и мирное строительство двух великих фараонов, присвоив Рамзесу походы на Вавилон и Индию, которые совершил Тутмос тремя веками ранее, и датировав царствование Рамзеса XV веком до н. э. – временем правления Тутмоса III.

Эта ошибка не была замечена историками XVII–XIX столетий, вплоть до расшифровки Шампольоном древнеегипетского языка, после чего по переводам стел и барельефов были восстановлены исторические факты.

Надписи на уцелевших барельефах Хатшепсут называли Тутмоса сыном Исиды. Барельефы Тутмоса Мудрого также называют его Си-Асет (сын Исиды), что отражается и в его сакральном имени. Но пресловутой и неизвестной наложницы Исиды, которая, по официальной версии, родила Тутмоса от его отца – Тутмоса II, могло и не существовать вовсе! На храмовых надписях правления Тутмоса II нет никаких упоминаний о «наложнице Асет»! Это ставит множество вопросов, но на некоторые из них можно найти ответ.

Во-первых, Хатшепсут было выгодно объявить Тутмоса III побочным сыном покойного мужа, тем самым подорвав его права на трон, тем более если он в действительности был ее родным сыном. Не менее выгодно было, как ни парадоксально, после смерти Хатшепсут и Тутмосу III отречься от своей матери-отступницы, упоминания о которой он попытался полностью стереть из истории. Ведь Си-Асет означает прежде всего – сын богини Исиды, а не сын неизвестной истории наложницы. Тутмос объявил себя сыном фараона, в которого вошел дух солнечного божества и самой богини Исиды – жены Осириса и матери великого Хора!

Это подтверждается и сакральным интронационным именем Тутмоса: Си-с-Асет-Ра – сын богини Исиды и самого Солнца. Эта тайна разрешима только на уровне гипотез, но все же, скорей всего, Тутмос был сыном царицы и фараона. Сначала Хатшепсут подорвала права наследника, придумав несуществующую наложницу, а после ее смерти новый фараон, воспользовавшись той же легендой, объявил себя сыном богини, а не проклятой узурпаторши, посягнувшей на священные традиции. Но достоверного подтверждения, как, впрочем, и опровержения этой гипотезы нет.

Рамзес II Великий восстановил на своей новой хронологической стеле картуш Хатшепсут, уважая ее как великую правительницу. Он восстановил также картуш Тутанхамона, стертый Эйе, но еретик Эхнатон и сам Эйе – святотатец и цареубийца – были навсегда прокляты. Рамзес восстановил и Священнейший храм, разрушенный землетрясением, но сбитые лица и барельефы так и остались не восстановлены.

Память о мудрой правительнице пережила тысячелетия, Клеопатра и Юлий Цезарь совершили акт поклонения «мудрейшей из женщин» в ее погребальном храме. Скоро он будет полностью восстановлен, включая барельефы и лики осирических статуй фараона Мааткара. Это значит, что женщина-фараон Хатшепсут останется в памяти потомков не только одним из великих правителей Египта, но прежде всего величайшей женщиной.

 


 

С.Реутов

ред. shtorm777.ru