Врата в Царство Мертвых

Врата

На Земле существует лишь 7 мест, где мир людей почти соприкасается с Царством мертвых.
Надо стать в центре «огненной пентаграммы», произнести заклинание, и Врата откроются.
Но горе тому, кто ошибется, произнося заклинание: ужасен гнев Высших Сил, охраняющих миры…
Так было начертано на каменной плите, найденной в 30-х годах близ Ашхабада при археологических раскопках.
Сама плита не сохранилась. До нашего времени дошли фотографии иероглифов, которые были высечены на ее поверхности.
Лишь не так давно удалось их прочесть…

— Ты еще можешь уехать в город, — сказал Валерий Павлович.
— А ты бы уехал? — Николай Иванович усмехнулся.
— Навряд ли.
— То-то же. Сколько время?
— Без десяти полночь.
— Тогда у нас еще есть минут 5 на перекур.

Оба ученых были похожи друг на друга как братья. Примерно одного возраста (к полтиннику), средний рост, в очках, склонные к полноте. Даже одежда одинаковая: джинсы, ситцевые рубашки (цветные, в крупную клеточку), туфли.
Они стояли у старенькой «Нивы» и курили, рассматривая систему канавок, выдолбленную в окаменевшей земле. Канавки, пересекаясь, слагались в пентаграмму — знак, похожий на обыкновенную пятиконечную звезду.
Стемнело — как это и бывает в пустыне — быстро. Участок почвы с пентаграммой освещали лишь звезды и фары машины. Аккумуляторы почти разрядились, и свет был не белым, а каким-то желтым.

— Неровно получилось, — сказал Николай Иванович. — Посмотри, вон тот край скособочен.
— Ерунда, — отозвался Валерий Павлович. — В магии имеет значение только время и место. Работать будет не эта звезда, а тот астральный образ, который она породит в нашем сознании. Или в подкорке.
— Неужели мы побываем… там?
— Потерпи еще семь… нет, шесть с половиной минут.
— Волнуешься?
— Не то слово. Скорей — как-то не по себе.
— Если получится, что будем делать?
— Это зависит от того, что мы увидим в Царстве Мертвых.
— Ты думаешь о том же, о чем и я?
— Я не телепат.
— Бывают весьма опасные знания.
— Да. Бывают.

Какое-то время они курили молча. Потом часы на руке Валерия Павловича пискнули — сработал таймер.
Три минуты. Пора.
Николай Иванович кивнул. Аккуратно растоптав окурок, достал из багажника канистру бензина и принялся ходить вдоль канавок, заливая в них горючее.

Тем временем Валерий Павлович поднял крышку ноутбука. Компьютер вышел из спящего режима. Загудел винчестер, и на экране появилось рабочее поле.
Одним кликом открыл файл, содержащий текст заклинания. В общей сложности, четыре страницы абракадабры. Настолько трудно произносимой, что было ясно, почему в Царстве Мертвых, если доверять древним письменам, за последние несколько тысяч лет побывали только избранные.

— Минута, — сдавленным голосом произнес Николай Иванович.
— Через 50 секунд поджигай бензин.
— А мне где быть? С тобой, в пентаграмме?
— Врата открывает один человек. А сколько человек войдут вслед за ним — не имеет значения.

С ноутбуком в руках шагнул в центр «звезды».
Когда загорелся бензин, вздрогнул.
— Обратный отсчет!
— Семь, шесть, пять, четыре, три… Давай!

Валерий Павлович облизнул враз пересохшие губы и начал громко читать заклинание, надеясь, что русская транскрипция текста более-менее адекватна оригиналу:
— Х’мнг пшонгл шбан аут’б инг…
Ему показалось или почва под ногами задрожала?
Что это? Совпадение?
— Юх’г ажн’гл пхиш…

Язык отвалится, пока такое выговоришь. А надо каждый звук выговаривать максимально четко.
Шквал ветра ударил в лицо. К небу взметнулось облако пыли, закрутилось столбом.
Едва закончился текст в первом абзаце, пылевое облако разделилось на две части.

Голос, могучий, громогласный, звучащий будто с небес, обдал ледяной надменностью:
— Кто вы, идущие в Царство Мертвых?
— А вы кто? — спросил Валерий Павлович, озираясь. — Где вы?
— Задан вопрос. Отвечай. Или умрешь.
— Мы ученые. Нас двое.
— Зачем вы идете в Царство Мертвых?

До Валерия Павловича вдруг дошло: он не слышал Голос. Голос звучал, зарождаясь внутри черепной коробки.
— Я сказал: мы — ученые. — «Может, он не знает, кто такие ученые?» — Жрецы, чей смысл жизни состоит в познании мира.
— Царство Мертвых непостижимо для живых. Непостижимо и ужасно. Врата стали открываться. Подумай и прими решение: уверен ли ты, что хочешь идти дальше? Еще есть возможность вернуться.
— Да, хочу.
— Чтобы живые могли войти в Царство и вернуться обратно, они должны заручиться поддержкой Высших Сил. Силы эти могучи и безжалостны. Одна ошибка — и ты останешься в Царстве Мертвых навсегда. Знай это!
Голос умолк.

— Страж, ты здесь?
Тишина. Только ветер свистел в ушах да содрогалась почва под ногами. Как будто где-то глубоко, под растрескавшейся от дневного зноя почвой, на которой могла расти только дикая колючка, работала гигантская машина.

— Эй, Страж!
— Разве ты не понял? — почти закричал Николай Иванович. Его буквально трясло. — Это не Страж. Это — напутствие, последнее предостережение…
— Как ты там?
— Палыч, слушай… Мы с тобой и без того сделали чертовски много. Мы получили доказательство того, что эта штука работает… Мы не знаем, какие Силы пробудятся, когда ты прочитаешь все остальное. Я подозреваю: то, что уже было, это только цветочки!..

— Замолчи! Какой ты ученый, если боишься сделать второй шаг на пути к открытию, сопоставимому… даже не знаю с чем! Атомная энергия, освоение космоса, компьютеры — мелочь по сравнению с Царством Мертвых. Мы на пороге величайшего открытия в истории человечества!!!
И Валерий Павлович начал читать дальше:
— Аг’х шнуд оншм…
Столбы пыли засветились. Между ними вдруг появилось пятно ослепительно яркого света. Пятно увеличивалось, превращаясь в некое подобие входа. Оно притягивало к себе, манило.

Наконец, свет, исходящий из Врат, стал нестерпимо яркий. Валерий Павлович был вынужден стать к нему боком.
Что-то истошно завопил Николай Иванович. Не от боли. От смертельного ужаса.

Не прекращая чтения, Валерий Павлович на долю секунды вскинул голову, чтобы посмотреть, что смогло так испугать археолога, и тут же вновь уткнулся в текст на мониторе. В окружающей его темноте был кто-то еще. Или что-то. Какие-то исполинские тени, закрывающие собой звезды…
По сторонам лучше не смотреть. Уже немного осталось. Пять или шесть строк.

Трясущимися пальцами Валерий Павлович надавил на стрелку курсора, чтобы заменить прочитанное новым текстом.
И вдруг текстовой файл свернулся и пропал. Вместо него на рабочем поле появилась «иконка» с надписью: «Программа выполнила недопустимую операцию. Перезагрузите систему».

Валерий Павлович осекся, не веря своим глазам.
Открывшиеся было Врата захлопнулись с оглушительным грохотом.
Будто небо обрушилось на твердь…

•  На рассвете первые лучи солнца осветили перевернутую «Ниву» и два мужских трупа, почти полностью занесенных пылью.
В руках один из мужчин держал разбитый ноутбук.
Через пару дней погибших случайно обнаружили кочевники. Покрутили головами. Сошлись во мнении, что во всем виновата ночная буря, застигшая врасплох этих автотуристов.

До ближайшего города было далеко. И не по пути.
В общем, кочевники решили, что сообщат властям о находке чуть позднее, и закопали оба трупа рядом с автомобилем. Несмотря на ворчание старика-кочевника — он был весьма недоволен от всего происходящего.
Старику, похоже, очень не терпелось убраться отсюда как можно быстрей. Пока молодые копали могилу, он стоял рядом со своим верблюдом, который меланхолично жевал колючку.

Наконец, все было закончено. Старик-кочевник первый залез на верблюда и поехал прочь, бормоча:
— Худое место… Очень худое… Это мне отец рассказывал. А ему — его отец… Раньше люди знали больше, чем сейчас…

 


 

А.Масалов

ред. shtorm777.ru