Вампир

Вампиризм — и миф и реальность

Надо очень верить в вампиров чтобы стать таким

По традиции, родиной легенд о вампирах, упырях, вурдалаках считается Венгрия и Румыния. Хотя некоторые из ученых-фольклористов полагают, что этот пугающий сюжет, мадьярами и валахами был позаимствован у их южнославянских соседей — сербов и хорватов. Но с легкой руки англичанина Брема Стоукера, автора известного «графа Дракулы«, кровожадные монстры отправились в бесконечное путешествие по страницам романов и кинолентам всего мира.

Больше сотни лет вампиры профессионально интересовали лишь фольклористов, киношников и писателей, работающих в жанре «черной» фантастики, но в последнее время появилось много претендующих на сенсационность публикаций, в которых утверждается: вампиризм — это реальность, следствие заболевания крови, и заниматься им необходимо медикам.

Авторы таких публикаций ссылаются на работы современных врачей, рассказы самих вампиров, разумеется анонимные, и на свидетельства официальной криминальной хроники о поимке маньяков, которые убивают людей с целью употребления в пищу их крови. В какой же мере медицинское объяснение народных преданий соответствует действительности?

• • •

Порфирия, анемия, ангидратическая эктодермальная дисплазия — все эти заболевания, связаны с изменением формулы человеческой крови, часто называют вампиризмом. Недостаток в крови эритроцитов и железа делает больных этими заболеваниями очень чувствительными к солнечным лучам. Даже непродолжительное пребывание больных под прямыми лучами солнца зачастую причиняет им тяжелые ожоги. И конечно, человек, страдающий такой болезнью, постепенно переходит на ночной образ жизни. Изменение кровяной формулы приводит к поражению эндокринной системы, что, в результате, влечет за собой изменение внешности больного: бледная кожа, волосы, напоминающие шерсть животного, необыкновенная структура ногтей и их цвет. Все это и в самом деле делает пациента, страдающего гемозаболеванием, похожим на монстра из народных легенд.

Однако следует ли из этого, что человек с нездоровой кровью обязательно будет испытывать непреодолимое желание сосать кровь других людей для оздоровления собственной?

Кровь справедливо считают жидкостью, дарующей жизнь. Но все ее удивительные качества действуют лишь тогда, когда она течет по сосудам живого человека. Оказавшись же в пищеварительной системе человека, она мало чем отличается от любого питательного продукта. По содержанию железа и белка кровь возможно отнести к высококалорийным продуктам, но она с трудом расщепляется поджелудочной железой и в сыром виде очень вредна для почек. Выпив больше 300 гр сырой крови, человек вполне может получить тяжелое отравление. Африканские скотоводы из племени масаев, в ежедневный рацион которых входит кровь коров, употребляют ее в строго ограниченных количествах и в смеси с молоком. Очевидно, что больной гемозаболеванием, даже постоянно употребляя в пищу сырую кровь, ничем не сможет улучшить формулу своей крови.

Согласно большинству народных сказаний, вампиром возможно было родиться или стать на протяжении жизни. Венгерские и румынские крестьяне полагали, что вампирами становятся: дети, умершие некрещеными; дети, зачатые во время поста и рано отнятые от материнской груди; а также появившиеся на свет в новолуние. В Трансильвании, этом настоящем заповеднике упырей, считали, что если мать будучи беременной ела мало соли, ее ребенок рискует стать вампиром. Наверняка станет вампиром человек, мать которого во время беременности видела вампира. Черногорские сербы были уверены: вампиром обязательно воскреснет человек, похороненный… лицом вниз.

Крестьяне в России и Малороссии верили, что вампиром становится седьмой сын седьмого сына в семье и что вурдалаком воскресает покойник, через гроб с телом которого перепрыгнула собака или волк. И, разумеется, все народы Европы верили в то, что покусанный вампиром сам станет вампиром.

Последний способ размножения, очень понравившийся писателями и киношникам, наверно, самый невероятный, нелепый и даже глупый. Если бы каждый вампир на протяжении жизни (вампиры, если их не убить, фактически бессмертны) укусил хотя бы 15 человек, то спустя сотню лет весь мир был бы населяли исключительно члены ночного братства кровососущих.

В свете выше сказанного, если не брать во внимание ритуальное испитие крови, которое практикуется в некоторых сатанистских сектах, от вампиров возможно было бы отмахнуться и считать их средневековым суеверием. Но все-же вампиры, настоящие, реально пьющие кровь людей, существовали и существуют. И, может быть, какой-то свет на эту проблему прольет история, произошедшая в 1830-х годах в баварском городе Вюрцбурге…

Реальный вампир (случай из жизни)

Доктор Генрих Шпатц был уроженец Чехии. Незадолго до начала Наполеоновских войн он окончил университет в Праге и был принят на службу военным лекарем в австрийскую армию. После войны в 1819 году он обосновался в Вюрцбурге с молодой женой Марией.

Доктор Шпатц был человек состоятельный, в городе он купил 2-х этажный просторный особняк, держал собственный выезд. Был веселым, общительным человеком, вел активную светскую жизнь и за очень короткое время стал одним из самых модных врачей Вюрцбурга. Много занимался благотворительностью, жертвовал деньги на богоугодные дела и фактически бесплатно работал в больнице для бедных. Не был он чужд и научных занятий. Им были написаны две весьма известные в те времена работы. Одна по военно-полевой хирургии, вторая — по лечению некоторых инфекционных болезней.

1831 год — Генрих Шпатц, к всеобщему удивлению, объявил, что он покидает Вюрцбург и отправляется на родину, так как получил довольно выгодное место в пражском университете. Он распродал свое имущество и уехал в Чехию.

Через месяц после отъезда доктора к вюрцбургским судебным властям пришли два молодых медика — Фридрих Бауэр и Иоганн Риггерт, бывшие ассистенты доктора Шпатца. Они утверждали: супруги Шпатц были вампирами. Полицейские чиновники могли бы посчитать такое заявление за глупую шутку, если бы молодые врачи не указали на исчезновение некоего Иохима Фабера.


Этот отставной солдат, однорукий инвалид, который служил привратником в госпитале для бедных, где работал доктор Шпатц, действительно, исчез непонятно куда за год до этого. О том где он находится не знали ни его семья, ни многочисленные родственники, ни обслуживающий персонал госпиталя. Полицейские стали припоминать загадочные исчезновения людей в городе за последние несколько лет и насчитали за два года по крайней мере шесть случаев. Как правило исчезнувшие были людьми бедными, но постоянными городскими жителями, и на каждого из них в полиции было заявление родственников о исчезновении. Это было уже серьезно.

Несмотря на то что в особняке Шпатца стали жить уже новые хозяева, полицией был произведен в доме обыск. Первый поверхностный осмотр был безрезультатным. Однако при повторном, основательном обыске открылось нечто, потрясшее весь город.

В подвале особняка нашли и вскрыли массовое захоронение, в котором были останки не меньше 18 человек. Среди останков обнаружили и скелет без руки со следами хирургической ампутации. Эти кости были идентифицированы как останки пропавшего Иохима Фабера. Опознать другие кости не удалось. В могиле не обнаружили никаких предметов или остатков одежды. Как видно, трупы закапывали обнаженными, а на некоторых останках были обнаружены следы расчленения. Тогда многие вспомнили, что доктор Шпатц охотно брался за устройство судьбы своих неимущих пациентов. Обычно, это были нищие бродяги, занесенные судьбой в Вюрцбург, где у них не было ни родственников, ни друзей. Они выходили из больницы, благословляя доброго доктора, и больше их никто никогда не видел.

Вспомнились и другие странности из жизни Шпатца. Особняк доктора содержался на широкую ногу, однако вся прислуга, включая кучера и конюха, была приходящая. Все слуги проживали по соседству, но никто из них на ночь в доме никогда не оставался.

Власти послали в Прагу запрос относительно доктора Шпатца им пришел однозначный ответ: такой в университете не преподает, не преподавал и на преподавание не приглашался. И вообще следов таинственного доктора в Праге обнаружить не удалось. Больше того, выяснили, что во время Наполеоновских войн в австрийской армии никогда не числился хирург по имени Генрих Шпатц. Не смогли ничего узнать и о судьбе Марии Шпатц. Следствие зашло в тупик. Чета Шпатцев бесследно исчезла. Но этим дело не закончилось.

Спустя полгода покончил жизнь самоубийством один из доносителей — Фридрих Бауэр. Незадолго до смерти он ушел из дома, оставив жену и ребенка, снял крохотную квартирку в бедном пригороде соседнего Нюрнберга, порвал все связи с родственниками и друзьями. Он начал бояться дневного света и целые дни проводил в комнате с закрытыми ставнями. Он то впадал в состояние прострации, то начинал метаться по комнате, оглашая воздух попеременно страшными богохульствами и истовыми молитвами. Он стал бледным, ужасно похудел и питался только сырой кровью, правда, не человеческой, а свиной, которую покупал у соседнего мясника. От такой странной диеты у него развились страшные желудочные боли, но он наотрез отказывался лечиться и принимать нормальную пищу. Его квартирный хозяин честно признался, что нисколько не удивился, обнаружив однажды утром своего постояльца висящим на потолочной балке. Самоубийца оставил путаное посмертное письмо, заканчивающееся яростными проклятиями в адрес Генриха Шпатца. Официально объявили, что доктор Бауэр покончил с собой из-за невыносимых желудочных колик.

1832 год — застрелился и доктор Иоганн Риггерт. Это произошло в загородном доме его сестры Марты, бывшей замужем за богатым коммерсантом Гауссом. Самоубийству Риггерта предшествовала смерть его шестилетнего племянника Антона, который разбился при падении с пони. Марта Гаусс не надолго пережила гибель сына и брата. Она умерла в 1834 году. Вокруг смерти Риггерта и его племянника долго ходили темные слухи, но постепенно дело доктора Шпатца и его ассистентов позабылось. Вспомнилось оно лишь в 1884 году, когда в возрасте 84-х лет умер Рупрехт Гаусс, и в руках наследников оказался его дневник.

Из дневника Гаусса выяснили, что весной 1832 года Иоганн Риггерт убил собственного племянника, выпустил из тела несчастного ребенка кровь и хотел выпить ее. За этим занятием его застигла няня мальчика. Обезумевшая от увиденного, женщина нанесла убийце несколько ударов каминной кочергой, от которых он скончался на месте. Рупрехту Гауссу пришлось потратить огромные деньги на взятки полицейским чиновникам и врачам, что бы скрыть эту дикую историю. В результате объявили, что Антон Гаусс погиб в результате несчастного случая, а его дядя Риггерт покончил с собой, не смог пережить смерть любимого племянника.

У исследователей нет единого мнения о личности Генриха Шпатца. Одни считают его в действительности вампиром; другие — уголовником, связанным с одной из воровских шаек Вюрцбурга; третьи — членом тайной люциферианской секты, которая практиковала человеческие жертвоприношения. Многие же, не без оснований, считают: речь идет о незаконном анатомировании трупов, что тогда считалось тяжким преступлением. Впрочем, едва ли тайна четы Шпатцев будет полностью раскрыта. Дневники Гаусса сгорели вместе со всем вюрцбургским архивом во время англо-американских бомбардировок в годы Второй мировой войны. Судить об этом деле мы можем лишь по работе немецкого историка Пауля Ханыке, который в 1930-х годах опубликовал небольшое исследование о «вюрцбургских вампирах».

Ханыке полагает, что несчастные Бауэр и Риггерт стали жертвами своеобразного зомбирования, а возможно, даже самовнушения. Они настолько уверовали в то, что их патрон упырь и заразил их вампиризмом, что просто свихнулись.

Точка зрения Ханыке подтверждается и современными данными правоохранительных органов различных государств. У большинства задержанных маньяков-вампиров не было обнаружено никакого заболевания крови, как следствие, речь может идти только о психической патологии…

 


 

В.Смирнов

ред. shtorm777.ru