Спартак. Восстание

Восстание рабов под предводительством Спартака (74–71 гг. до н. э.)

В конце 70-х гг. до н. э. внутреннее положение в Италии было крайне напряжен­ное. Неудавшаяся попытка Лепида свергнуть господство сулланцев еще в большей степени обострила противоречия. Самым революционным элементом в то время были рабы. В те времена как италийская низовая демократия, испытавшая в предыдущие годы ряд тяжелых поражений, была уже в зна­чительной мере ослаблена, многочисленные рабы Италии пока еще не выступали самостоятельно. Отдельные вспышки, имели локальный характер и их быстро подавляли.

С другой стороны, в течение 80-х г. до н. э. рабы систематически втягивались в выступ­ления италийской демократии, — в частности, в восстание италиков и в марианское движение. Это служило для них замечательной школой полити­ческого воспитания: рабы видели, что в конце концов они были лишь орудием в руках отдельных фракций господствующего класса. Классовое сознание италийских рабов возрастало. Наиболее развитые и смелые из них пришли к мысли, что лишь своими силами они смогут до­биться освобождения. Такой была обстановка и предпосылки крупнейшего восстания античных рабов, какое только знает история.

Источники по истории спартаковского движения до крайности скудны. Это несколько страниц в «Гражданских войнах» Аппиана и в плутарховой био­графии Красса. Главный источник — «История» Саллюстия — почти целиком утерян. Другие источники (периохи 95—97-й книг Ливия, Флор, Орозий, Веллей Патеркул и др.) очень кратки или не имеют самостоя­тельного значения. Потому историю восстания Спартака возможно восста­новить только в самых общих чертах, и на многие основные вопросы мы не сможем ответить.

В частности, мы почти не знаем биографию Спартака. Нам известно, что он происходил из Фракии. Из беглых указаний Аппиана и Флора мож­но заключить, что Спартак служил ранее в римских вспомогательных войсках и за дезертирство его продали в рабство. Благодаря своей физи­ческой силе он попал в гладиаторы. Источники подчеркивают образован­ность, ум и гуманность Спартака.


Начало восстания Спартака

В 73 г. до н. э. мы застаем его в Капуе, в одной из гладиаторских школ. В нача­ле лета около 200 гладиаторов составили заговор, который, как видно, был раскрыт. Но человек 60—70 смогли вырваться из школы и, вооруженные чем попало, бежали из города. Во главе их стояли Спартак и галлы Крикс и Эномай. По дороге беглецы захватили транспорт с гладиаторским оружи­ем. Они ушли на Везувий и начали делать оттуда набеги на окрестности.

Отряд Спартака стремительно рос за счет беглых рабов и батраков из соседних имений. Большую агитационную роль играло то обстоятель­ство, что Спартак делил добычу поровну между всеми.

В первое время римские власти не придавали большого значения этому инциденту, так как подобные случаи нередко происходили в Италии. Маленький отряд, посланный из Капуи, был разбит. Наконец-то в руках рабов оказалось настоящее оружие, на которое они с восторгом переменили ненавистное вооружение гладиаторов.

В Риме стали беспокоиться. Про­тив Спартака выслали отряд в 3 000 человек под командой пропретора Гая Клодия. Не пожелав тратить силы на штурм Везувия, Клодий стал ­лагерем у подножия горы в том месте, где находился единственный удобный спуск с вершины. Но Спартак перехитрил римлян. Из лоз дикого винограда восставшие рабы сплели канаты, при помощи которых спустились по от­весным склонам горы и внезапно напали на Клодия. Римляне обрати­лись в бегство, а их лагерь достался рабам.

Эта была первая крупная победа Спартака, за которой в скором времени последо­вали и другие. Осенью в Кампанию направили претора Публия Вариния с двумя легионами. Войска у него были не первоклассные. Спартак пооче­редно разбил обоих легатов Вариния, а потом и его самого, при этом даже захватил ликторов претора и его коня.

Эти события оказались решающим моментом в ходе восстания Спартака. Оно охватывало теперь почти весь юг полуострова: Кампанию, Луканию и, воз­можно, Апулию. Многие города были захвачены и опустошены. Саллюстий рассказывает о массовом истреблении рабовладельцев и о тех неиз­бежных жестокостях, которые совершали рабы, вырвавшиеся на свободу. Спартак пытался помешать этим ненужным эксцессам, которые лишь деморализовали рабов. Всю свою энергию он направил на организацию армии и на создание в ней дисциплины.

Войско Спартака насчитывало теперь примерно 70 000 человек. Рабы спеш­но изготовляли оружие. Создали конницу.

Вставал вопрос, что же делать дальше? Можно говорить с полной категоричностью, что в этот период у Спартака существовал определен­ный план: собрать возможно больше рабов и вывести их из Италии через Восточные Альпы. Вероятно, Спартак понимал всю сложность вооружен­ной борьбы с Римом и остановился на самом реальном из всех возможных вариантов. Оказавшись вне Италии, рабы тем самым становились свобод­ными и могли возвратиться в свои родные места. Предполагать, что за этим планом у Спартака крылись какие-то расчеты на дальнейшее развертыва­ние борьбы, мы не имеем никаких оснований.

Римское правительство поняло, в конце концов, размеры опасности и двину­ло против рабов войска обоих консулов 72 г. до н. э.— Луция Геллия и Гнея Кор­нелия Лентула. Как раз в этот критический момент среди восставших на­чались разногласия. Они привели к тому, что большая часть рабов (около 20 000 человек) под командованием Крикса отделилась от главных сил и начала действовать самостоятельно. Помощник Геллия, претор Квинт Аррий, напал на отделившиеся войска и разбил их около горы Гаргана в Апулии. Крикс при этом был убит.

На какой почве появились разногласия? Некоторые источники (Саллюстий, Ливий, Плутарх) говорят, что войска Крикса состояли из галлов и германцев. Если это так, то возможно предположить, что разногласия стояли в связи с разнородным племенным составом восставших. Но это только одна сторона дела. Более существенную роль играли программно-такти­ческие разногласия. Крикс и его товарищи являлись сторонниками более активных наступательных действий и, вероятно, не желали уходить из Италии. Саллюстий в одном из фрагментов замечает: «А рабы, спорившие из-за плана дальнейших действии, были близки к междоусобной войне. Крикс и единоплеменные с ним галлы и германцы хотели идти навстречу (римлянам) и вступить с ними в бой».

Может быть, Крикса поддерживала и та свободная беднота, которая примкнула к восстанию и которой не было никакого смысла уходить из Италии.

Раскол и поражение Крикса временно ослабили силы восстания Спартака, но не до такой степени, чтобы изменить намеченный план. Искусно маневрируя в Апен­нинах, Спартак нанес ряд поражений Лентулу, Геллию и Аррию, избежал окру­жения, которое ему подготовляли римляне, и двинулся на север.

Силы Спартака увеличивались по мере его успехов. По словам Аппиана, его войско достигло 120 000 человек. Двигаясь на север, Спартак дошел до г. Мутины, под которым разбил войска проконсула Гая Кассия Лонгина, наместника Цизальпинской Галлии.

Теперь путь к Альпам был открыт, и план Спартака, казалось, близок к осуществлению. И в этот момент он поворачивает обратно на юг. Почему? На этот вопрос мы не можем найти вполне точного ответа в источни­ках, хотя общая картина полностью ясна. После блестящих побед Спар­така настроение в его войсках так поднялось, что об уходе из Италии в это время не могло быть и речи. Рабы требовали от своего вождя, чтобы он вел их на Рим, и Спартак вынужден был подчиниться. Едва ли можно допустить, чтобы с его умом и самообладанием он дал себя увлечь общему настроению и изменил свой основной план ухода из Италии. Но в эту минуту он потерял власть над своей недисциплинированной армией.

Но на Рим Спартак все-же не пошел. Он понимал всю невозмож­ность захватить город, который в свое время не могли взять ни Ганнибал Барка, ни самниты. К тому же римское правительство осенью 72 г. до н. э. мобилизовало для борьбы все наличные силы. Сенат приказал консулам прекратить во­енные действия против Спартака. Главнокомандующим со званием про­консула был назначен претор 72 г. до н. э. М. Лициний Красс. Ему дали большую армию из 8 легионов, правда, далеко не первоклассную. Солдаты были уже заранее деморализованы той паникой, которую нагоняли на римлян неслыханные успехи восстания Спартака.

Красс, как видно, хотел окружить рабов на границе Пицена. Его легат Муммий, посланный в обход с двумя легионами, напал на армию рабов вопреки приказу Красса и был разбит. Многие солдаты, побросав оружие, бежали. Это позволило Спартаку прорваться на юг.

Красс решил суровыми мерами восстановить дисциплину в своих вой­сках. По отношению к сбежавшим он применил децимацию, старинное на­казание, давно уже не применявшееся в римской армии: каждого деся­того казнили.

Спартак между тем уходил через Луканию в Бруттий. На какое-то время он остановился в г. Фуриях и его окрестностях. Сюда к рабам яви­лось много купцов, скупавших у них награбленную добычу. Спартак за­претил своим брать от скупщиков золото и серебро. Рабы должны были менять добычу только на железо и медь, нужные им для изготовления ору­жия.

Красс двигался следом за армией Спартака. У последнего появился новый план: перебросить часть своих войск в Сицилию и «возобновить войну си­цилийских рабов, только недавно погасшую и требовавшую немного го­рючего материала, чтобы вновь вспыхнуть». Он сговорился с пиратами, обещавшими доставить ему транспортные средства. Но пираты обма­нули его, вероятно, подкупленные наместником Сицилии Верресом. К тому же берега острова усиленно охранялись. Попытки переправиться через пролив на плотах из бревен и бочек потерпели неудачу.

Подавление восстания Спартака

Пока Спартак тщетно пытался проникнуть на Сицилию, с севера по­дошел Красс. Он решил воспользоваться характером местности и запе­реть армию рабов на южной оконечности полуострова. Для этого он постро­ил «от моря до моря» укрепленную линию длиной в 300 стадий (около 55 км), состоявшую из глубокого и широкого рва и вала. Первая попытка прорваться окончилась неудачей. Но потом в одну бурную и снежную ночь (зима 72/71 г. до н. э.) Спартаку удалось искусным маневром форсировать укреп­ленную линию. Он вновь очутился в Лукании.

Красс отчаялся собственными силами справиться с восстанием и по­требовал помощи. Сенат отправил приказ Гнею Помпею, покончившему с серторианцами, ускорить возвращение в Италию. Другое распоряжение было послано Марку Лицинию Лукуллу в Македонию, чтобы он высадился в Брундизии. Вокруг Спартака стало суживаться кольцо правительствен­ных войск. И вновь в этот решающий момент, как полтора года назад, среди рабов обострились разногласия. Опять от главных сил отделились галлы и германцы во главе со своими вождями Кастом и Ганником. Отде­лившихся вскоре разбил Красс.

Если в начале восстания Спартака гибель отряда Крикса не оказала большого влияния на дальнейшие события, то теперь положение было другим. Основ­ные резервы рабов, могущих примкнуть к движению, были исчерпаны, и восстание шло к концу. При этих условиях гибель нескольких десятков тысяч бойцов могла сыграть роковую роль.

Спартак бросился к Брундизию. Хотел ли он таким путем переправиться на Балканский полуостров и осуществить свой старый план? Едва ли он мог серьезно надеяться на это. Если ему не удалось найти средств для пере­правы через узкий Мессанский пролив, то какие надежды он мог питать на переправу через Адриатическое море? И все-же Спартак хотел попы­таться, вопреки доводам рассудка. Ведь другие пути все равно были для него закрыты. Но когда он подошел к Брундизию, то узнал, что там уже находится Лукулл. Тогда Спартак повернул обратно и пошел навстречу Крассу.

Весной 71 г. до н. э. в Апулии произошла последняя битва. 60 000 рабов под предводительством Спартака пали. Тела Спар­така не удалось найти. Римляне потеряли только 1 000 человек. 6 000 рабов, попавших в плен, были распяты на крестах вдоль дороги, ведущей из Капуи в Рим. Но еще долго на юге отдельные группы, скрывшиеся в горах, продолжали бороться против римских войск. Часть рабов бежала к пиратам. Крупному отряду в 5 000 человек удалось пробиться на север. Там их встретил Помпей и всех до одного уничтожил.

Спартак был талантливым организатором и крупным полководцем. Из восставших рабов он организовал образцовую для того времени армию, силы которой непрерывно росли в процессе борьбы. Вос­стание Спартака отличается от других вос­станий рабов не только своей организованностью, но и исключи­тельной мобилизацией всех возможностей. В составе армии рабов были все рода войск того времени: тяжелая и легкая пехота и кон­ница. Вооружение рабов немногим уступало вооружению римских легионеров.

Армия рабов обучалась ведению боя. Спар­так стремился не восстанавливать против восставших мирное на­селение. Все необходимое для армии, взятое у населения, оплачи­валось. Такая политика обеспечивала Спартаку более или менее надежный тыл. Стратегия армии рабов отличалась смелостью и решительностью. Рабы действовали, как правило, наступательно, не упуская инициа­тивы из своих рук, били врага по частям, сосредоточивая в каждом случае против него превосходящие силы. Каждое боевое предприя­тие тщательно подготавливалось. Спартак всегда стремился пора­зить противника неожиданно. В техническом отношении восставшие действовали также наступательно. В особенности большой интерес пред­ставляет прорыв ими укрепленной линии врага.

Так закончилось восстание Спартака, которое в течение 18 месяцев потря­сало Италию. Несмотря на свои огромные масштабы оно было подавлено, как и все предыдущие восстания рабов. Причины его поражения лежат как в области объективно-исторических, так и в сфере субъективно-классовых моментов.

В восстании Спартака, помимо его «локаль­но-исторического» смысла и значения, есть еще и нечто иное — не­что непреходящее, общечеловеческое и — да не испугает нас это слово — всемирно-историческое. Оно заключается, на наш взгляд, в том, что в этом великом движении угнетаемые и бесправные — пусть стихийно, пусть без «программы», пусть даже не против рабства как такового! — поднялись на борьбу за завоевание, за достижение са­мого простого и самого великого общечеловеческого идеала всех вре­мен — за свободу. Вот в этом юном, наивном, стихийном, неисто­вом порыве к свободе — вечное и непреходящее значение восстания Спартака, секрет благодарной памяти о нем потомков вплоть до на­ших дней»

 

 


 

С.Ковалев

ред. shtorm777.ru