Внетелесный опыт, клиническая смерть

Опыт вне тела при клинической смерти

1975 год, 12 апреля, утро — Марта Иган занималась приготовлением завтрака мужу и дочери. Налив в кувшин апельсинового сока и поглядывая за беконом, она пробежала глазами список дел на предстоящий день. На первом месте стоял звонок матери в Вермонт, которая еще не совсем поправилась после гриппа.

Тем утром Марте было не по себе. Когда проснулась ощутила тяжесть в груди, подумала: потянула мышцу или простудилась, и заметила, что дыхание не глубокое и тяжелое. Боль в груди стала усиливаться, немного погодя стали нечувствительными губы. Вскоре после того, как семья Марты села завтракать, она перенесла первый сердечный приступ.

Когда карета «скорой помощи» доставила Марту к специальному входу, она уже перестала дышать. Сопровождавший ее врач не мог нащупать пульс: Марта Иган находилась в состоянии клинической смерти. Бригада врачей и медсестер стала делать ей массаж грудной клетки и вводить в легкие кислород. Хотя Марта Иган, несомненно, была без сознания — на самом деле «мертва», — она была свидетельницей всей процедуры собственного воскрешения из некой точки вне ее тела. Но рассказанное Мартой сильно отличается от рассказов большинства людей, вернувшихся после клинической смерти.
Ее не волновало, что старания воскрешавших ее врачей могут не увенчаться успехом. Но ее беспокоило, как больная мать воспримет известие о ее смерти. Позднее Марта рассказала:

«Если мне предстояло умереть, именно мне следовало сообщить маме плохую новость. Мне надо было заверить ее, что я не против того, чтобы умереть, если это необходимо, что умереть не так уж плохо. И действительно, мое положение казалось довольно приятным».
И только Марта подумала о том, чтобы сообщить печальную новость матери, как увидала ее сидящей в кресле рядом с кроватью у себя дома в Вермонте.

«Мама читала, сидя в своем любимом кресле. Я продолжала находиться в палате отделения реанимации, но в то же время была у мамы в спальне. Было поразительным — находиться одновременно в двух местах, да еще настолько удаленных одно от другого, но пространство казалось понятием, лишенным смысла. Я сказала: «Мама, у меня был сердечный приступ, я могу умереть, но не хотела, чтобы ты беспокоилась. Я не против того, чтобы умереть, если это необходимо». Но она не смотрела на меня.

Я подошла ближе к ее креслу и села на край кровати. Нас разделяло теперь лишь несколько дюймов. Мама была увлечена книгой, возможно, я взглянула на название, но не могу сейчас сказать, что это было. Я осознавала, что мне нужно каким-либо образом привлечь внимание мамы. Дотронуться до нее я боялась, чтобы не напугать. «Мама, — продолжала я шептать, — это я, Марта. Мне нужно поговорить с тобой». Я пробовала привлечь ее внимание как-то по-другому, но вдруг фокус моего сознания вернулся в реанимационное отделение. Я оказалась снова в собственном теле».

Марта Иган стала дышать самостоятельно, ее сердцебиение пришло в норму, но она оставалась без сознания часов до одиннадцати ночи. Придя в себя. Марта увидала у постели своего мужа, дочь и рядом с ними брата, живущего в Коннектикуте. Тогда она подумала, что муж позвонил родным, и брат прилетел в Айдахо. Но через несколько дней выяснилось совсем другое. Брату действительно позвонили на работу, в Нью-Йорк, но позвонила мать. У нее было странное ощущение, что с Мартой что-то случилось, и она попросила сына узнать, в чем дело. Позвонив несколько раз, он выяснил, что произошло, и первым же самолетом прилетел в Айдахо. Неужели Марта действительно преодолела без тела расстояние, которое равнялось двум третям протяженности Америки, и общалась со своей матерью?



Марта чувствует, что так оно и было. Ее мать, умершая в прошлом году, могла сказать только: она почувствовала — что-то не в порядке, но не представляла себе, ни что именно, ни каким образом она узнала об этом.

Рассказ Марты Иган можно расценить как редкий, но не единичный случай. Многие кто пережил клиническую смерть рассказывают, что старались связаться с дорогими людьми во время своего опыта вне тела (ОВТ). Но у большинства это не получилось. Но те, кого «слышали», «ощущали» или в редких случаях «видели» живые люди, открыли абсолютно новую область исследования существования после телесной смерти, наличия жизни после жизни. Что именно люди слышали, ощущали или видели? Астральное тело (эфирный двойник физического) ? Если да, может ли его присутствие быть выявлено тонкими научными приборами?

Изучая разные виды встреч со смертью, ученые разрабатывают новые способы исследования возможности общения мертвых с живыми. Случай Марты Иган — один из видов существования после смерти и, как мы увидим, предполагает один из путей научного исследования. Случай произошедший с Марком Луина, инженером «Грэнд Рэпидз» в Мичигане, предполагает другой путь.

Большее количество времени своего ОВТ Марк провел в попытках привлечь внимание своей жены Пегги, которая сидела в приемной двумя этажами ниже операционной, где Марк «умер» во время срочной операции на сердце. Он рассказывал:
«Это было самым большим разочарованием, какое мне довелось испытать в жизни. Я видел Пегги абсолютно ясно — она сидела, положив руки на колени, и вид у нее был очень огорченный. Ей было страшно, а мне нет, и я хотел внушить ей это».

Марк старался заговорить с Пегги, но скоро понял, что его голос слышен только ему самому. Тогда он прибегнул к другой тактике: «Я тихонько дотронулся до нее, мне не хотелось ее испугать. Но она, казалось, не чувствовала моего прикосновения. Я похлопал ее по руке сильней. Наконец, я попробовал взять ее руку в свою и приподнять, но не смог. Пегги ни о чем не подозревала. На столе неподалеку от места, где она сидела, стояла пустая ваза, и я подумал, что она не кажется тяжелой и я, может быть, смогу уронить ее и привлечь внимание Пегги. Я несколько раз пытался опрокинуть вазу, чтобы Пегги услышала шум».

Существует ряд очевидных совпадений случая Марты Иган и Марка Луина, но одно весьма большое различие: на уровне подсознания Марта каким-то образом смогла установить с матерью связь и передать ей «чувство» беспокойства, а Марк никак не мог вступить в контакт с женой. Но Марк верно определил, что его жена находится в выложенной бело-голубым кафелем комнате двумя этажами ниже операционной, а позже дал абсолютно точное описание ее одежды в этот день.

С целью научного анализа эти два случая отнесены к двум различным категориям. К сожалению, исследователи встреч со смертью имеют обыкновение относить к одному классу все случаи свидетельств о существовании после смерти. Некоторые из переживших ситуацию, грозившую смертью, не пытались связаться с дорогими им людьми. Другие, покинув тело, перемещались не дальше потолка реанимационного отделения; они впоследствии сообщали факты, которые свидетельствовали о том, что они, находясь в беспамятстве, были свидетелями собственного воскрешения.

А некоторые были совершенно захвачены превосходящим реальность духовным опытом, пережитым во время клинической смерти. Они видели сияющий свет, слышали небесную музыку, проплывали сквозь темные пространства и встречали духов покойных друзей и родственников. Придя в себя, они часто рассказывали таинственные и прекрасные истории; но такие истории не могут быть подтверждены научно. Таким образом, встречи со смертью дают широкий спектр от неизреченного личного опыта до случаев, когда «мертвый» общается с живым…

 


 

Алан Ландсберг, Чарлз Файе

ред. shtorm777.ru