Неразгаданные тайны, Тибет
Тайны истории, или русская тайная миссия в Тибет

Тайная миссия в Тибет

Россией в XIX веке начала проводиться активная внешняя политика на Дальнем Востоке. Это вызвало недовольство Британской империи. В скором времени возникла глухая дипломатическая война, цель которой влияние в этом стратегически важном для двух государств регионе, в которой наиболее активное участие приняли русская и английская разведки.

Прием у его императорского величества

Правительство России интересовал район Синьцзяна, который примыкал к границам территорий Российской державы в Средней Азии. Территория эта граничила с Тибетом, и являлась как бы его преддверием и могла быть театром военных действий. Русскому Генеральному штабу важно было знать все пути в этой области и вероятность их использования для переброски войск Англии к границам владений России.
Император Александр II, прозванный Освободителем, специально отдал приказ в максимально сжатые сроки построить в Азии железную дорогу, с отведенными от неё ветками к горам для того что бы было удобней доставлять в районы возможных боевых действий живую силу и боеприпасы. Такое дипломатическое противостояние с Англией за влияние в Азии могло быстро перерасти в открытое ожесточённое вооружённое столкновение.

На протяжении нескольких лет под эгидой Императорского Русского географического общества в эти районы Средней Азии Россией было направленно четыре экспедиции под командованием опытного офицера и знаменитого путешественника Николая Пржевальского, впоследствии получившего генеральский чин и занимавшего высокие государственные должности. Там же с успехом работали экспедиции под командованием офицера Генерального штаба П. К. Козлова и под руководством известного путешественника В. И. Роборовского. Влияние русских в Азии постоянно и неуклонно росло.


В Санкт-Петербурге в 1902 году, на самом высшем уровне, было принято решение отправить в Тибет специальную секретную разведывательную миссию — военная разведка русских намеревалась проникнуть в таинственный и запретный район Тибета при помощи служивших во Всевеликом Войске Донском калмыков, которые исповедовали буддизм. Разведывательной группой командовал подъесаул Уланов, хорошо владевший тибетским наречием. Вместе с ним предполагалось направить штатного гелюна — военного буддийского священнослужителя — из станицы Потаповской, тоже калмыка по национальности Дамбо Ульянова и переводчика, казачьего урядника той же станицы, калмыка Лиджи Шарапова. Подъесаула Уланова без лишнего шума перевели в Санкт-Петербург где он был зачислен вольнослушателем в Академию Генерального штаба, в которой он весьма преуспел в освоении специальных дисциплин, которые необходимы для проведения тайной разведывательной миссии. Подготовка длилась почти 2 года, но события пришлось форсировать из-за агрессивной политики Англии: воспользовавшись начавшейся Русско-японской войной, британцы ввели войска в Тибет и оккупировали Лхасу. Далай-лама бежал в Монголию.

России надо было заставить англичан незамедлительно вывести свои войска, воспрепятствовать установлению британского контроля над Тибетом и добиться его относительной самостоятельности под верховной властью Китая. Но события разворачивались не самым благоприятным для России образом: англичане сумели подписать с тибетскими чиновниками договор, по которому Китай полностью утрачивал все свои позиции в Тибете.

Для соблюдения полной тайны в январе 1904 года военный министр генерал-адъютант Куропаткин направил на имя императора Николая II специальную записку, в которой предлагал уволить подъесаула Уланова в запас сроком на один год, а в последующем полностью восстановить его в рядах русского офицерского корпуса с зачётом выслуги лет, проведённых в тайной разведывательной экспедиции. Император дал согласие и разрешил отпустить из казны почти четырнадцать тысяч рублей (весьма крупная по тем временам сумма!), необходимое вооружение и подарки для успешного осуществления намеченного предприятия. Мало того, император пожелал лично встретиться с подъесаулом Улановым и гелюном Ульяновым. Аудиенция состоялась 14 января 1904 года, в три часа дня, в Зимнем дворце. Она проходила тайно и в нарушение всех правил придворного этикета: приглашённым во дворец офицерам разрешили прибыть не в парадной военной форме, а в штатском платье. Кроме того, специально предпринимались меры, чтобы сведения об этой встрече не просочились в печать.

— Существует реальная угроза военного конфликта с Англией из-за тибетского вопроса, — сказал разведчикам Николай II. — Помните, господа: ваша тайная миссия направлена на защиту национальных интересов России!

Трагедия в пути

Тайная разведывательная экспедиция в январе 1904 года вышла из Санкт-Петербурга и к весне добралась до Средней Азии. Для обеспечения конспирации калмыки выдавали себя за жителей разноплемённой провинции Синьцзян. Трудность была в том, чтобы добыть соответствующие документы: британская разведка не дремала! Наконец их удалось получить с помощью сотрудников русского представительства в городе Кульдже. Там же в состав экспедиции вошли четыре местных жителя, опытные проводники-караванщики.

Переодевшись в буддийских монахов-паломников, разведчики стали продвигаться в глубь китайской территории. Всё шло отлично, но вскоре случилось непредвиденное — неожиданно тяжело заболели подъесаул Уланов и урядник Шарапов. Болезнь оказалась совершенно незнакомой как членам разведгруппы, так и местным жителям. Приглашенные опытные лекари, лишь бессильно разводили руками. Спустя несколько дней подъесаул Уланов скончался. Его гибель осталась неразгаданной тайной: не исключено, что он стал жертвой британской агентуры и был отравлен. Зато Шарапов, пусть медленно, но сумел победить болезнь. Поразмыслив, гелюн Дамбо Ульянов срочно поскакал в Кульджу. Разведгруппа осталась без руководителя, и его трагическая гибель ставила под угрозу успех всего тайного предприятия.

— Вам придётся взять руководство тайной миссией на себя, — сказали Ульянову в Кульдже. — Мы запросили Санкт-Петербург. Его императорское величество, господин военный министр и Генеральный штаб желают вам успеха в благородном и опасном деле. Государь особо просил напомнить: оно касается национальных интересов России!

Так Дамбо Ульянов неожиданно стал руководителем тайной разведывательной миссии в Тибет. Он повёл свой небольшой караван к Чеменским горам и зазимовал там у цайдамских калмыков, с которыми легко нашёл общий язык. В марте 1905 года экспедиция двинулась через перевалы. Встречавшиеся на границе Тибета воинственные племена, благодаря знаниям, артистическому таланту и удачной маскировке Ульянова, считали его гегеном — буддийским духовным лицом высокого ранга — и принимали с подобающим почётом. Это вселяло в разведчика определённые надежды.

Лхаса

К концу мая тайная миссия военной разведки русских прибыла в столицу Тибета — загадочную для европейцев Лхасу. Успешно продолжавший играть роль гегена Дамбо Ульянов и там нашёл радушный приём и даже стал пользоваться определённой популярностью. Гелюн здраво рассудил, что такое излишнее внимание ему ни к чему, и стал старательно и ежедневно поклоняться местным святым. Это только прибавило ему «праведности» в глазах мистически настроенных тибетцев. Однако и Дамбо прекрасно понимал: в Лхасе хватает тайных британских агентов, пристально наблюдающих за каждым его шагом.

Тогда гелюн предпринял блестящий ход, позволивший ему полностью избавиться от пристального наблюдения английских агентов из числа непальцев, не спускавших глаз с «паломников». Ульянов ещё до похода в Лхасу написал на тибетском языке учёный трактат по одному из спорных вопросов буддизма. Теперь он вынул его из походной сумки и предложил для обсуждения местному высшему духовенству. Это произвело впечатляющий эффект и немедленно поставило русского разведчика в ряды первостатейных знатоков учения Будды. Английская агентура, убедившись, что в Тибет прибыл действительно религиозный фанатик, потеряла к гелюну интерес.

Осторожно собирая информацию в доверительных беседах с паломниками, караванщиками, местными жителями и буддийскими священниками, гелюн из первых рук получал сведения об истинном положении дел в стране. Вскоре он попал на приём к Годдану Гива-Рамбуче, правившему Тибетом в отсутствие далай-ламы. От него русский разведчик узнал, что благодаря дипломатическим усилиям России англичанам пришлось вывести свои войска из Тибета, однако единственное, что сдерживало британцев, это боязнь крупномасштабного вооружённого конфликта с Россией.

Всё складывалось удачно, но произошло новое, загадочное происшествие: ночью урядник Шарапов выпал из окна третьего этажа здания, где разместилась тайная русская миссия. Сам Лиджи не мог объяснить, почему это произошло. Скорее всего, виной тому были происки британской разведки и её агентуры, действовавшей в Лхасе. Урядник разбился о камни так, что не оставалось никаких надежд на его выздоровление. Ульянов уже решил, что скоро он останется совсем один и следующая очередь отправиться на небо будет его: британцы предпримут все меры, чтобы никого не выпустить из «запретной страны». Однако местный лекарь авторитетно заверил, что обязательно вылечит Шарапова и через два месяца тот сможет сам сесть в седло. Так и получилось. Как и чем лечили урядника, осталось тайной. Ульянов предпринял ряд настойчивых попыток проникнуть в секреты тибетской медицины, но безуспешно.

Возвращение

В середине августа 1905 года русская разведгруппа покинула Лхасу. Помня о двух трагедиях, Ульянов и Шарапов постоянно держались настороже, но всё обошлось. 17 марта 1906 года русская тайная миссия прибыла в столицу Российской империи. Гелюн немедленно засел за свои заметки, которые в целях конспирации и соблюдения секретности вёл на калмыцком языке. На основе путевых заметок он подготовил для Военного министерства и Министерства иностранных дел обширные доклады о проделанной тайной миссией работе. Собранные и систематизированные военным буддийским священником сведения вызвали большой интерес и получили высокую оценку русского правительства.

В результате начались переговоры с далай-ламой о возвращении его в Лхасу, но тот поставил непременным условием его охрану русскими казаками от англичан. В конце концов удалось договориться, что к границам Тибета, на территорию Монголии, будет направлено подразделение казаков-бурят, для конспирации одетых не в русскую военную форму, а в национальное платье. Кроме того, в Тибет намеревались направить две долговременные большие русские «научные экспедиции» под командованием капитана Козлова и ротмистра Козакова. Впоследствии от этих планов пришлось отказаться, дабы не создавать излишней напряжённости в этом регионе, хотя Козлов и Козаков, кроме военного опыта, имели большой научный авторитет. Но казаки из бурят в Монголию всё-таки прибыли.

Россия провела успешные переговоры с Китаем и Великобританией, в которых большую помощь оказали добытые тайной разведывательной миссией сведения. В 1907 году было заключено англо-российское соглашение: британцы признавали Тибет частью Китая и обязывались поддерживать с ним отношения только через китайское правительство. Далай-лама сначала жил в монастыре Гумбут, недалеко от тибетской границы, а затем вернулся в Лхасу.

Долгие десятилетия русская военная разведка тщательно хранила секреты тайной миссии в Тибете. Надо полагать, далеко не все из них раскрыты и в наше время, поскольку неизвестно, какие конфиденциальные поручения давал император Николай II отправляющимся в Тибет разведчикам, тайно принимая их в Зимнем дворце.

 

 

 


.
Василий Веденеев

100 великих тайн России ХХ века

ред. shtorm777.ru