Вне времени и пространства

Российский гений, поэт Велимир Хлебников, который абсолютно серьезно сказал, что живет вне времени и пространства, но обязан в земном измерении все время штурмовать эти неподатливые твердыни, является автором на сегодняшний день почти позабытой пьесы с причудливым названием «Мир с конца». Где он встречается со своим двойником.

Выглядело это так:

— Здравствуй же, старый приятель по зеркалу, — сказал я. Но тень, отдернув руку, ответила:

— Не я твое отражение, а ты мое… Фабула пьесы в одно время причудлива и парадоксальна. Но небезызвестные супруги Брик, которые опекали постоянно нуждающегося Хлебникова, нисколько не сомневались в том, что в основе пьесы лежат реальные события, о которых им рассказывал поэт. Фантастичность их состоит в том, что с период скитания по России, а это были 1918 — 1921 годы, поэт 15 раз (!) встречал людей, внешне неотличимых от него.

— Я был так потрясен цепью этих дичайших событий,  — признался Хлебников, — что я понял: все мы должны когда-то вспомнить единый звездный язык и сделать его средством общения для всех землян, стремящихся в бесконечность потусторонних обитаемых миров.

Дальше поэт конкретизировал:

— Живя здесь, мы готовимся к бытийному проявлению высшего порядка, где нас согреют другие звезды других измерений.

И, потом, как следствие вывод:

— У каждого из нас имеются миллионы копий. Это брался доказывать и доказал Лобачевский. Всякая смерть—лишь рождение. Ведь Господь, сотворивши человека из сгустка, положил золотое правило: если уж что-то откуда-то убыло, столько же куда-то и явится…

Когда Хлебников приходил к этим, с первого взгляда, фантастическим умозаключениям, на востоке Германии археолог-любитель Ханс Крюге нашел и вскрыл древнее захоронение, которое состояло из тридцати хорошо сохранившихся скелетов людей. Хотя для радости вначале причин не было, так как в захоронении больше ничего не было. Но надо отдать должное наблюдательности Крюге: ему показалось, что все костные останки совершенно идентичны.

— Этот дилетант прав,—сделали заключение специалисты из Берлина, — он нашел кладбище людей-копий, что само по себе даже не сенсация, а скорей шутка природы.

Жалко, что немецкие ученые не стали перетруждать себя, добиваясь полной ясности, и возвратили останки в землю. Сделали они это, потому что появилось подозрение, перешедшее в уверенность: возраст захоронения насчитывает примерно 200 лет. Как следствие, оно христианское, а Церковь не одобряет, когда тревожат покой мертвых, пусть даже во имя науки.

— Истину закопали, потому что расписались в полнейшем бессилии перед непознанным, — огорчался Крюге.

Непонятное, не желало таиться, и продолжало проявляться то здесь, то там. Как в земле, так и под водой. 1958 год — в Аргентине на дне пересохшего колодца обнаружили 5 скелетов-копий. На севере Китая годом позднее из размытых паводками илистых отложений крестьяне достали их уже восемь. 1963 год — сингапурские из Сингапура, ломая фундамент ветхого здания, порадовали исследователей четырьмя черепами, «столь похожими, словно принадлежали одному человеку». Следует отметить, что эти находки изучали с помощью новейших криминалистических методов, не оставляющих места для погрешностей и ошибок. Сомнений не было. Копии! Это, безусловно, уже чудо. А было ли что-то «покруче»? И оказалось, было.

Американцы сравнили два очень похожих черепа, обнаруженных с интервалом в 100 лет — один в Англии, другой в Америке. Сравнили, применяя методики М. М. Герасимова и используя компьютерные программы, которые позволяли реконструировать объемные модели объектов сложных конфигураций. Черепа, а следовательно, и те, кому они когда-то принадлежали, оказались, что называется, на одно лицо!

Отбросив множество гипотез, претендующих на расшифровку феномена людей-копий, коснемся только двух, лежащих в плоскости прозрений Велимира Хлебникова. Первая допускает существование антимира, и, согласно ей, умерев на земле, мы перемещаемся в другой, отличный от нашего, мир, где все наоборот. Ведь антивещество — это материя, имеющая в ядрах атомов вместо положительно заряженных протонов отрицательно заряженные антипротоны, вместо электронов-позитроны. И реальность антивещества не подлежит сомнению. Осталась самая малость — доказать, что наше посмертное существование связано с антиматерией, антимиром, которые продуцируют, возвращают в плоскость земного бытия наши точные копии, так сказать, антимирные клоны.

О том, как действует «дорога», «ворота», ведущие и пропускающие в тот, иной мир, можно узнать, осилив фундаментальную работу философа, ученого и священника Павла Флоренского «Мнимости геометрии». Универсальный мир представлялся ему лентой Мебиуса, на которой наличествует точка, где пространство нашего, земного, мира выворачивается наизнанку, и мир одной стороны скользит, перетекает в мир другой стороны. Таким образом, мы, идущие по верхней стороне, не замечаем собственной смерти в момент проникновения в антимир. И моменты отправки наших копий из антимира на землю мы так-же не замечаем. Так рождения сменяют смерти, за ними следуют возрождения и умирания. Вращается колесо Вечности!

Сколько может быть копий, порождений антимира?

— Столько, сколько угодно Богу, — говорил Павел Флоренский, и чтобы этот вывод был убедительным, приводил трагический случай, который имел место в начале XIX столетия в одном из православных монастырей.

Весьма благочестивый монах, зайдя в келью, увидел там троих гостей, стоящих к нему спиной и перебирающих рукописи не его столе. Монах их окликнул. Они повернулись к нему, и он с ужасом в каждом узнал самого себя. Долго недужил тот монах в тоске и печали, перед смертью молвив: «Они — это я…»

Велимир Хлебников, говоря о встречах с собственными копиями, удивлялся:

— Кажется, возможности Творца небезграничные, если ему приходится заниматься копированием своих творений.

А вот человеку, говорят, собственные копии лучше не видеть, потому как давно замечено: встреча с копией — предвестник смерти.

 


 

“Интересная газета”

ред. shtorm777.ru