Остров Пасхи - статуи

Остров Пасхи — статуи

Первыми из европейцев на острове Пасхе побывали голландские моряки — команды адмирала Роггевена. По их рассказам, среди островитян были люди с белой, коричневой и бронзово-красной кожей. Жили аборигены в домах из тростника, с виду походивших на перевернутые лодки.

Адмирал с командой встретились с теми, кого они приняли за вождей и жрецов, в том числе и группу с более светлой кожей, носивших большие диски в проколотых мочках ушей. Но более всего мореплавателей из Голландии поразили статуи, о которых сказано в корабельном журнале адмирала Роггевена: «Вначале эти каменные лики потрясли нас; мы не могли понять, как островитяне, не имеющие прочных канатов и плотной строительной древесины для изготовления механизмов, тем не менее сумели воздвигнуть статуи высотой не меньше 9-ти метров и при том довольно объемистые».

Но для Роггевена тайна существовала недолго. Он отколол кусок статуи и убедил себя в том, что это была хитроумная подделка, слепленная из глины, а после покрытая галькой.

Островок суши в Тихом океане оставили в покое почти на 50 лет, но лишь только о его существовании стало широко известно, он превратился в такой себе магнит для европейских и американских мореплавателей. 1770 год, октябрь — испанский вице-король Перу послал флот специально для того, чтобы отыскать остров Пасхи. После двухнедельного плавания командующий испанским флотом достиг своей цели.

Через несколько лет на острове Пасхи появились гости из еще более отдаленных стран. Легендарный английский мореплаватель, капитан Джеймс Кук, прибыл на остров в марте 1774 года. На сушу высадилась небольшая группа людей, включая Махине, полинезийца с острова Таити, который умел в ограниченных пределах общаться с островитянами, которые жили довольно бедно.

Французская экспедиция Лаперуза, которая достигла острова Пасхи через 20 лет, никаких следов голода не наблюдала. Французы пришли к выводу, что во время визита Джеймса Кука туземцы, вероятно, попрятались в пещерах.

Художник экспедиции по какой-то причине наделил островитян и их статуи характерными европейскими чертами.

Когда научное исследование острова Пасхи развернулось полным ходом, живых островитян осталось значительно меньше, чем огромных каменных статуй. 1886 год — команда с американского военного корабля «Могикан» выполнила топографическую съемку острова и насчитала 555 статуй.

Последующие археологические экспедиции совершили новые открытия. К нашему времени на острове насчитывается от 900 до 1000 статуй, или моаи («образов»). Имеются сведения о статуях, рухнувших в море, которое все время подмывает берега. Высотой статуи от 2 до 11 м, но есть стандартный стиль и форма: длинная человеческая голова и торс, выдающийся подбородок, вытянутые мочки ушей, руки плотно прижатые к бокам, ладони сложены на животе.

У некоторых из статуй есть глаза из красного или белого камня, и еще коралловые или каменные пукао (головной узел) на макушке, которые могут символизировать волосы или красные головные уборы из перьев, упоминаемые моряками. Приблизительно 230 статуй некогда было установлено в вертикальном положении на платформах, от 3-х до 15-ти в одном ряду. Когда-то было от 250 до 300 платформ, и практически все они располагались вдоль побережья. Все статуи были повернуты лицом внутрь острова, будто гигантские стражи, надзирающие за аборигенами.


После первых версий адмирала Роггевена в 1722 году было много споров о технологии сооружения и транспортировки статуй. Нет ничего удивительного в том, что приверженец теории древних астронавтов Эрих фон Дэникен уверял, что статуи не могли быть изготовлены при помощи местных орудий.

Но археологами была составлена абсолютно другая картину развития общества острова Пасхи и его статуй. Первые поселенцы прибыли на остров в IV–VII веках н. э. Каменные платформы же были сооружены на раннем этапе заселения, а изготовление статуй началось после X века н. э. В скором времени после 1680 года произошли значительные общественные беспорядки, приведшие к междоусобной войне и положившие конец работам в каменоломнях. Таким образом, статуи острова Пасхи изготовлялись, транспортировались и устанавливались на свои места в течении приблизительно 500 лет.

По-прежнему остались вопросы о том, как строители могли высекать статуи из камня, перемещать их на большие расстояния и ставить в различных местах острова. В распоряжении исследователей имелись археологические данные, результаты экспериментов и устная традиция самих островитян.

Установить источник каменного материала, который применялся для создания практически всех статуй, не составило труда, так как он сам по себе является впечатляющим монументом. Каменоломня, находящаяся в кратере старого вулкана Рано-Рараку, представляет из себя необыкновенное зрелище: там имеются сотни пустых ниш, которые остались от готовых статуй, и около 400 незаконченных экземпляров. Среди незаконченных статуй есть так называемый El Gigante высотой 22 м и весом 270 т.

Что до обработки камня, испанцы были несомненно правы, говоря о твердой поверхности желтовато-коричневого вулканического туфа Рано-Рараку, образующейся при выветривании. Но, если пробить верхнюю корку породы, под ней оказывается материал только немногим плотней обычного мела и его возможно легко обрабатывать, размягчая при помощи воды.

Орудиями, которыми пользовались для обтесывания и отделения статуи от коренной породы, вне всякого сомнения, были остроконечные кирки из твердого камня, в большом количестве разбросанные по территории каменоломни. Тур Хейердал, руководитель норвежской археологической экспедиции, которая впервые в подробностях изучила остров Пасхи в 1955 году, получил у местного мэра разрешение высечь очертания статуи в каменоломне Рано-Рараку в качестве эксперимента. Шестеро мужчин работали каменными кирками на протяжении 3-х дней, смачивая породу по мере необходимости. В результате получилась очертания статуи высотой 5 м. По расчетам Хейердала, шесть человек могли высечь целую статую приблизительно за один год.

Когда громадные статуи острова Пасхи отделялись от коренной породы, некоторые из них транспортировались в определенное место на каменной платформе на расстояние до 9-ти км по трассам, которые расходятся от каменоломни во все стороны. Более крупные и тяжелые статуи перемещались на меньшие расстояния. Скорей всего, это было связано не с большим весом, а с хрупкостью огромных фигур. Самая большая из перемещенных статуй, известная под названием Паро, великан ростом 10 м и весом больше 80 т, была транспортирована на расстояние около 6 км по пересеченной местности.

Мореплаватели, побывавшие на острове Пасхе в XVIII–XIX веках., недоумевали, как строители умудрялись передвигать статуи без помощи деревянных катков и рычагов, ведь на острове вовсе не было леса. Но археологи смогли установить, что ландшафт острова Пасхи некогда был абсолютно другим. Проанализировав растительную пыльцу в осадочных отложениях трех озер на острове, они составили картину изменения природной среды, подтвердившую догадку Лаперуза 1786 года о том, что остров когда-то был покрыт густым лесом. Преобладающим видом скорей всего была чилийская пальма, вырастающая до 22 метров в высоту при диаметре ствола около 1 м.

Потому исследователи не высказали возражений против методов транспортировки статуй острова пасхи, с применением деревьев и канатов из растительного волокна. Первый эксперимент проводили под руководством Тура Хейердала, собравшего команду из 180 мужчин, женщин и детей, которые перетащили на небольшое расстояние 4-х метровую статую, привязанную к V-образной волокуше, сделанной из раздвоенного дерева.

Во время норвежской экспедиции 1955 года островитяне рассказывали Хейердалу истории о том, как статуи двигались сами по себе, переваливаясь с боку на бок на основаниях. Чешский инженер Павел Павел прочитал эти истории и провел успешный эксперимент с бетонной копией статуи, потому Хейердал пригласил его участвовать в экспедиции в 1986 году.

Прикрепив канаты к голове и основанию 4-х метровой статуи, команда из 15 человек смогла мало-помалу двигать статую вперед, попеременно вращая и наклоняя ее подобно тому, как мы можем двигать холодильник на кухне. Впрочем, пройденное расстояние не превышало нескольких метров. Отчеты об успехе этого эксперимента заметно отличаются: Тур Хейердал называл метод Павела невероятно эффективным, но американский археолог, д-р Джо Энн Ван Тилбург, уверяет, что «основание статуи получило заметные повреждения, и это вызвало протесты не только островитян, но и ученых».

Геолог из Америки д-р Чарлз Лоув провел похожий эксперимент используя бетонную копию, которая также получила заметные повреждения у основания. Потому он решил поместить статую на небольшую платформу из бревен и тащить ее по деревянным каткам. При помощи этого метода 25 человек смогли передвинуть статую на 50 м всего-то за две минуты, но из-за неправильно уложенных катков она в скором времени упала и раскололась. Хотя этот метод хорошо подходит для ровных участков, из-за малой площади основания статуй их движением сложно управлять даже на пологом склоне, а ведь некоторые фигуры перемещались по сильно пересеченной местности под крутыми углами.

Ван Тилбург испытала на компьютере другой способ, при котором статуя укладывалась на спину на деревянную раму и ее двигали по деревянным каткам. Этот способ скорей всего использовался для транспортировки статуй по пересеченной местности, в то время как движение на катках в вертикальном положении вполне подходило для ровных участков.

Итак, масштаб работ вызывает восхищение. Достижения древних жителей острова Пасхи были в действительности впечатляющими. Но кем они были? Откуда они пришли?

Корни населения острова интересовали исследователей еще со времен адмирала Роггевена. Ранние археологические экспедиции на остров Пасхи подробно рассмотрели этот вопрос и, главным образом на основании лингвистических данных, пришли к выводу, что островитяне принадлежат к полинезийской группе. Это хорошо сочеталось с общепринятыми взглядами тех времен, согласно которым полинезийцы расселялись по островам Тихого океана в восточном направлении из Меланезии.

Вызов официальным представлениям был брошен Туром Хейердалом. Сделав своим основным аргументом распределение культурных растений, он стал уверять, что Полинезия заселялась с востока коренными жителями Америки, в частности перуанцами. Но профессиональные археологи отвечали на эту теорию одним простым возражением: у древних перуанцев не было морских судов, так как лодки и плоты из бальсовой древесины, изготовляемые жителями Южной Америки, были абсолютно не приспособленными для длительных морских путешествий.

И тогда в 1947 году Хейердал предпринял знаменитую экспедицию на бальсовом плоту, назвав его в честь инкского бога солнца «Кон-Тики». После буксировки от перуанского побережья Хейердал и его спутники (5 мужчин и попугай) 101 день плыли по открытому морю и смогли преодолеть расстояние в 4300 миль, стяжав себе заслуженную славу этим подвигом. Наконец они высадились на берег необитаемого атолла Рароива, входившего в группу островов Туамоту к востоку от Таити.

Доказав возможность контактов между Америкой и Полинезией, Хейердал начал развивать свою теорию о колонизации островов Тихого океана жителями Южной Америки. Он уверял, что Полинезию вначале заселяла раса белых людей из Тиауанако в Боливии около 800 году н. э., а потом выходцами из Британской Колумбии в период с 1100 по 1300 гг, которые со временем вытеснили местное население.

Хейердал составил впечатляющий список родственных связей между островом Пасхи и Южной Америкой. Но каждый из его доводов по отдельности был подвергнут сомнению профессиональными археологами. Критика его взглядов началась уже после экспедиции «Кон-Тики». Хотя Хейердал и его спутники совершили подвиг, требовавший немалого мужества и выносливости, он не мог служить образцом морских путешествий, предпринимаемых древними жителями Южной Америки.

«Кон-Тики» сконструировали по образцу вполне определенного типа морских судов, появившихся после того, как испанцы познакомили аборигенов с преимуществами парусного оснащения в XVI веке. Больше того, «Кон-Тики» пришлось выводить на буксире на расстояние 50 миль в открытое море, чтобы избежать сильных прибрежных течений, которые помешали многим более поздним энтузиастам, пытавшимся, подражая Хейердалу, совершить путешествие на самодельных судах на север, к Панамскому перешейку, и на запад, к островам Тихого океана.

Даже немногочисленные современные путешественники, которые смогли это сделать, в конце концов достигали Маркизских островов и архипелага Туамоту, а вовсе не острова Пасхи, находящегося за тысячи миль к югу. Но почему тогда на этих островах нет никаких следов южноамериканского влияния?

Реконструкция устной исторической традиции острова Пасхи, по версии Хейердала, попала под тяжелую артилерию критики за явно избирательный подход к материалу.

«Ботанические аргументы» в пользу теории Хейердала, казалось бы, в меньшей степени подвержены критике, но при более тщательном рассмотрении они также оказываются недостаточно надежными. Огромные пальмы, когда-то росшие на острове Пасхи, может быть, были такими же, как ныне известные в Чили, а тростник тоторо и лечебное растение таваи явно имеют южноамериканское происхождение. Но они могли быть занесены на остров Пасхи ветром, океаническими течениями или перелетными птицами.

Один или несколько этих природных механизмов определенно принимали участие в появлении гигантской пальмы и тростника тоторо на острове Пасхи. Анализ пыльцы показывает, что оба эти вида существовали там по крайней мере 30 000 лет — задолго до начала заселения Полинезии. Чтобы объяснить присутствие бутылочной тыквы, нет необходимости прибегать к вмешательству человека, потому как известно, что она распространяется самостоятельно, дрейфуя по морским волнам между островами, порой на огромные расстояния.

Таким образом, остается только сладкий картофель и посевы маниоки. С маниокой вопрос не очень ясен, так как испанцы, видевшие ее в 1770 году, не были ботаниками, а Иоганн Форстер, ботаник в экспедиции капитана Кука, посетивший остров Пасхи только через 4 года, ничего не говорит о маниоке.

Официальные сведения о ней встречаются только с 1911 года, после неоднократных контактов с Южной Америкой. Наилучшим кандидатом на роль импортированной культуры является сладкий картофель, размножающийся черенками. Хотя семена редко прорастают, это все же иногда происходит, и существует вероятность, что птицы перенесли семена картофеля на Маркизские острова, откуда они со временем могли попасть на остров Пасхи и другие острова Полинезии.

На основании анализа пыльцы исследователи смогли установить, что до прибытия первых поселенцев почти вся низменная часть острова была покрыта лесом. Но ко времени когда остров посетили голландские мореплаватели, там практически не осталось деревьев. Что же могло произойти?

Древесный покров на острове стал сокращаться приблизительно с 750 года н. э., а к 1150 году низменные районы почти полностью обезлесели. Наименьшее содержание древесной пыльцы отмечается в период около 1450 года. С исчезновением деревьев почва подверглась значительной эрозии, и выращивать урожаи стало намного трудней. Это скорей всего послужило главной причиной краха общественного устройства после 1680 года, который привел к гражданской войне и положил конец изготовлению статуй на острове Пасхи.

Однако остается тайна ронгоронго (слово означает «песнопение» или «декламация»). Ронгоронго представляет из себя разновидность письменности жителей острова Пасхи, впервые изученную пастором Джозефом Юрейдом — первым европейцем, который стал постоянным жителем острова.

Юрейд утверждал, что «во всех домах можно найти таблички или посохи, покрытые иероглифическими рисунками». К сожалению, он не смог найти никого, кто пожелал бы перевести хотя бы одну из этих надписей.

Что послужило источником этой необычной письменности, на сегодняшний день известной только по 25-ти сохранившимся надписям? Тур Хейердал в соответствии со своей теорией о происхождении жителей острова Пасхи предположил, что этот источник находится в Южной Америке. Полинезийцы не владели искусством письма, но оно могло существовать в Перу. По словам испанских завоевателей, они сожгли раскрашенные доски, на которых инкские жрецы записывали события своей истории. А индейцы куна, обитавшие в Панаме и Колумбии, вырезали свои религиозные тексты на деревянных табличках.

Антропологи согласны с Хейердалом в том, что письменность острова Пасхи представляет собой исключительное явление для островов Тихого океана. Но они придерживаются абсолютно иных взглядов на ее происхождение и утверждают, что она появилась в результате особой песенной традиции когда испанцы провозгласили свое владычество над островом в 1770 году.

Во время археологических раскопок не было найдено надписей ронгоронго, а существующие образцы датируются концом XVIII или началом XIX века. Начертание символов отличается удивительным единообразием, без каких-то изменений с течением времени.

Тем не менее, даже если письменность ронгоронго имеет весьма позднее происхождение, при ее расшифровке мы смогли бы узнать много нового о религии островетян и, может быть, о предназначении статуй острова Пасхи.

 

 


 

Н.Непомнящий

ред. shtorm777.ru