Состояние клинической смерти, вне тела

Внетелесный опыт в состоянии клинической смерти

Первое что ощущают, те кто оказался в состоянии клинической смерти – это нахождение вне своего тела. «Я почувствовал, будто я плыву в воздухе… Я оглянулся назад и увидал самого себя на кровати внизу, и у меня не было страха». А вот как ощущал это молодой человек, попавший в автокатастрофу: «Я словно бы парил на высоте около пяти футов над улицей… Я увидел среди обломков свое собственное тело, окруженное людьми, и как они старались вытащить меня. Мои ноги были перекручены, и везде была кровь».

Описания такого состояния во многом схожи друг на друга, варьируясь главным образом только обстоятельствами, сопровождавшими события.

«Мне показалось, что я бумажный листок, взлетевший к потолку от чьего-то дуновения. Я видела, как доктора старались вернуть меня к жизни. Мое тело было распростерто на кровати прямо перед моим взором, и все находились вокруг него. Я слыхала, как одна из сестер воскликнула: „Боже! Она умерла!“, в то время как другая склонившись надо мной, делала мне искусственное дыхание рот в рот. Я смотрела, как она это делает. Я никогда не забуду, как выглядели ее волосы – они были коротко подстриженные».

В научной литературе есть упоминание случая, когда пациент, находившийся в коматозном состоянии 14 дней, на протяжении всего этого времени ощущал свое «я» как бы парящим в воздухе и оттуда, из этой точки, воспринимал происходившее. По данным медицинской статистики, 25-28 процентов из числа вернувшихся к жизни помнят опыт подобного своего состояния.

Некоторые из этих эпизодов относятся к состоянию, возможно, не клинической смерти, но непосредственной близости к ней. Вот один из них, записанный со слов военнослужащего США. Во время одного боя во Вьетнаме он успел почувствовать, как автоматная очередь прошила ему руку, когда сзади него раздался оглушительный взрыв. Когда осознание происходящего вернулось к нему, он увидал себя самого, лежащего на земле. Увидал как бы сверху. «Я видел вьетконговца, видел парня, который стаскивал мои ботинки… Я видал себя самого… это было так, как если бы я смотрел на манекен, валявшийся там. Я видал мое лицо и руку. Я был очень обожжен, и было много крови… Я был как бы зрителем и наблюдал нечто, случившееся с кем-то другим».



Так же подробно наблюдал он, как его тело упаковали в мешок, как его погрузили в бронетранспортер, после на грузовик, и, в конце концов, он увидал себя на специальном столе, где солдат похоронной службы собирался сделать инъекцию, которую делал как правило, чтобы предохранить тело в жарком климате. Он, или то, что было им, находясь вне тела, по-прежнему наблюдал все это сверху, и слыхал все, что говорили окружающие, даже смех и шутки солдата держащего шприц в руке.

В ряду таких свидетельств – случай, когда женщина, которая находилась на операционном столе, где она лежала лицом вниз, наблюдала происходящее, видела операцию и свое тело с некой точки, где-то сверху, так, что она могла отчетливо различать даже слой пыли на верхней части плафона.

Когда исследователи из Америки опросили группу из 116 реанимированных, 32 из них рассказали, что в состоянии клинической смерти пережили опыт пребывания вне тела. Они рассказывали, что происходило, когда реанимационная бригада возвращала их к жизни – как они воспринимали это со стороны. Причем шестеро даже воспроизвели все детали очень подробно. Когда рассказы их были сопоставлены с подобными записями, сделанными тогда же в медицинских карточках, выявилось полное их совпадение.

Нередко реанимированные упоминали о чувстве абсолютного безразличия к своему телу, которое видели со стороны и которое до этого они идентифицировали с собственным «я». «Я знала, что это мое тело, но ничего не испытывала к нему».

Вот еще одно из таких высказываний: «Я посмотрела назад и увидала, что мое тело лежит без чувства и движения. Подобно тому, как если бы кто, сбросивши с себя одежду, смотрел на нее, так и я смотрела на свое тело, будто на одежду, и очень удивлялась этому».

Можно было бы сказать, что это мало что добавляет к примерам, приведенным выше. Если бы не одно обстоятельство. Свидетельство это относится к Х столетию. Оно из описания посмертного состояния «хождения души по мытарствам» блаженной Федоры (в записи ученика Василия Нового, Григория).

Еще одна немаловажная деталь. Описывая это свое состояние, некоторые реанимированные рассказывали, что первые минуты они не могли понять, что произошло. Находясь вне тела, они делали попытки общаться с окружающими, заговаривать с ними и с недоумением убеждались, что те не воспринимают, не слышат их. «Я видела, как они старались вернуть меня к жизни… Я старалась говорить с ними, но никто меня не слышал». «Врачи и сестры массировали мое тело, пытаясь оживить меня, а я все время старался сказать им: „Оставьте меня в покое…“ Но они меня не слышали».

Сходный, до странного сходный опыт посмертных переживаний можно найти в шаманистской традиции. Душа покинувшая тело, тоже пытается заговорить с родственниками, и тоже никто не отвечает ей. «Это что же они не разговаривают?» И только после приходит осознание происшедшего: «Я умер, и поэтому со мной не разговаривают».

Описание такого посмертного переживания содержит и Тибетская Книга мертвых, предназначенная для того, чтобы подготовить человека к посмертному опыту. Умерший, говорится в ней, как бы со стороны видит своих близких, оплакивающих его тело, которое они готовят к погребению. Он старается окликнуть их, заговорить с ними, но никто не слышит, не воспринимает его. Как и в случаях, о которых рассказано реанимированными, он не сразу понимает, что произошло с ним. По поверьям эскимосов, алтайцев и бурят, душа умершего точно так же какое-то время не может постичь, что случилось, и, только ступив на золу очага и видя, что там не остается отпечатка, она понимает, что произошло.

 


 

Александр Горбовский

ред. shtorm777.ru