Святой Грааль, Третий рейх
Третий рейх по следам Святого Грааля

Операция «Грааль» была одним из первых секретных проектов «Аненэрбе». Идея исходила лично от Адольфа Гитлера. Увлеченный романтической легендой о Святом Граале и рыцарях Круглого стола, которые посвятили себя его поискам, он мечтал о воссоздании чего-либо подобного в современном мире. Да и по сути, сам орден СС должен был стать воплощением ордена Круглого стола. Такой стол, к слову сказать, находился в замке Вевельсбург — любимом детище Гиммлера — и использовался по самому что ни на есть прямому назначению: за ним проводились собрания высших чинов СС и разнообразные мистические церемонии.

Но как Гитлер мог сочетать в себе увлечение Святым Граалем и ненависть к христианству? Действительно, в его противоречивой натуре с трудом уживались две эти тенденции. «У меня не было никаких причин, — скажет позднее Гитлер, — восхищаться всеми этими ничтожными рыцарями, обесчестившими свою арийскую кровь, следуя всем суевериям еврея Иисуса». Фюрер долго думал над разгадкой этого ребуса и, наконец, нашел выход: Грааль, заявил он, вовсе не является христианской святыней. Легенда о том, что это чаша с кровью Иисуса Христа, была придумана позже. В действительности Грааль имеет гораздо более древнее происхождение, чем христианство: ему не меньше десятка тысяч лет.

Что же такое Грааль? На этот вопрос фюрер не мог ответить точно. Очевидно, речь должна идти о какой-либо арийской святыне. Может быть, это камень с руническими надписями, на котором зафиксированы главные события истинной, не извращенной евреями истории человечества или основы арийской религии. В общем речь шла именно об арийской святыне, которую рыцари Круглого стола хранили именно в силу своего происхождения, а не в силу христианской веры. «Что общего может иметь подобный путь посвящения с еврейским плотником из Назарета? — говорил Гитлер. — С этим рабби, воспитание которого было основано на подчинении и любви к ближнему и которое имело целью лишь забвение воли к выживанию? Нет уж, действительно, испытания, связанные с поиском Грааля и предназначенные для пробуждения латентных возможностей человека с чистой кровью, не имели ничего общего с христианством! Добродетели Грааля были присущи всем арийским народам. Христианство добавило сюда лишь семена вырождения — такие, как прощение оскорблений, самоотречение, слабость, покорность и даже отказ от законов эволюции, провозглашающих выживание наиболее приспособленного, наиболее храброго и наиболее ловкого».


Существовал ли в действительности Святой Грааль? Адольф  Гитлер вполне допускал, что да. Но тогда нельзя исключать, что он мог «дожить» и до нашего времени. И действительно, в легендах ничего не говорится об уничтожении реликвии, в них содержаться только упоминание о том, что она была тщательно спрятана. Постараться отыскать Святой Грааль — такая задача была поставлена Гитлером перед институтом «Аненэрбе». В папке с документами, которую мне, по счастливой случайности, выдали в архиве, обнаружилось письмо Гитлера к Вирту, которое было датировано 24 октября 1934 года. В нем, в частности, значилось:

Уважаемый господин Вирт! Быстрый рост Вашего института и успехи, которых он смог достичь за последнее время, дают основания для оптимизма. Полагаю, что теперь «Аненэрбе» готов справляться и с более серьезными задачами, чем те, которые ставились перед ним до сих пор. Речь идет о поисках так называемого «Святого Грааля», который, согласно моему мнению, представляет собой реально существующую реликвию наших арийских предков. Для поисков этого артефакта Вы можете задействовать дополнительные денежные фонды в необходимом размере.

Для выполнения поставленной Гитлером задачи Вирту давались весьма широкие полномочия. Но ему вряд ли удалось бы чего-то добиться, если бы не еще один человек, который не меньше, чем фюрер, был заинтересован в поисках Святого Грааля. Звали его Отто Ран.

Ран был сравнительно молодым — родился он 18 февраля 1904 года — и поэтому даже не успел поучаствовать в сражениях Первой мировой войны. В то время как его сверстники жадно следили за обстановкой на фронтах, Отто увлекался историей и вероучением одной из крупнейших еретических сект — катаров. Свои исследования он продолжал и в 1920-е годы, поступив в университет.

Кто же такие катары? Эта еретическая секта появилась в Южной Франции в XII столетии. Они полагали, что в мире существуют два начала, два бога — добрый и злой. При этом именно злой бог сотворил наш, материальный мир. Катары отрицали всю христианскую атрибутику — крест, иконы, статуи, не признавали таинств католической церкви. Существование рая и ада, учение о Страшном суде так-же отвергались ими. Вместо христианских катары разработали свои собственные ритуалы, собственную систему священных символов. И одно из центральных мест в ней, как ни странно, занимал Святой Грааль.

В условиях, когда католическая церковь в полной мере дискредитировала себя, ересь катаров стала стремительно распространяться по Европе. Все большее количество людей — не только бедных крестьян и подмастерьев, но и знатных рыцарей и графов — стали следовать их учению. Ситуация становилась опасной для Ватикана, и в 1209 году папой Иннокентием II был объявлен против катаров крестовый поход. Он едва не опоздал: для того чтобы искоренить ересь, понадобилось больше полувека — так глубоко она засела в умах и сердцах людей. В конечном итоге, катары были разгромлены, а остатки их армии осаждены в неприступном замке Монсегюр — их главном святилище. Монсегюр держался более года и был взят лишь с огромным трудом. В 1244 году массовые казни официально покончили с ересью катаров.

Но при чем здесь Грааль? Дело в том, что, по обрывочным сведениям, которые дошли до наших дней, катары поклонялись Граалю отнюдь не абстрактно; священный предмет находился в главном святилище Монсегюра. Куда он подевался после — неизвестно, но Ран вполне обоснованно предполагал, что катары спрятали Грааль. Причем так надежно, что его никому не удалось найти; либо нашедший смог достаточно хорошо скрыть свою находку. В 1928–1929 годах Ран отправляется в продолжительную поездку по «катарским» местам Франции, Испании, Италии и Швейцарии. В большей степени его внимание привлекают, разумеется, развалины Монсегюра, которые расположены неподалеку от деревеньки Лавлан. В горах, окружающих руины, много пещер, и Ран систематически исследовал их на протяжении трех месяцев.

Важную роль в судьбе молодого немца сыграло знакомство с еще одним специалистом по катарам — Антонином Габалем, который был гораздо старше Рана и смог за свою жизнь накопить множество ценной информации. Габаль разыскивал другую святыню катаров — Евангелие от Иоанна, и потому два фанатичных исследователя смогли стать не конкурентами, а партнерами: Богатый опыт и знания Габаля и острый аналитический ум Рана составили блестящую комбинацию. Пиренейские пещеры Ран обследовал неделю за неделей — однако без особых видимых результатов. И действительно: бессистемные поиски Святого Грааля (о котором Ран даже толком не знал, что это, собственно говоря, такое) в горном массиве сильно походили на попытку отыскать пресловутую иголку в стоге сена. Надо было найти какое-то решение, какой-то метод, получить ключ к разгадке тайны.

И Ран вновь засел за рукописи катаров. Материалы, предоставленные Габалем, оказали ему неоценимую помощь. Среди них был весьма подробный план замка Монсегюр. Изучая его, Ран неожиданно обнаружил, что он полностью совпадает с описанием легендарной горы Монсальват, где сокрыта реликвия. Это означает, Грааль находится в непосредственной близости от замка — если не в самом замке! Продолжая изучение Монсегюра, Ран обнаружил, что замок геометрически совершенен, и если бы не отдельные моменты, представлял из себя идеально симметричное здание. С одной стороны, для уровня архитектурного мастерства XII столетия такие погрешности были вполне нормальными. И все таки что-то в этих отступлениях от симметрии — отсутствующих коридорах и помещениях — не давало Рану покоя. Пока он не задал себе вопрос: а кто говорит, что их действительно нет?

И действительно, если дорисовать план так, чтобы замок обрел идеальную симметрию, на плане появится несколько помещений, которые якобы никогда не существовали. Ран предположил, что эти тайные подземные ходы и залы просто погребены под грудами развалин и как раз в них и скрывается реликвия. Вместе с Габалем и еще несколькими помощниками-энтузиастами из числа местных крестьян он взялся за работу. А далее происходит нечто непонятное.

Рану действительно удалось обнаружить подземные ходы, о существовании которых никто не подозревал. Они вели в священные пещеры, вход в которые «снаружи» был давно завален лавинами. В этих природных гротах сохранились следы людей многих эпох — от неандертальцев, которые украшали стены своими незатейливыми рисунками, до катаров, превративших их в свои святилища. Вот как Ран описывал эти пещеры: «В незапамятные времена, в ту далекую эпоху, которой едва коснулась современная историческая наука, грот использовался как храм, посвященный иберийскому богу Иллхомберу, богу Солнца. Между двух монолитов, один из которых обвалился, крутая тропинка ведет в гигантский вестибюль собора Ломбрив. Между сталагмитами из белого известняка, между темно-коричневыми, сверкающими горным хрусталем, стенами тропинка ведет вниз, в самую глубину горы. Зал высотой около 80 метров служил для еретиков собором».

Тут же Ран сделал еще одно открытие: стены пещер были покрыты кроме всех прочих надписей и рисунков еще и символикой тамплиеров! Значит, рыцари Храма в действительности были связаны с еретиками и, возможно, много лет охраняли Святой Грааль после уничтожения Монсегюра! Возвратившись из экспедиции, Ран посвятил этим вопросам несколько книг. К сожалению, писал он, Святой Грааль так и не удалось отыскать. Так считается до сих пор. Но я, используя простейшую логику, хочу подвергнуть сомнению данный вывод.

Предположим, что Ран действительно не нашел Грааль. Что стал бы делать столь фанатичный исследователь? Разумеется, организовал бы новую экспедицию в надежде добиться успеха! Или, окончательно разочаровавшись вследствие неудач, в принципе забросил бы свои исследования. Но Ран не делает ни того ни другого! Он так и продолжает исследования истории катаров, но больше не ищет Грааль — так может вести себя только человек, который достиг своей цели,

Предположим, что Грааль все-же был найден. Что же помешало Рану обнародовать свое открытие? Об этом мы можем только догадываться. Может быть, Грааль оказался носителем какой-то информации, которая показалась Рану слишком шокирующей, и он медлил с ее публикацией. Возможно, захотел в начале собрать как можно больше сведений и придать своему открытию достойную «оболочку». Как бы то ни было, в 1934 году, когда Гитлер направил Вирту свое письмо (по сути — приказ), никто даже не догадывался о том, что Грааль найден и находится у Рана.

А им следовало бы всего лишь почитать таможенные декларации, которые были заполнены ученым при пересечении франко-германской границы в 1929 году. Среди прочего в них значился «медный котел для паровой установки высокой мощности». Скажите, пожалуйста, зачем археологу мог понадобиться паровой котел? Только для того, чтобы скрыть в нем от посторонних глаз некий достаточно крупный предмет. Как видно, таким образом Грааль попал в Германию.

Книги Рана привлекли внимание «Аненэрбе» и лично Гиммлера. Ему было предложено вначале сотрудничество с институтом, а после стать его штатным работником. В 1936 году Отто Ран официально вступил в СС. Продвижение молодого ученого по служебной лестнице шло с невероятной скоростью. В 1937 году он принимает участие в крупной экспедиции «Аненэрбе» в Исландию, направленной на поиски легендарной земли Туле. Ран в рамках экспедиции решает свои задачи — ищет следы пребывания на далеком северном острове катаров (правда, без особого успеха). А в 1938 году молодой ученый, делающий блистательную карьеру, попадает в немилость. Причины этого столь же загадочны, как и многое другое в бурной и богатой событиями жизни Рана. О том, почему это произошло, существует несколько версий.

Первая версия говорит о том, что Ран пытался восстановить в рамках СС религию катаров и, вроде бы, даже добился в этом направлении определенных успехов. Это может быть похожим на правду — по свидетельствам многих современников, Ран действительно в какой-то момент стал исповедовать веру катаров. Делай он это тихо, не привлекая ничьего внимания, все бы обошлось. Но Ран в открытую пропагандировал свои взгляды, которые серьезно расходились с теорией Гитлера. В частности, он говорил о том, что надо любой ценой избежать европейской войны, что на основе древней религии, древних ценностей возможны возрождение и сплочение Европы. Он отвергал жесткое преследование инакомыслящих, допускал негативные высказывания по поводу концентрационных лагерей. В одном из своих писем он с болью говорил о том, как тяжело ему наблюдать все происходящее в Германии:

Я опечален тем, как идут дела в моей стране. Две недели назад я был е Мюнхене. Через два дня я предпочел бы отправиться в свои горы. Терпимому, либеральному человеку, как я, невозможно жить в такой стране, какой стала моя родина. Я стыжусь той черной униформы, которую вынужден носить, и мечтаю избавиться от нее.

Избавление произошло. Ран подал прошение об отставке и ушел, преследуемый множеством ложных слухов. По одним, его родители оказались евреи; по другим, молодой ученый был уличен в гомосексуализме. Но в таком случае — равно как если бы Ран обнаружил явную политическую неблагонадежность — его без всякой жалости бросили бы в один из немецких концентрационных лагерей, где юноша превратился бы в пепел. Этого не случилось, Ран мог спокойно гулять на свободе. Правда, своим близким Ран жаловался, что чувствует постоянную угрозу, что его жизнь находится в опасности. Предчувствия не обманули молодого ученого: весной 1939 году он, катаясь на лыжах по склонам тирольских гор, был погребен под лавиной.

Официальная версия — смерть от несчастного случая — была в скором времени заслонена другой, полуофициальной: самоубийство. Припомнили, что в религии катаров, в отличие от христианства, самоубийство разрешено, более того — чуть ли не поощряется как способ преодолеть грешное и бренное земное существование. Как видно, такая версия была пущена в ход, чтобы заставить людей забыть очевидное: Ран хотел жить и боялся смерти. Следовательно, речь идет о самом настоящем убийстве.

Ненадолго отложим поиски убийц. Спросим себя: по какой причине скрывали сам факт убийства, почему убивать потребовалось столь сложным путем? Очевидно, ответ может быть лишь один: Рана боялись. Он слишком много знал.

И еще такой вопрос: куда после смерти Рана исчез Грааль? Ответить на него легче, чем кажется. Шило весьма трудно утаить в мешке, и в начале 1940-х годов по Германии пополз слух о том, что в орденском замке СС Вевельсбурге хранится среди прочих реликвий и Грааль. После поражения Германии официально объявили, что в действительности в подвалах замка не было ничего ценного, а полусловом «Грааль» подразумевался большой кусок горного хрусталя. Правдоподобно? Честно говоря, не очень. С чего бы это эсэсовцам тащить в свое логово горный хрусталь, да еще и называть его Граалем? Это тоже самое, как положить мешок с мусором в свой комод и назвать его «шкатулкой с драгоценностями». Поэтому остается два варианта: или сотрудники Гиммлера были клиническими идиотами (во что верится с трудом), либо Грааль действительно находился в подвалах Вевельсбурга, но этот факт тщательно пытались скрыть. Куда он делся после войны — отдельный вопрос.

Итак, в 1934 году Гитлер и не подозревал, где действительно находится Грааль. А находился он у Рана. В конце 1930-х Грааль благополучно перекочевал в подвалы Вевельсбурга. Что же произошло? Логично предположить, что нацистам каким-то образом стало известно, кто хранит Грааль в своих закромах. И вполне естественно, что они серьезно обиделись на Рана за то, что тот хотел спрятать реликвию. Это и могло быть основной причиной опалы и загадочной гибели Рана.

На этом можно было бы успокоиться, если бы не третья версия. Дело в том, что в неопубликованных рукописях Рана, до которых я добрался совершенно немыслимым путем, фигурирует одна мощная и таинственная организация, которая и могла взять на душу грех убийства ученого. Организация, тесным образом связанная как с католической церковью, так и с масонством, и с нацистской верхушкой. Речь идет о Приорате Сиона.

Приорат известен современному книголюбу разве только по произведениям Дэна Брауна. Американский писатель, однако, слышал звон, да не знает, где он. Приорат Сиона он превратил в организацию, враждебную католической церкви. На в действительности все было с точностью до наоборот.

В процессе своих исследований Ран наткнулся на рукописи катаров, которые были написаны непонятным шифром. После многомесячной работы ему удалось расшифровать рукописи. И перед удивленным ученым раскрылись новые стороны, казалось бы, давно забытой истории. Как оказалось, у катаров были связи не только с тамплиерами. У еретиков существовала целая сеть своих «агентов влияния» — тех самых знаменитых трубадуров, бродячих музыкантов, певших о любви. Вот как описывал свое открытие сам Отто Ран:

Когда мы говорим о религии любви трубадуров, о посвященных рыцарях Грааля, мы должны попытаться открыть, что скрывается за их языком. В те времена под словом «любовь» понималось не то, что мы имеем в виду сегодня. Слово «любовь» (Amor) было шифром, это было кодовое слово. «Amor», если читать справа налево, — это Roma (Рим). То есть это слово означало, что в том виде, как оно было написано, противоположность Риму, всему тому, что воплощал Рим. Кроме того, «Amor» можно разделить на две части: Amor (без смерти), что означает возможность бессмертия, вечной жизни. Это эзотерическое, солярное Христианство. Вот почему Рим (Roma) разрушил Любовь (Amor) катаров, тамплиеров, хранителей Грааля, миннезингеров (менестрелей).

Было в этих текстах и указание на силы, противостоявшие катарам. И первым числился таинственный Приорат Сиона, которому посвящалась львиная доля зашифрованных страниц. Ран взялся исследовать его — и обнаружил целый пласт европейской истории, тщательно скрывавшийся от наших глаз.

Оказывается, Приорат Сиона — тайный орден, который действует «в паре» с католической церковью. Но если Церковь действует открыто, то Приорат — крайне законспирированное тайное общество, не стесняющее себя условностями вероучения. Задачей Приората было то, с чем не смогла справиться церковь официальная: установить полный контроль над умами и душами людей. Вскоре после своего формирования в XI столетии Приорат попытался создать собственное государство и избрал для этого землю Палестины. Знаменитые Крестовые походы были инициированы и профинансированы именно этой организацией, крестоносные короли в действительности — высшие должностные лица Приората.

Когда эту доблестную инициативу на корню пресекли арабы (к слову сказать, с тех пор Приорат отчаянно борется с исламом. Современный очаг напряженности на Ближнем Востоке — в значительной степени именно его рук дело), руководство Приората решило организовать свое «тайное государство». Впрочем, некоторые не пожелали служить не слишком чистым целям и вышли из ордена, основав движение катаров. Понятное дело, что они были обречены на уничтожение сразу по двум причинам — слишком много знали и оказывали сопротивление.

Когда с катарами покончили, перед орденом появилась новая угроза. Рыцари-тамплиеры, изначально главная военная опора ордена, взбунтовались и начали претендовать на самостоятельность. Их так-же пришлось уничтожить. Только после этого в ордене прошла внутренняя реформа, которая окончательно утвердила основу его организации.

Главой ордена являлся Великий магистр. На этой должности побывали многие удивительные, легендарные личности — Сандро Ботичелли, Леонардо да Винчи, Исаак Ньютон, Виктор Гюго, Клод Дебюсси. Магистра окружает узкий круг, приближенных — так называемые Зрячие: только им известно, кто стоит во главе ордена. Более низкая ступень — Посвященные: те, кто не знает личность Великого магистра, но достаточно глубоко посвящен в дела ордена. Две эти высшие ступени и образуют, собственно говоря, основу ордена; человек попадает сюда только после тщательного отбора, и единственной причиной его ухода из ордена является смерть. Два низших слоя — те, кто служат Приорату, не подозревая о его истинных целях и задачах. Это люди, облеченные властью (политики, финансисты, военачальники) и простое «пушечное мясо» — расходный человеческий материал.

Членом Приората — причем Посвященным, если не Зрячим, — был Хаусхофер. Судя по всему, именно он предложил ордену поддержать Гитлера. Историки по сей день удивляются: как смогла карликовая националистическая партия, у которой существовала куча конкурентов, за несколько лет достичь небывалых высот? Что заставляло промышленников и финансистов давать ей многомиллионные субсидии? Судя по всему, объяснить это можно только влиянием Приората.

Приорат напрямую вышел на нацистских лидеров, и между двумя сторонами был заключен некий договор. Очевидно, предусматривалось создание некоего государства в Южной Франции, где Приорат смог бы реализовать свою тысячелетнюю мечту о собственной территории. Далеко не случайно после разгрома Франции в 1940 году Германия оккупировала только северную ее часть, а в южной оставила марионеточное правительство Петэна. Судя по имеющимся данным, и Петэн, и глава его кабинета Лаваль были исполнителями воли Приората. Об этом говорит и бурная активность, которую развил Приорат Сиона в Южной Франции в начале 1940-х годов. Рискуя нарушить конспирацию, орден даже выпускал собственный журнал — «Венкр». Позднее много говорили о том, что этот журнал был организован Сопротивлением, поскольку некоторые материалы в нем носили откровенно антинемецкий характер. Но это не совсем соответствует истине. Первое, журнал, в отличие от остальных изданий Сопротивления, выходил на прекрасной бумаге, которую нигде, кроме как у немцев, было не достать. Второе, никаких особенно антинемецких высказываний там обнаружить не получится даже при большом желании; я лично просмотрел всю подшивку «Венкра» и нашел только то, что и ожидал: скрытую подготовку читателей к установлению светской власти духовных лиц. В частности, много статей посвящено опыту теократии, который трактуется исключительно положительно. Приорат Сиона готовил для себя благоприятную почву.

Приорат был тесно связан и с «Аненэрбе», в первую очередь через конкретных сотрудников института, которые были одновременно Посвященными ордена. Самое интересное — то, что Приорат активно действовал и в западных странах — членах антигитлеровской коалиции. Видимо, именно этим и объясняется стремление скрыть некоторые факты истории Третьего рейха.

Как глубоко смог проникнуть Ран в тайны Приората Сиона? Этого, наверно, мы не узнаем уже никогда. Во всяком случае он узнал достаточно для того, чтобы обречь себя на неминуемую гибель. И унести с собой в могилу многие тайны, разгадку которых мы ищем и по сей день.

 


 

Фон Кранц Ганс-Ульрих 

ред. shtorm777.ru