Ты уверена, что наступит завтра

Завтра может и не наступить

1. — Неужто автозаправка?! — воскликнула жена.
— Да, — ответил муж.
— Очень странно. На карте она не обозначена.
— Наверно, не так давно построили… — Муж посмотрел на индикатор топлива. — Бензина осталось километров на 30.

— Так мало?! Почему ты молчал?
— А к чему пугать раньше времени?
Муж сбросил скорость и свернул с дороги. «Девятка», превратившаяся от дорожной пыли из белой в серую, въехала на площадку перед автозаправочным комплексом.

Здесь было все, что необходимо путешественнику, — мойка, станция техобслуживания, мотель, небольшой магазинчик…

Настоящий оазис посреди бескрайней степи.
— Лена, купи минеральной воды, — сказал муж. — И сигарет.
Жена кивнула. Она уже заметила пристройку к магазину, на фасаде которой красовались две синие буквы — «Ж» и «М».

Одним ударом можно убить двух зайцев…

2. После улицы, выжженной летним солнцем, в туалете царил приятный полумрак.
Елена зашла в кабинку.
Когда она покинула ее, то увидала надпись над умывальником:
«Ты уверена, что наступит завтра?»
Женщина была готова поклясться, что еще несколько минут назад этой надписи не было. И что в туалет никто не входил.

Эти огромные красные буквы на белом кафеле, появившиеся невесть откуда, потрясли ее не меньше, чем если бы сейчас в туалет ворвался маньяк из голливудских ужастиков — в черном балахоне, с хоккейной маской на лице и ревущей бензопилой в руках.

— Дурацкая шутка! — сказала она нервно и торопливо, даже не помыв руки, вышла на улицу.

Огляделась.
Кругом — ни души.
— Идиоты!.. У кого-то свободного времени больше, чем мозгов!..


3. Продавщице в магазине было чуть за 20. Невысокая, стройная, в комбинезоне с логотипом нефтяной компании.

— Дайте, пожалуйста, две бутылки воды, — сказала Елена. — Вот эти сигареты… Чипсы…

— Все?
— Все.
— 96 рублей.
— Покупателей, наверно, мало?
— Первый и до вас единственный был рано утром, — ответила продавщица, укладывая покупки в фирменный пакет.

— И как вы согласились тут работать?
— Это лучше, чем ничего.
— Понимаю. А вы с хозяином поговорите — может, разрешит в зале поставить небольшой телевизор.

— Целую вечность смотреть телевизор? Уж лучше повеситься!
«Ну, почему целую вечность?» — хотелось возразить Елене. Но она промолчала, заметив у девушки старый рубец, будто опоясывающий шею.

Как видно, когда-то она уже попыталась уйти из жизни таким способом…
Тут у магазина остановилась старенькая «Нива».
— А вот вам еще и третий покупатель.
— Покупатель-то покупатель… Вот только головняка будет больше, чем реальных покупок!

— Что? — Марина оглянулась и поняла. На «Ниве» прикатил целый выводок цыган: он, она и штук 5 детей. Господи, и как они все смогли уместиться?!

— Удачи! — заторопилась Елена.
И все же не успела.
Ну, взрослые прошли мимо. Прицепились цыганчата.
Сопливая девочка, едва достающая ей до пояса, бесцеремонно щупала материал, из которой сшиты ее брюки.

Двое мальчиков, оттянув края пакета, рассматривая покупки.
Третий мальчик заканючил: «Тетенька, дай рубль!..».
А вторая девочка, одетая в яркое ситцевое платье, предложила:
— Красавица, позолоти ручку, я тебе всю правду скажу — о прошлом, о будущем…
— В другой раз как-нибудь!..
Елена выскочила на улицу, огляделась, и сердце ее екнуло. «Девятки» не было.
Что за черт?!

4. Девочка-гадалка увязалась следом:
— Красавица, позолоти ручку!
— Отстань!
— …всю правду скажу, ничего не утаю!..
— Ты машину видела, белую «девятку»? Куда она поехала?
— Дай 10 рублей — скажу.
— Ты ее видела?
— Да.
— Ладно. Держи.
Десятирублевая купюра мелькнула в руках девочки. Раз — и исчезла.
— Тебе бы в цирке работать. — Елена улыбнулась. — Теперь говори.
— Давай я тебе погадаю…
— Где машина? Я тебе деньги заплатила. Говори!
— …ничего не утаю!..
— О, черт!

Но остановить этот живой магнитофон с одной записью было немыслимо.

— Девочка, иди отсюда… в Африку! — крикнула Лена в ярости.

В дверях магазина показались двое цыган — он и она. С кульками в руках. Увидали, что происходит. Отреагировали одинаково: он усмехнулся в усы, она продемонстрировала рот, в котором не было ни единого белого зуба.

А затем золотой блеск погас. Цыганка перестала улыбаться. Стала какой-то очень серьезной. Крикнула девочке что-то гортанное.

Малолетняя гадалка сразу смолкла. Глянула на Елену. Протянула ей десятку, свернутую в трубочку. И трижды плюнула — справа от себя, вперед и налево. Будто ограждая себя невидимым забором.

Цыгане погрузили кульки в «Ниву», вновь совершили чудо, как-то вместившись в тесный салон, и уехали.

5. Все произошедшее оставило неприятный осадок в душе, но сейчас женщину больше волновало другое: куда мог подеваться муж?

Она еще раз огляделась. Машины нет. И спросить не у кого — ни одного работника заправки не видно. Наверняка, спрятались в тени…

Ворота центра технического обслуживания распахнуты настежь. Если тут есть где-то люди, то они наверо должны быть там…

Елена направилась к зданию центра. Было жарко, слепило солнце. Пакет с покупками бил по колену, оттягивая уставшую руку.

Со стороны шоссе она вдруг услышала бибиканье и рев мотора.
Муж?
Нет, это мимо проносился черный БМВ. Окна из-за жары открыты. За рулем сидел Эдик Сафронов, университетский приятель мужа. На заднем сиденьи сафроновская жена — Катя. Она махала рукой.

Ах, вот оно что!
Елена просияла. Помахала в ответ. Сейчас машина остановится и все объяснится…

Машина не остановилась.
— Стойте! — крикнула Елена, бросаясь к шоссе.
И тут же оступилась на крупном куске гравия. Вскрикнула и перешла на шаг.

Автомобиль скрылся за поворотом.
Вспыхнувшие было радость и облегчение погасли. На смену им пришла усталость. Да что за день такой сегодня?! Сперва проскочили, не заметив автозаправку, теперь вот…

Кое-как дохромала к воротам центра, распахнутым настежь, словно врата ада.

Увидела какого-то парня в спецовке и обрадовалась ему, как родному:

— Ой, здравствуйте! Вы тут машину не видели? Белую «девятку»…
— Она на мойке.

6. Когда машина выехала на солнце обсохнуть, она была белая, стекла сверкали…

Не машина-семилетка, а конфетка. Хоть на продажу выставляй.
Муж вылез из салона, взял из рук жены кулек и спросил:
— Что-то произошло? На тебе лица нет.
Рассказать? Лучше не надо, а то сочтет за капризы неврастенички, издерганной долгой дорогой.

— Я, кажется, ногу подвернула. Левую.
— Покажи.
Она присела на водительское сиденье, выставив ноги на асфальт. Муж приподнял брючину, ощупал лодыжку.

— Ой!
— А здесь больно?
— Немного.
— Ерунда, — сказал он. — Хорошо бы согревающий компресс поставить, но, думаю, завтра утром ты об этом и не вспомнишь.

— Завтра утром?
Она вздрогнула.
— Что ты имеешь в виду?
— Ничего. — Муж пожал плечами. — К утру само собой пройдет. А ты что имела в виду, когда спросила?

— Ты уже ответил. — Она встала. — Спасибо, дорогой… А знаешь, кого я только что встретила? Сафроновых! Интересно, что они тут делают? Тоже на море едут?

— Каких Сафроновых?
— Как каких? Эдика и Катю.
— Это невозможно, — сухо сказал он. — Они разбились в прошлом месяце.

— Как… разбились?
— Всмятку. Потому ты не могла их видеть.
— А почему ты раньше не говорил?
— Ты Эдика не очень любила. Да и момент был неподходящий. А потом это потеряло актуальность.

— И ты был на похоронах?
— Был.
— И видел… их?
— Да.
— Но я их тоже видела! Только что!
— Дорогая, не фантазируй.
— Я не фантазирую! Я видела. Правда, далеко было. И мчались они, как угорелые!

— Вот, сама сказала: далеко, на большой скорости… Просто в машине ехал кто-то похожий. Остальное дополнила твоя фантазия.

— Но Катя помахала мне рукой!
Муж тяжело вздохнул.
— Нам пора ехать.
Она затрясла головой, готовая расплакаться.
— Нет… Нет… Ни за что!..
— Что за детские капризы?
— Давай снимем номер в мотеле. На сутки. Завтра… завтра утром поедем дальше.

— Мотель не работает.
— Откуда ты знаешь?
— Так, перекинулся парой слов с мойщиком. Садись. Через 5 часов будем на месте.

— Завтра ты будешь очень сожалеть, что мы не остановились на ночь в мотеле.

— Я буду сожалеть, если мы приедем на день позже. И хозяйка решит, что мы передумали, и сдаст комнату другому курортнику.

Елена села в автомобиль.

Как все люди, она все-же в глубине души надеялась, что она увидит как наступит завтра…

 


 

А.Масалов

ред. shtorm777.ru