Околосмертные переживания, с того света

Рассказы людей вернувшихся с того света

Околосмертные переживания (ОСП)– явление нередкое. Как показали исследования: 4 % граждан Германии и Америки сообщили о подобном опыте. Получается, что околосмертные переживания испытывал один из 25 человек, а в целом – больше 9 миллионов американцев. Но если вы не слышали об ОСП от своих друзей или родственников, не стоит удивляться. Человек склонен держать такие воспоминания при себе, так как остерегается, что его сочтут не нормальным. Исследователи поделились поразительными подробностями многих тысяч ОСП. Рекомендую желающим читать рассказы респондентов во всем их разнообразии, для получения более полного впечатления. Далее я подробнее остановлюсь на том, что я имею в виду под околосмертными переживаниями. Я не буду приводить воспоминания «вернувшиеся с того света» целиком – их можно без труда отыскать во многих других работах. Вместо этого я собрал отдельные места из многих сообщений, взятых из исследований по ОСП и моих личных бесед, чтобы получился своеобразный коллаж – сжатый, связный рассказ. Прошу учесть, что большинство респондентов испытали многие элементы ОСП, но не все. К примеру, некоторые покидают свои тела, видят, как медики пытаются их оживить, разговаривают с несколькими умершими родственниками, а после возвращаются в свои тела, не пролетев по туннелю к существу света. Заметьте также, что у большинства из них с трудом получается выразить свои переживания словами. Судя по всему, в земной жизни просто нет достаточно близких аналогий.

Итак, перед вами несколько свидетельств очевидцев, побывавших «по ту сторону жизни».

«Вся моя жизнь предстала передо мной в виде панорамного, трехмерного изображения, и все события оценивалось по меркам добра и зла; я понимал все причины и следствия. И я все время не только наблюдал за происходящим со своей точки зрения, но и знал мысли всех участников тех или других событий, как будто они перенеслись в меня. Значит, я видел не только то, что я делал или думал, но даже и то, как мои мысли и поступки оказывали влияние на других. Как будто во мне открылось всевидящее око. И еще я осознал, что самое важное – это любовь. Не могу сказать, сколько времени продолжались обзор моей жизни и проникновение в ее суть; наверное, довольно долго, потому что я успел увидеть все события. В то же время мне казалось, что прошла всего лишь доля секунды, потому что я видел все одновременно. Время и расстояние как будто перестали существовать».

«Раньше я ни разу не слышал об околосмертных переживаниях и никогда не интересовался паранормальными явлениями и тому подобными вещами».

«Неожиданно я осознал, что парю над операционным столом и наблюдаю за тем, как люди в белых халатах суетятся над лежащим на столе человеческим телом. После до меня дошло, что тело – мое собственное. А еще я услыхал, как доктор сказал: наверное, я умер. (В последствии он подтвердил, что говорил это, и очень удивился, что я все слышал. Поэтому я предупредил их, чтобы они осторожнее выражались во время операций.)»


«Я был там. Я был на другой стороне. Человеческими словами этого не описать. Наши слова слишком ограниченны и не способны дать представления».

«Все было реальным, настоящим – таким же настоящим, как я сейчас, когда сижу напротив вас и разговариваю с вами. И ничто уже не убедит меня в обратном».

«Мне не надо было думать; я все знал. Я мог проходить сквозь все. Я сразу же понял: здесь нет ни времени, ни пространства».

«Я видел самые ослепительные цвета, которые были тем более удивительны, что я дальтоник».

«Боль прошла, и мне стало так хорошо! Я не чувствовал ничего, кроме покоя, уюта, легкости. Мне казалось, что все мои беды прошли. Никогда еще мне не было так спокойно. Никогда еще я не чувствовал себя таким счастливым. Все было так чудесно, что вряд ли мне удастся это описать».

«Мной овладело чувство покоя, которого я никогда не знал на земле… Всепоглощающее чувство любви нахлынуло на меня, не земное чувство, с которым я был вполне знаком, но нечто другое, что невозможно выразить в словах. Я видел такую красоту, которую не описать словами. Я смотрел на величественный пейзаж, на красивые цветы и деревья, названий которых я не знаю. Казалось, что они находятся очень далеко от меня, за несколько сот миль, и в то же время я видел все до мельчайших подробностей. Все было и далеко, и близко одновременно. Все предметы были объемными и в тысячу раз красивее, чем те края, куда я езжу в отпуск весной».

«Меня все время окружали любящие сверхъестественные существа света».

«У меня сложилось впечатление, что это – абсолютно другое измерение. И если там чего-то недоставало, то нашего земного понятия времени».

«Все было пронизано неописуемой любовью».

«Знания и мысли, которые проходили сквозь меня, были ясны и чисты».

«Я встретился с мистером ван дер Г., отцом лучшего друга моих родителей. После того как я проснулся, я рассказал о встрече родителям, и они ответили, что, пока я был в коме, мистер ван дер Г. умер и его похоронили. Я никак не мог знать о его смерти».

«Я видел и мертвую бабушку, и какого-то мужчину, который с любовью смотрел на меня, хотя я его не знал. Через 10 лет, на смертном одре, моя мать призналась, что я родился вне брака… Мама показала мне фотографию. На ней был тот самый незнакомый мужчина, которого я видел больше 10-и лет назад».

«Я пролетал через этот черный вакуум на предельной скорости. Наверное, его можно сравнить с туннелем. Мрак был такой глубокий и непроницаемый, что я абсолютно ничего не видел; но я испытал самое чудесное, самое беззаботное ощущение, какое только возможно себе представить».

«Я видела яркий свет, и по пути туда слышала чудесную музыку и любовалась яркими цветами, которых никогда не видела ранее. Свет… был такой, какого я никогда прежде не видела; он отличается от всего, к чему мы привыкли, к примеру от солнечного света. Он был белый, необычайно яркий, и все же на него можно было смотреть без труда, не щурясь. Это вершина, кульминация всего сущего. Энергии, особенно любви, тепла, красоты. Я погрузилась в ощущение безграничной любви».

«…с того мига, как свет заговорил со мной, мне стало по-настоящему хорошо – я понимал, что нахожусь в полной безопасности и окружен любовью. Любовь, которая от него исходила, нельзя ни представить, ни описать. С ним было так замечательно! Кроме того, он не лишен чувства юмора! Мне очень, очень не хотелось покидать это существо».

«Мне стало понятно, почему я заболел раком. И самое главное, зачем я пришел в этот мир. Какую роль в моей жизни играли все члены моей семьи, где место каждого из нас в общем великом замысле и в целом – в чем смысл жизни. Ясность и прозрение, которые пришли ко мне в том состоянии, просто нельзя описать».

«Мне хотелось остаться там… и все же я возвратился. Назад, к боли, к оглушительным крикам и пощечинам врача. Я вне себя от ярости, просто вне себя! С того мига началась настоящая борьба за то, чтобы жить своей жизнью внутри моего тела, со всеми ограничениями, которые сковывали меня тогда… Но позднее я понял, что на самом деле то ощущение было благословением, потому что теперь я знаю, что сознание и тело раздельные и что жизнь после смерти есть. Мое мировоззрение перенесло радикальную трансформацию».

Позднее, изучая свои ОСП со всех точек зрения, испытавшие их люди сразу отметают предположение, будто увиденное ими было ярким сном или галлюцинацией. Они верят, что в самом деле побывалив потустороннем мире. Вот почему они неохотно делятся своими воспоминаниями с врачами и даже с друзьями и родными. Было бы легко сказать: «Вы не представляете, какие чудеса приснились мне во время операции! Все было как наяву! Хотите послушать?» Но так они сказать не могут.

Они верят, что все было на самом деле, что их переживание – более чем просто сон. Им не по себе. С ними произошло событие, которое в корне изменило их жизнь, но они боятся, что им никто не поверит. Не зная о распространенности подобных явлений, они держат свои воспоминания при себе или осторожно рассказывают о них самым близким людям, родственным душам.

Ван Ломмель проводил повторные опросы пациентов, испытавших околосмертные переживания, через 2 года и 8 лет после события. И все говорили о том, что их жизнь поменялась кардинально. В этом отношении они отличались от пациентов из контрольной группы, которые перенесли сердечный приступ, но без ОСП. Пациенты, испытавшие околосмертные переживания, больше не боятся смерти, понимая, что самое основное в жизни – это любовь. Они, как правило, тяготеют к профессиям, направленным на помощь людям, и выказывают больше сочувствия и сострадания.

Кроме того, материальные ценности уже не играют для них такой важной роли. Поэтому им иногда бывает неудобно жить в земном, вещественном мире, где не принято ставить на первое место духовные ценности.

 


 

Стив Миллер

ред. shtorm777.ru