История Велесовой книги

История Велесовой книги

Велесова книга, ее еще называют «Дощьки Изенбека» и «Влесова книга» – это книга содержащая частицы Древней Славянско-Арийской Мудрости сохраненной новгородскими волхвами IX столетия, по большей части посвященная богу богатства и мудрости древних славян Велесу.

В Велесовой книге отражена история многих европейских и азиатских народов (приблизительно от II тысячелетия до н. э. до IX столетия н. э.), при этом историки ее признали абсолютно достоверным историческим документом, соответствующим многим современным историческим представлением о тех древних и таинственных временах. Загадочна и трагична история обретения ее. Путь ее к широкому читателю был непростым. Он занял почти столетие и напоминает мрачный мистический детектив. Начало его восходит ко временам Гражданской войны.

Жизнь в эмиграции

Ехал в 1919 году офицер белой армии, командир артиллерийской батареи Али Изенбек мимо имения князей Куракиных. Смотрит: усадьба разграблена и порушена… Казалось бы, что может искать белый офицер среди печальных развалин? Но будто был ему голос: «Останови коня. Войди в дом». Так обнаружил Изенбек эту книгу.

В одной из комнат разоренной усадьбы на полу среди опрокинутой мебели рассыпаны были плоские деревянные прямоугольнички странного вида. Дощечки, потемневшие от времени, были покрыты плотно вырезанными непонятными знаками, соединенными прямой бороздкою поверху.

Многие бы приняли за безделицу. Однако Изенбек был не только строевым офицером. Этот человек в прошлом принимал участие в археологических экспедициях. Мир воспринимал глубоко и чутко. Писал картины… Почувствовалось ему: дощечки эти есть нечто, имеющее ценность непреходящую. Спасти их надобно любой ценой.


Так и «ушла» Велесова книга князей Куракиных вместе с отступающей белой армией. Изенбек вывез «дощечки» из России при эвакуации Крыма. Но что это такое, оставалось непонятным в течении долгого времени. В Европе никто не смог даже идентифицировать язык, на котором был написан их текст. Но вот однажды в Брюсселе случай свел спасителя Книги с Юрием Петровичем Миролюбовым, также эмигрантом, деникинским офицером, великим знатоком славянской старины.

В то время Миролюбов был одним из немногих уцелевших экспертов, знающих о «руських письменах» и старинных «текстах на дощках». Вот этому знатоку и показал свое сокровище Али Изенбек. «Дощек» было «два кожаных мешка». Миролюбов расшифровывал их без малого десять лет: с 1927 года по 1936-й. По мере продвижения дела отсылал переписанный оригинальный текст и его перевод в Русский музей Сан-Франциско. Туда же были отправлены и фотографии нескольких дощечек. Вся эта деятельность проходила на квартире Изенбека. Али не разрешал другу никуда выносить книгу из своего дома, проявляя непонятную тому осторожность.

Время показало, что осторожность эта была более чем оправданной. В 1941 году Изенбек скоропостижно скончался во время оккупации Бельгии немцами. Родных у него не было, и по завещанию все имущество отошло Миролюбову. Но тут вдруг появляются некие странные бюрократические препятствия. Несколько недель наследнику не дают вступить в права. Попав же в конце концов на квартиру, Миролюбов с ужасом обнаруживает: всегда бережно хранимая Изенбеком Книга исчезла – пропали все до единой дощечки! Но мало того. Выяснилось, что вообще весь архив Изенбека канул в небытие. Но и это не все. Исчезли снимки дощечек из музея в Сан-Франциско. Кроме одной-единственной…

А потом? Полтора десятилетия Юрию Петровичу не удавалось организовать издание результатов работ. Начало публикации списков с пропавшего оригинала было положено только в 1953 году. Причем это стало возможным лишь в результате содействия одного влиятельного эмигранта. Примечательный был у него псевдоним: А. Кур (не Куракин ли?).

Особой реакции на издание в мире заметно не было. Советские филологи, к примеру, провели в 1960 году только подобие экспертизы. Изучили лишь 0,5% всех текстов. И этого хватило, чтобы вся книга князей Куракиных загремела в разряд фальшивок! Дескать, Миролюбов и всякие там прочие белые офицеры, враги народа, сами все насочинили.

Так бы и теперь думали. Только вот… «сочиненный» текст обладает, как теперь выяснили, серьезной предсказательной силой. Подоспели археологические открытия. В 80-е гг. XX века, вели раскопки в бассейне Припяти. Из текста дощечек можно понять: далекие наши предки жили по берегам этой реки в период II века до н. э. – III в. Именно там и были открыты поселения. И все совпало: к такому выводу пришли как отечественные, так и западноевропейские эксперты.

А в 1990-е гг. группа историков занялась тщательным исследованием хронологии древней Киммерийской царской династии. Опубликовали результаты. И тогда вдруг выяснилось – эти результаты совпадают с данными, приведенными в книге новгородских волхвов. Как это все понять? «Выдуманный» текст опередил науку на 30 лет? «Фальсификаторы» обладали даром провидения, какие открытия будут сделаны по их смерти? Эти и другие примеры приводит Виктор Грицков, занимающийся изучением Велесовой книги с 1992 года. Он утверждает: «Книга князей Куракиных – безусловно подлинный, уникальнейший памятник глубочайшей древности».

А для академической науки «Велесова книга» — источник все-же спорный. Во-первых, не сохранились сами оригиналы — дощечки. Во-вторых, язык, которым она написана, а также графика не вписывается в рамки привычного церковнославянского стиля.

«В Велесовой книге все оригинально и непохоже на нам уже известное», — отметил один из первых исследователей Сергей Лесной. И далее дает обстоятельный ответ из десяти пунктов в пользу подлинности дощечек. Это можно прочитать в работе С.Лесного «Велесова книга» (Виннипег, 1966), которая была переиздана издательством «Захаров» (М., 2002).

Исследования «Велесовой книги» начались полвека назад и не прекращаются по сей день. Первые переводчики — Ю.Миролюбов, А.Кур, С.Лесной — не понимали большей части текстов. Завеса времени приоткрывается с трудом и постепенно. Каждый исследователь вносит свой вклад в расшифровку. Но, как мы считаем, некоторые слова и понятия могут так и остаться спорными. Потому ни один из переводов, не может претендовать на каноничность.

«Велесова книга» рассказывается о миграциях, войнах, катаклизмах, во множестве выпавших на долю наших пращуров.

В то же время вместе с суровой реальностью в книге присутствует высокая поэзия, переносящая нас в волшебный мир, где Красная Заря несет небесное молоко и проливает его в травы; где Солнце-Сурож восходит в колесницу и едет по небу с востока на запад, а после ложится спать на золотом одре; где могучий Индра-Перун скачет в небесах на белом коне, рассекая тучи своим мечом-молнией, и из них течет живая вода; где Даждьбог плывет в золотом челне по синей сварге. Это все боги, которыми славяне восхищаются и которых прославляют, за что и нарекаются «славянами».

Велесова книга

В «Велесовой книге» впервые предстает пантеон, или, по-русски, сонм славянских богов, а также основополагающие принципы древней философии, исходящей из неразрывного триединства мира, состоящего из Яви, Прави и Нави, которыми управляет Великий Триглав, в свою очередь состоящий из бесконечного числа Малых Триглавов.

О тиверийцах и волхвах

Во времена Иисуса Христа на берегу обширного Галилейского озера, между Магдалой (откуда родом св. Мария Магдалина) и Адамой, располагался город Тивериада. Но это еще не все. Само Галилейское озеро называлось в то время морем Тивериадским. Тивериадой (реже – Генисаретом) называли также всю область к западу от этого озера-моря, то есть прежде всего всю Галилею по Назарет включительно. Именно галилеянами, то есть тивериадцами, тиверийцами, были родители Пресвятой Девы Марии, Матери Иисуса.

Небезынтересно также, что в те времена, когда проповедовал Иисус, обширной Римской империей, и в том числе Сирийской ее провинцией, частью которой значилась Галилея, правил император Тиберий. Потому дощечка может указывать также и на временной период, близкий Тиберию.

Очень любопытен образ «ясна туча». В точности такой же встречаем в предании о Рождестве Христовом, записанном Иустином Философом из Сихема (нынешний Неаполь), жившим в Палестине во II веке.

«Ночью, на пути в Вифлеем, пришло Марии время родить. Иосиф поместил Ее в пещере, в которой держали скот, а сам отправился искать повитух. И вдруг произошло нечто странное. Иосиф шел, но не двигался. Глядел на небо и видел, что остановился небесный свод. Все остановилось и на земле. Животные перестали жевать. Пастух, поднявший кнут, замер. Вкушавшие при дороге пищу не донесли руки к устам своим. В это мгновение родился Сын Божий. Иосиф же, найдя повитуху, говорил ей, что помощи ожидает Дева, которая обручена ему, но не жена, и зачала от Духа Святого. Повитуха пошла с Иосифом, и они увидели: некое ясное облако озарило пещеру, воссиял свет великий…»

Два слова «ясна туча», поставленные рядом, производят впечатление сродни словам «черный снег» или «сладкая соль». То есть такое выдумать – невозможно! Однако если человек хочет передать непосредственное впечатление от поразившего его необычного события, он как раз часто употребляет именно нестандартные сочетания слов.

Психологически это, возможно, наиболее значимый аргумент, дающий возможность утверждать: в каком-то поколении учителями новгородских волхвов (хранителей «Велесовой книги») были странники, которые видели Младенца собственными глазами. «Невероятно!» – скажет наш современник. А между тем на Руси еще несколько столетий назад не считали так.

На суздальской иконе «Рождество Христово» (XVI век) волхвы изображены в характерной русской одежде – отороченные мехом плащи и шапки. Такие одеяния не встретить на иконах, посвященных другим событиям эпохи Христа. Подобное можно видеть только на образах уже русских святых, к примеру Бориса и Глеба. При этом все остальные фигуры суздальского «Рождества» – повитухи, пастух, Иосиф – облачены в одежды, обычные в Палестине: покрывала от солнца, широкополые шляпы.

И еще любопытная деталь. Религиозные живописные произведения Запада как правило представляют волхвов подносящими дары. Русский же иконописный канон таков: все три волхва изображаются на конях. Так и на «Рождестве» суздальском. Фигурка коня изображена в левом верхнем углу дощечки «Велесовой книги», говорящей о Рождестве. Это изображение на «дощке II, 16» специально отмечается в рукописи перевода ее Ю.П.Миролюбовым.

Рисунок коня, как и высокий пафос начальной фразы, отличает эту дощечку от остальных. Вспомним эту фразу: «Знаковая Книга сия, [открой] Исток Богу нашему, коий бо есть прибежище и сила!» По-видимому, посвященный далеких веков стремился дать ясный знак: речь идет о реальном длительном путешествии и о событии, не сопоставимом по важности ни с какими другими.

«Рождество» суздальское отображает ясно не одну только пещеру, но также гору. А между тем о горе не говорит ни один источник, за исключением древнерусской ведической легенды. Иконописцы еще не столь далекого прошлого принимали этот канон. Они же и воспринимали «волхвов с Востока» как русов. Ибо православные иконописцы отказывались изображать одного из волхвов «очень смуглым», несмотря на то что этого требование канона византийского.

Подобное упорство не было безосновательным. О том свидетельствуют новейшие исследования о перемещениях народов за продолжительные исторические периоды. Известный писатель и историк Владимир Щербаков считает: географически близкий к Тивериаде троянофракийский регион во времена Иисуса Христа был… русским.

Фракийское племя, объединившее другие племена этой области, называло само себя русами. Античные же авторы именовали их одрюсами. Щербаков приводит не только описание внешности и обычаев, но также имена великих князей русов-одрюсов: Садко, Сев, Котко… В первые столетия по Р.Х. началось великое переселение народов трояно-фракийского региона на север. Одрюсы пришли из Фракии на Днепр…

Щербаков прямо говорит о том, что Киевской Руси предшествовала Русь Фракийская. Так что предшественникам новгородских волхвов не надо было преодолевать во времена Святого Семейства очень большое расстояние, чтобы оказаться в Палестине.

Древнейшее из пророчеств

К сказанному надо добавить следующее. Древнеславянские ведические предания содержат поразительное пророчество, которое было известно на русской земле задолго до Рождества Христова. Вот оно:

Дева породит Божича (Сына Бога).
Повитухою будет Жива.
Свершится это в пещере на горе сарачинской (земли сарачин, или сарацин – древнее название Палестины).
Запляшут над пещерою в небе Месяц и часты звездочки.
А от горы увидят в ночи сияние, как от Солнца.
Сберутся к этой пещере сорок царей, сорок князей, сорок волхвов от всех родов.
Увидят у Младенца в руках они Книгу Ясную.
И Книга будет учить волхвов, и князей, и царей земли.
И сделается та сарацинская гора – золотая…

Причем подобное предсказание содержит не одна только Веда славян. О воплощении Христа предрекали также Пураны Индии, которые были написаны тысячи лет назад.

В наше время можно считать доказанным (так полагают авторитетные ученые Бал Гангадхар Тилак, Дурга Прасад Шастри и другие), что индуизм и древнеправославие (ведизм) русов происходят от одного корня. И этот корень есть Северная традиция – древнейшее на Земле духовное богомировоззренческое учение. Предание повествует, что эта Северная (или Русская) традиция была унаследована ариями от арктов. То есть от легендарного народа затонувшей Арктиды – северного полярного континента, который изображает знаменитая карта Меркатора.

Произошла передача учения «две тьмы» (20 000 лет назад), когда, как повествует «Велесова книга», аркты под водительством князя Яра пришли через Белое море «в край Русский».

Працивилизация Арктида намного превосходила нынешнюю, существующую на планете. В частности, они обладали даром пророчества. Авторитет унаследованного от них учения был так велик, что веру в истинность их пророчеств разделял в праантичные времена весь мир. Из этого понятно, почему индоарийские ведические тексты предсказывали пришествие Сына Божия в этот мир много раньше, полнее и обстоятельнее, чем, например, хрестоматийный Ветхий Завет.

Но все это – только малая часть великой картины прошлого, которую открывает нам «Велесова книга».

 

 


 

H.Николаев

ред. shtorm777.ru