Янтарная комната

Янтарная комната и две ее копии

1945 год, февраль – точным залпом с берега Вислинского залива батарея под командованием майора Грубо отправила под лед немецкий санный обоз. Взятый в плен возница рассказал майору, что везли на потопленных санях Янтарную комнату из русского дворца. В подтверждении своих слов пленный повел майора в замок, когда-то принадлежавший внуку Вильгельма II, и показал замурованную дверь. Раздолбив кладку, спустились в подвал в котором находились хрустальные люстры. Пленный уверял, что и Янтарная комната была здесь совсем недавно. Люстры попросту не смогли увезти в спешке, а ящики с янтарными панелями смогли. И вот оно как повернулось.
В скором времени майора Грубо ранили, а потом он и вовсе позабыл эту историю. Гораздо позднее он прочитал, что была до войны в Пушкине такая Янтарная комната, которая была вывезена немцами в Кенигсберг, а наши до сих пор ищут, Кенигсберг и Вислинский залив – это рядом. Отставной майор начал рассылать письма: «Я —человек, утопивший Янтарную комнату…» За «версию Грубо» ухватился Василий Захарченко, в те времена главный редактор журнала «Техника – молодежи». Организованная им советско-польская экспедиция исследовала Вислинский залив гидролокаторами. Ничего там не нашли. Вообще ничего. Дно залива было давным-давно пропахано тралами.
1945 год, 30 января — в районе Данцигского залива подлодка С 13 под командованием Александра Маринеско торпедировала суперлайнер «Вильгельм Густлов». Атака имела стратегический результат: в числе 5 000—6 000 немцев, утонувших вместе с «Густловым», были десятки экипажей, прошедших подготовку для новейших субмарин. Они так и не вышли со своих баз в Гамбурге и Киле обучать новые экипажи: у немцев не хватило времени.
«Густлов» считали очень надежным судном (кто же мог представит, что Маринеско выпустит ему сразу три торпеды в борт?). Он выходил из Данцига с сильным конвоем, и уходил навсегда: уже началось массовое бегство немцев из Прибалтики. Вне всякого сомнения, кроме военных грузов «Густлов» вывозил и ценности. Поляки – свидетели загрузки суперлайнера – припоминали о каких-то уж очень легких для своих габаритов ящиках: по весу не металл и не фарфор, а вот картины – вполне возможно. Или янтарные панели?
1956 год — водолазы из Польши обследовали «Густлов». И сразу же выяснили, что на лайнере кто-то уже побывал. В корпусе были отверстия с характерным следом от газового резака. Бронированный сейф в надстройке был вскрыт.
Уже в наше время эту загадку разъяснил (или запутал?) некий бывший подводник, один из тех, кто тонул на торпедированном «Густлове» (кораблям конвоя, тогда удалось спасти 998 человек). После войны униженные поражением немецкие субмаринеры искали дело, которое могло бы приподнять их в собственных глазах. И нашли: увести из-под носа у поляков и русских ценности с «Густлова». На утаенные от союзников средства НСДАП была построена уникальная для того времени подводная техника, и в 1950 году «Густлов» выпотрошили. Вот откуда появились следы газорезки, поразившие польских водолазов! Ценности которые подняли с лайнера, подводники передали другим партайгеноссе для реализации. Немец, рассказавший эту историю корреспонденту калининградской газеты «Понедельник ТВ», уверял, что среди них была и Янтарная комната. Упаковочные ящики оказались расколотыми, и фрагменты комнаты пришлось собирать землесосами. Такие подробности уже не спишешь на ошибки памяти. Они либо абсолютно достоверны, либо – абсолютное вранье.
Гауляйтер Восточной Пруссии Эрих Кох был, как видно, ужасным занудой. 1945 год, весна – бомбежки, бегство всеобщее, а он объявлял подчиненным выговоры в письменном виде да еще и требовал, чтобы бумажки непременно подшивались. Среди них и был найден выговор хранителю янтарной коллекции Кенигсберга Альфреду Роде за то, что на четвертое марта тот еще не успел эвакуировать свое хозяйство. Значит, четвертого марта Янтарная комната не лежала на дне Висленского залива. И на дне Гданьского – тогда еще Данцигского – залива она не лежала. Она была в Кенигсберге. А в апреле Кенигсберг взяли. Потом он стал советским Калининградом. Может быть, Янтарная комната и по сей день там?
В Кенигсберг Янтарную комнату вывезли в декабре 1941 года. Там, в королевском замке, ее и хранили до августа 1944 года, когда замок частично выгорел от бомбежки. По окончании войны Роде клятвенно уверял нашего профессора Брюсова, что Янтарная комната тогда же, в августе, и сгорела. Но есть свидетельства, что в январе 1945 года ящики с Янтарной комнатой (или их часть ) были целы! Опять же приказ Коха – если все сгорело, то за что выговор объявили? А Роде вскоре исчез из Кенигсберга. Дальнейшая судьба его неизвестна.
Версий прибавлялось. Складывалось впечатление, что свидетели, по большей части немцы, сознательно уводили поиск от Кенигсберга.
Внести ясность смог бы Эрих Кох, содержащийся в заключении у поляков. Журналист-известинец Юрий Пономаренко через посредников обратился к бывшему гауляйтеру. Тот дал понять, что готов к разговору о Янтарной комнате, и потребовал довоенный план Кенигсберга. План ему был передан. А разговор не состоялся. Представитель польской стороны сообщил, что заключенный стал чувствовать себя неудовлетворительно. Сенсационная статья появилась в редакции журнала «Чудеса и приключения». Якобы в 1939 году, когда заключался пакт Молотова—Риббентропа, Сталин вызвал Алексея Толстого: вы, дескать, понимаете в культуре, так скажите, что советский народ может подарить немецкому народу – своему брату навек со следующей недели? «Янтарную комнату», – будто бы ответил автор «Хлеба». Очень будет символично: Фридрих-Вильгельм I в свое время то ли подарил, то ли продал Петру I янтарный кабинет, потом Растрелли уже в Царском Селе, то есть по-нынешнему в Пушкине, 15 лет доводил этот кабинет до ума, и получилась Янтарная комната. И мы ее – обратно немцам!
Сталин, конечно, поругал Толстого за расточительность, но в общем идея показалась ему хорошей. С одной поправкой: подарить немцам надо копию Янтарной комнаты. И этих копий заказали реставратору Барановскому сразу две. К началу войны получилось целых три Янтарные комнаты!
Одна была эвакуирована в Москву.
Одну спрятали в подвалах Екатерининского дворца.
Одна – причем не оригинал – точно досталась немцам, которые и вывезли ее в Кенигсберг.
А Барановский, его сотрудники и ученики начали пропадать или умирать при самых таинственных обстоятельствах. Сталин не желал оставлять свидетелей. Потому что «московскую» – настоящую! – Янтарную комнату он-таки уступил по-дружески. Но не Гитлеру.
1941 год, осень — с Тушинского аэродрома поднялся в воздух американский транспортник «Дуглас» и взял курс на восток. На Дальний Восток. А оттуда – на Аляску. «Дуглас» вез подлинную Янтарную комнату для Арманда Хаммера, большого друга СССР.
Еще в годы, когда официальный Запад не хотел иметь дел с Советской Россией, Хаммер посредничал в экспортно-импортных операциях типа «тракторы «Фордзон» в обмен на картины из Эрмитажа». Вроде бы существуют документы, которые свидетельствуют о его попытках купить Янтарную комнату в 1920—1930 х годах. Тогда не получилось. А в 1941-м году получилось. Потому что Хаммер был другом не только СССР, он был другом американского президента Франклина Рузвельта. А Рузвельт после пакта Молотова—Риббентропа и нападения Советского Союза на Финляндию не очень-то был расположен помогать Сталину. Вот Хаммер и взялся помирить своих друзей, а в награду получил Янтарную комнату.
Версия о трех Янтарных комнатах принадлежит петербуржским краеведам. Журналисты из «ЧиП» склонны ей доверять. Потому что в нее укладываются многие факты и предположения. И потому что верить хочется. Вот только немецкие мастера в свое время работали над Янтарной комнатой восемь лет да русские – пятнадцать. Мог ли Барановский успеть за два года? И добыча пригодного для этого ювелирного янтаря ничтожна. И больше 130 ящиков – Янтарная комната в собранном виде – не много ли для «Дугласа»?
В числе объектов Третьего рейха, занятых после войны советскими оккупационными войсками, был бункер «Ольга». Известно, что немцы минировали такие сооружения, и, к примеру, «Вольфшанце» в Западной Белоруссии наши предпочли просто взорвать. А «Ольгу» замуровали, не обследовав. Когда начали выводить войска из Германии, тогда и поинтересовались: а на чем, собственно, стояла наша войсковая часть все эти 45 лет? Главное разведуправление нашло ошеломляющий ответ: в недрах «Ольги» спрятаны российские культурные ценности, в том числе Янтарная комната!
Но бункер в то время уже отошел к объединенной Германии. Вскрывать и обследовать его немцы не расположены.

 


 

Николай Непомнящий

ред. shtorm777.ru