Видеть будущее, страшные предсказания

Ужасные предсказания о будущем

События в Молдавии. Однажды поздним вечером P.M. находился за письменным столом, занимаясь домашними делами. Неожиданно, по его словам, стена дома по ту сторону стола исчезла. Вместо нее появилась какая-то голубоватая дымка. И из нее вышли двое – низкорослые, как дети.
– Одетые они были в нечто походившее на детские комбинезоны с капюшонами, – говорит P.M. – Руки свисают вдоль тела, как плети. На протяжении всего их разговора со мной руки ни разу не шевельнулись.
хорошо запомнили странные глаза – сильно удлиненные и очень большие. «Марсиане» говорили на русском языке. Сразу же после окончания нашей встречи я записал беседу слово в слово. В процессе контакта страха не было. Зато ощущал что-то вроде помутнения в мозгах, толковал с пришельцами вяло, заторможено, с усилием.
Вот запись разговора:
«Не бойся. Не пугайся. Не волнуйся». – «Я не боюсь», – сказал в ответ P.M. И услыхал: «Мы пришли». – «Я вижу». – «Ты, вы нужны нам». – «Для чего?» – «Контакт. Близость». – «Вас только двое?» – «Нет. Нас много». – «Где вы?» – «Вокруг вас. Рядом». – «Что вы ищете?» – «Контакт. Дружба». – «Для чего я нужен вам? Что я должен делать?» – «Ничего и много. Сделай приемную антенну». – «Зачем?» – «Будет контакт». – «Как сделать ее?» – «Схему пишем, рисуем, поясняем прямо в тебя. Она уже у тебя в голове». – «Если сделаю, как антенна будет работать?» – «Поставь перед собой. Надень наушники не на уши, а на виски. И думай. Твои мысли войдут в нас». – «Что зависит в данной ситуации от меня?» – «Ничего». – «Я могу рассказать об антенне кому-то еще?» – «Да». – «Всем?» – «Нет». – «А кому?» – «Одному определенному человеку. Если сам не построишь антенну, то получишь письмо от него. Он узнает о тебе от твоего друга». – «Я не буду делать антенну. Я боюсь». – «Зря. Значит, сделает другой. Прощай. Мы уходим».



Низкорослые инопланетяне шагнули обратно в туманное облако и растворились в нем. Облако исчезло… Перед P.M. вновь появилась по ту сторону письменного стола стена.
А у него в голове ярко, как нарисованная фосфором, пылала схема внеземного «средства связи», названного таинственными визитерами «антенной»…
В своем письме Р. М. также сообщал: «Я так и не решился построить, собрать из подручных материалов эту «внеземную радиостанцию». Говорю честно: мне страшно. А вдруг она, только начав работать, облучит мои мозги каким-либо вредным для них, внеземным излучением? И я свихнусь, а может быть, и вообще помру… Наверное, вы – тот самый «один определенный человек», о котором упоминали пришельцы. Во всяком случае, вы вышли на меня именно через моего лучшего друга. Высылаю вам схему «антенны»…»

Параллельно с экспериментами, которые я ставил вместе с моей командой прекрасных дам-экстрасенсов, проводились мною и другие работы. Об их содержании я не докладывал тем дамам. Я искал пути и способы подтверждения информации якобы из будущего, поступающей к Василиади, Гляделкиной, Куценко и Махотиной из неизвестного внеземного источника. К этим параллельным работам был привлечен из нашей «бригады» только фотограф Виктор Баранов.
В течение четырех месяцев у меня была возможность пользоваться услугами еще одного человека – гипнотизера Геннадия Гончарова. Затем наши с Геннадием пути разошлись.
Мы с ним провели несколько сеансов гипноза в шикарном старинном московском особняке. Стены в высоком зале были разбиты на вертикальные прямоугольники. В одном прямоугольнике был растянут от пола до потолка гобелен, потемневший от времени. В следующем тускло мерцало гигантское старинное зеркало. Далее следовал снова гобелен, и снова – зеркало. Все это повторялось и на противоположной стене. Другими словами, огромные зеркала в зале были размещены напротив друг друга. В бесконечность Зазеркалья уходили широченные тоннели. Очень манили меня к себе эти зеркала. Очень завораживали…

И вот – серия экспериментов.
Я сажал очередного добровольца между зеркал, «подключал» его при помощи наушников к «внеземной радиостанции». А после просил Геннадия погрузить добровольца в гипноз. Подчас я варьировал ситуацию – усложняя эксперимент. Проводил с добровольцем сеанс психической релаксации и только потом передавал «управление» Гончарову. Или же наоборот – начинал он, а я вдруг останавливал его и сам приступал к «гипнотизированию», устраивая опять-таки сеанс релаксации. Меня крайне занимало, как это может отразиться на показаниях загипнотизированных и отразится ли вообще…
Как-то раз я даже провел совсем уж необычный эксперимент.
Я уговорил Гончарова побыть моим «подопытным кроликом». Устроил ему сеанс расслабления. И Геннадий, к его собственному удивлению, «поплыл», на самом деле весь глубинно расслабился, послушный моим заклинаниям и пассам.
Я загипнотизировал… гипнотизера!
А Виктор Баранов тем временем вел беспрерывную фотосъемку моих экспериментов. На снимках – шар или, может быть, шары, выплывавшие из зеркал и порхавшие перед нами только тогда, когда использовалась в наших опытах «внеземная радиостанция». Если чужая эта «радиостанция» не применялась, никаких аномалий на сделанных фотографиях не обнаруживалось, вообще.
Фотоаппарат в руках Виктора четко фиксировал: шар каждый раз вначале появлялся в зеркале, выныривал из зеркального тоннеля. Только потом он выходил за пределы оптического полотна зеркала и начинал виться вокруг очередного загипнотизированного человека. На не загипнотизированных он не обращал внимания! Шар подлетал к загипнотизированному и… садился ему на голову наподобие круглого прозрачного шлема, надвигаемого на голову до самых плеч.
Шар или шары в «гобеленовом зале», надо полагать, занимались «исследованием тела», живущего в соседней реальности.
Одно из таких «тел» принадлежало Ирине Поляковой из Москвы, женщине средних лет. Привожу фрагменты моего диалога с нею, загипнотизированной Гончаровым.
– Вижу будущее. Да, это будущее! Какой точно год не смогу сказать. Не знаю какая дата… – вещает заторможенным голосом Ирина, плывя в гипнотическом трансе. – Москва… На улицах – очень мало прохожих. Город почти пустой.
– Есть ли что-то необычное на улицах? – осторожно спрашиваю я.
– Нет. Ничего необычного нет. Все нормально. На улицах повсюду стоят танки.
– Танки… И вы не видите в этом ничего странного?
– А что тут особенного? Они давно здесь, в городе. Я уже привыкла к ним.
– Привыкли… Понимаю вас, – негромко говорю я, в самом деле осмыслив в этот миг любопытный контекст речей этой дамы.
Ирина Полякова, как оказалось, вовсе не получает на «приемник» своего мозга ту или иную информацию из будущего, существующую, так сказать, в виде самостоятельно «функционирующих» картинок – независимых от ее «я», от ее личности. Она сейчас живет там, в том будущем! Именно поэтому она не усматривает в танках на улицах Москвы ничего экстраординарного. Там, в своем будущем, она «уже привыкла к ним».
О-бал-деть!
Значит, сейчас я говорю не со своей современницей Ириной Поляковой, а с гостьей из будущего.
– Ира, – говорю я, с интересом вглядываясь в черты лица этой путешественницы во времени, – итак, вы находитесь сейчас где-то в будущем… Вы интересуетесь общественной жизнью в этом вашем будущем?
– Да.
– Читаете газеты?
– Да.
– Смотрите по телевизору информационные программы?
– Да.
– Отвечайте быстро, не задумываясь. Каково основное событие этого будущего?
– Природный катаклизм. Всюду эпидемии. Повсюду много больных людей… Очень сильные ураганы, бури.
Затаив дыхание, я спрашиваю:
– Где конкретно ураганы и бури. Уточните.
– Мексика. Калифорния. Там – много жертв. И много больных людей. Эпидемии… Мне холодно. Холодно. Я не могу. Я не хочу. Мне плохо. Очень холодно…
Эксперимент был незамедлительно прерван мной.
В показаниях других загипнотизированных добровольцев в той или иной мере варьировались сведения, якобы полученные из недалекого будущего Ириной Поляковой.
Теперь вернемся к «контактным событиям», которые приблизительно в то же время продолжали потихоньку-полегоньку происходить в моей крохотной «бригаде» женщин-экстрасенсов.
Квартира Татьяны Махотиной. Новый эксперимент с «прибором». Наушники надеты на голову Инны Василиади.
Инна – невысокая, крепенькая, с очень красивым, чисто русским лицом – никакая не гречанка, несмотря на свою фамилию. Просто вышла замуж за обрусевшего грека. Инна – профессиональный филолог. Одно удовольствие обсуждать с нею после окончания очередного ее «транса» детали «видений», уточняя их нюансы: женщина прекрасно владеет культурой речи.
Инна:
– Опять вижу берег озера на другой планете… Или… не знаю… может быть, в каком-то другом мире. И вновь идут по тому берегу двое, направляясь ко мне. Их лица – как бы в дымке. Слышен голос: «Мы установили контакт с вами». Спрашиваю: «Зачем?» – «Нужна связь». – «Каким образом осуществляется связь?» – «Через нашу «антенну», которой вы пользуетесь. Цель работы с вами – подготовить вас к прямому контакту с нашими представителями». – «Когда ожидается такой контакт?» – «Может быть, он случится сразу после катаклизма». – «После какого катаклизма?» – «Да вы сами уже знаете – после какого… В дальнейшем вы будете готовить людей, живущих рядом с вами, к предстоящим массовым контактам с ними наших представителей, чтобы ваши люди не боялись их».
Следующий эксперимент в квартире А.Приймы. Татьяна Махотина:
– Покажите мне еще раз эту странную картину… Так. Спасибо. Какой ужас! Наверное, это что-то вроде внеземной метафоры. Вижу дорогу, выложенную из людских трупов. Трупы накрыты белыми простынями.
Жанна Куценко:
– Очень тяжело, неприятно воспринимать все это. Идущая информация полна сплошными негативными эмоциями, «чувственной чернухой», я бы так сказала. Крики умирающих, рушащиеся здания, огромные волны, сметающие все и вся на океанских берегах… Плохо. Страшно. Беда. Большая, очень большая общечеловеческая беда.
– Когда это произойдет? – спрашиваю я.
– Не знаю. Есть ощущение, что информация о точной дате закрыта от нас с вами.
И опять – квартира Ж. Куценко. Инна Василиади:
– Я спрашиваю: «Когда же мы сможем напрямую общаться с вами? Уточните по возможности дату». – «Когда будете готовы выдерживать наши вибрации». – «Как нам развивать себя, чтобы выдержать их?» – «Молитесь. Молитесь. Молитесь».
Дамы– экстрасенсы давным-давно не сидят уже вокруг «антенны», образуя правильный круг. Опыты показывают, что им просто надо находиться где-то поблизости от включенной мною «внеземной радиостанции», а поза и положение тела не играют при этом никакой существенной роли. Сейчас пойдет короткий монолог Жанны Куценко.
Говорит Жанна Куценко (наушники у нее на голове):
– Отчетливо вижу странную картину. Приходит знание, что она «приплыла» ко мне откуда-то из будущего.
Пустыня. Повсюду желтый песок. Ясный солнечный день. На переднем плане лежат женщина и ребенок, оба мертвы. А вокруг них рассыпаны во множестве глиняные черепки… Неожиданно сверху падает белый луч. Он – очень яркий, «забивает» своей яркостью дневной свет. Луч упирается в эти трупы. Что-то подсказывает мне, что они – символ происходящего в будущем, относительно недалеком. Я спрашиваю: «А что происходит не здесь, в пустыне, а у нас, в России?» Вижу огромный раскосый глаз. А теперь вижу уже два глаза. Они – на белом расплывчатом лице, над которым возвышается белый колпак. Ощущаю сильный энергетический поток, идущий на меня сверху. Лицо исчезает. Появляется четкая картинка. Старая православная церковь, вид изнутри. Расписной потолок, местами краска облупилась. И вдруг… О! А! Я вижу лик Богоматери, склоняющейся надо мной. Она говорит: «Все будет хорошо».

Я снял наушники с головы Жанны и надел их на голову Инны Василиади.
Инна:
– Информация из будущего… Пустая Москва. Только кое-где видны на улицах редкие фигуры военных в форме защитного цвета. На перекрестках замерли танки. Непонятно откуда приходит в голову мысль:
произведена почти полная эвакуация людей из города. Спрашиваю: «Куда эвакуированы люди?» Вижу новую картинку. Бараки пионерского лагеря на окраине леса. О, как много народа вокруг них и, наверное, внутри них. Люди то и дело входят в двери бараков либо выходят из дверей…

Письмо от 24-х летнего Вадима Стругая (Ижевск. Удмуртия): – Я смотрел в окно. Солнечный свет слепил глаза. Вдруг, будто из ниоткуда, появились по ту сторону оконного стекла три темных силуэта людей. Ростом каждый – выше двух метров. Я не мог рассмотреть их лиц – солнце, повторяю, слепило мои глаза. Один из них что-то довольно громко пропищал, повернувши при этом голову к своему «соседу». После они исчезли столь же неожиданно, как и появились. Произошедшее вызвало у меня шок. Дико разболелась голова… А спустя пару дней эта троица снова возникла за окном. Тотчас же я услышал голос, сказавший на чистом русском языке: «Смотри. Вот будущее». И я как бы всунулся лицом прямо в экран чего-то, похожего на телевизор. То что я увидел там ужаснуло меня. Я смотрел с большой высоты.
Видел остовы разрушенных многоэтажных зданий, в том числе высотных. Все они стояли в воде. Всюду до самого горизонта была вода, одна сплошная вода… После перед глазами полыхнул огонь. Когда я проморгался, то трех темных силуэтов за окном уже не было.
А вот письмо от 40-а летнего Василия Лобанова (Рязанская обл.). А в нем – сюжет про зеркало!
– Каждый день я занимаюсь медитацией перед зеркалом в прихожей, – пишет Лобанов. – Расслабляюсь и читаю снова и снова молитву «Отче наш». Вот что всегда завораживает: ясно вижу в зеркале, как от моей головы протягивается вверх столб белого цвета. Руки наливаются тяжестью и даже вибрируют… В таком состоянии меня иногда посещают странные «видения». Одно из них носит навязчивый характер. Вижу, как рушатся здания в каком-то, судя по всему, большом иностранном городе. По улицам мечутся людские толпы. Попутно возникает подспудное ощущение, что все это случится во вполне обозримом будущем.
Несколько лет назад группа московских экстрасенсов под руководством Александра Сафохина провела очередной в их практике сеанс коллективной медитации. В ходе сеанса к людям начала поступать отрывочная информация якобы из будущего. Причем это происходило в момент, когда участники медитации старались синхронно войти на психическом уровне… в плоскость зеркала, висевшего на стене!
Они услышали голос:
– Прошлое, настоящее и будущее есть у вас только тогда, когда вы находитесь на своей родной планете. Когда ваши близкие потомки выйдут за пределы вашей звездной системы на своих космических транспортных средствах, они будут изумлены. Потому как обнаружат, что у них не будет ни прошлого, ни будущего. Такой выход за пределы звездной системы – дело ближайших ста лет… Но задолго до этого произойдет роковое событие.
Очень большая катастрофа. Но это не помешает вашим потомкам выйти в дальнейшем в мир, где прошлое, настоящее и будущее едины.

 


 

А. Прийма

ред. shtorm777.ru