По следам сокровищ тамплиеров

По следам сокровищ тамплиеров

Орден тамплиеров

По легенде, Орден тамплиеров появился в Палестине после Первого крестового похода. В 1119–1120 годах бургундские рыцари Гюг де Пен и Готфрид Сен-Омер в союзе с 7-ю другими рыцарями основали небольшое воинское братство для охраны дорог, ведущих к Иерусалиму. Спустя какое-то время все члены братства дали обет иерусалимскому патриарху и приняли ряд статей бенедиктинского монашеского устава. Король Болдуин Фландрский, глава Иерусалимского королевства, организованного крестоносцами в Палестине, выделил для ордена здание рядом с мечетью, которая стояла якобы на том месте, где в библейские времена был храм Соломона. С того времени орден стали называть орденом бедных братьев Христа из храма Соломона, или попросту орден храмовников (тамплиеров).

С этого времени римские папы, словно соревнуясь друг с другом, не уставали осыпать храмовников милостями. Тамплиерам было дано право строить свои церкви, иметь свои кладбища. Их нельзя было отлучать от церкви, они же получили право снимать отлучения, которые наложила церковь. Все имущество Ордена тамплиеров, как движимое, так и недвижимое, было освобождено от церковного налога, а десятина, которую собирали они сами, шла вся в казну тамплиеров. У рыцарей храма было свое духовенство, независимое от церковной власти. Епископам было запрещено вмешиваться в жизнь ордена, привлекать к суду или штрафовать людей ордена. Ни один духовно-рыцарский орден — а их было основано в Палестине немало — не были наделены настолько широкими правами и привилегиями.

Нет ничего удивительного в том, что в скором времени после своего основания Орден тамплиеров стал быстро процветать. Центр его находился в Палестине, но в Иерусалимском королевстве находился только один из приоратов ордена. Такие же приораты находились в Триполитании, Антиохии, Пуату, Англии, землях Французского королевства, Португалии, Арагоне, Венгрии, Ирландии и Польше.

Богатство тамплиеров уже во второй половине XII столетия поражало воображение. «Братья Христа» владели землями, укрепленными замками, домами в городах, различным движимым имуществом и неисчислимым количеством золота. Достаточно вспомнить, что тамплиеры купили у английского короля Ричарда I остров Кипр за немыслимую в то время сумму в 100 000 византионов (880 000 золотых рублей).

Источником этих несметных сокровищ тамплиеров, была не только военная добыча, пожертвования верующих и дары монархов, но и ростовщичество, поставленное орденом на недосягаемый для тех времен уровень. Располагая приоратами во всех государствах Европы и Ближнего Востока, храмовники изобрели безналичный перевод денег, когда золото не перевозилось физически, а переводилось со счета на счет по письмам казначеев приоратов.

Тамплиеры выдавали денежные ссуды, обычно, под заклад. Если речь шла о королях или влиятельных феодалах, заклад ради приличия оформляли как «передача на хранение». В 1204 г., к примеру, король Англии Иоанн Безземельный «передал на хранение» в лондонский Тампль коронные драгоценности, а в 1220 году на «хранении» у английских тамплиеров оказалась даже большая королевская печать Англии. Частенько храмовники брали на хранение важные государственные документы. Так, в парижском Тампле хранился оригинал договора, заключенного в 1258 году между королем Франции Людовиком Святым и послом английского короля Генриха III; в 1261 г. там же оказалась и корона королей Англии, которая хранилась у тамплиеров в течении 10-ти лет.

Нельзя исключать того, что, принимая на хранение важные государственные документы и давая под них ссуды королям, храмовники ненавязчиво угрожали им шантажом: в случае неуплаты долга разглашение содержания некоторых документов могло вызвать грандиозные скандалы в королевских домах Европы. Именно так вышло с тайным договором между Иоанном Безземельным и его теткой Беренжер. Договор с 1214 г. хранился у лондонских тамплиеров, а позднее был ими предан огласке.

Кроме безналичного перевода денег, храмовниками было придумано множество других банковских новинок. Они изобрели систему банковских представительств, отделили собственно банковское дело от купеческой торговли, изобрели систему чеков и аккредитивов, ввели в обиход «текущий счет». Все основные банковские операции, по сути, изобретены и апробированы храмовниками. Знаменитые флорентийские и еврейские банкиры эпохи Возрождения были не более чем простыми подражателями «бедных братьев Христа из храма Соломона».

Неудивительно, что храмовники стали обожествлять желтый металл. Порчу золотой монеты, которую неоднократно пытались провести короли Франции, они воспринимали как святотатство и всеми способами этому препятствовали, понимая, какой колоссальный ущерб может нанести их хорошо налаженной финансовой системе снижение содержания золота в монете. Недаром именно в парижском Тампле хранили эталонный золотой ливр. Может быть, недалеки от истины исследователи, предположившие, что на Ближнем Востоке храмовники усвоили некое эзотерическое учение, уходящее корнями к древним финикийцам и карфагенянам, которые сакрализировали золото, наделяя его магической способностью аккумулировать власть и удачу.


Пока храмовники копили богатства и скупали земли в Европе, дела крестоносцев в Палестине шли все хуже и хуже. После того как султан Саладин нанес христианскому войску сокрушительное поражение в битве при Тивериадском озере и овладел Иерусалимом, вытеснение крестоносцев из Палестины было вопрос времени. В 1291 г. крестоносцы сдали свою последнюю крепость на Ближнем Востоке и убрались в Европу.

В отличие от других духовно-рыцарских орденов храмовники довольно спокойно воспринимали потерю Палестины. Их владения в Европе были довольно большие, а богатства огромны. В особенности сильны были позиции храмовников во Франции: значительная часть храмовников происходила из французского дворянства. И они были настолько опытны в финансовых делах, что нередко возглавляли казначейство своего королевства, исполняя обязанности современных министров финансов.

Казалось, ничто не могло угрожать благополучию ордена, но тучи уже сгущались над головами самонадеянных рыцарей ордена. То было время царствования во Франции короля Филиппа IV (1285–1314г) из династии Капетингов, прозванного Красивым. Король умный, жестокий и властолюбивый, он всю свою жизнь посвятил борьбе за единую, могучую, централизованную Францию. И, разумеется, в его планах обустройства государства не было места для Ордена тамплиеров, во владениях которого не действовали ни королевские, ни общецерковные законы. Беспокоило монарха и возрастающее влияние ордена на финансы королевства. К концу XIII столетия доходы ордена во Франции в несколько раз превышали доходы королевской казны, то есть рыцари ордена, по сути дела, стали определять финансовую политику государства. Король и его совет решили покончить с гегемонией ордена на территории королевства…

Народная поддержка была на стороне монарха. Репутация ордена в простонародной среде была в то время сильно подпорчена. В сознании человека Средневековья благородство происхождения и воинская доблесть были несовместимы с занятием ростовщичеством. Вот почему отношение к рыцарям-банкирам было тогда куда хуже, чем к обычным ростовщикам. Заносчивость храмовников, их презрение к местным обычаям и традициям, а также атмосфера таинственности, которой они окружили свою деятельность, привели к тому, что в народе начали распространяться самые мрачные слухи: говорили, будто храмовники заразились на Востоке какой-то ересью, что они отреклись от Христа и служат «черную мессу», что на своих тайных собраниях тамплиеры предаются противоестественным оргиям.

После продолжительной борьбы Филипп Красивый буквально вырвал у папы Климента V согласие на возбуждение инквизиционного дознания против Ордена тамплиеров по подозрению в ереси на основании «худой молвы». В ночь на 13 октября 1307 г. всех тамплиеров на территории Франции арестовали. И в то-же время правительство наложило арест на все движимое и недвижимое имущество ордена. Во время следствия, которое продолжалось не один год, большинство рыцарей под пыткой призналось в самых жутких для христианина грехах: в поклонении дьяволу, осквернении причастия, в принесении в жертву сатане новорожденных младенцев, содомском грехе и многом другом.

1312 год, 2 мая — Климент V огласил буллу, в которой Орден тамплиеров объявили упраздненным. Большинство его членов была приговорена инквизиционным трибуналом к пожизненному заключению, а руководящее ядро, в ходе суда отказавшееся от прежних показаний как вынужденных пыткой, осуждалось на сожжение за повторное впадение в ересь. Такая же судьба была уготована последнему великому магистру ордена Жаку де Моле и его соратнику приору Нормандии Жофруа де Шарне. Они взошли на костер на площади перед Нотр Дам в Париже 18 марта 1314 г. в присутствии монарха, епископов и множества горожан. Уже с костра, по легенде, Жак де Моле проклял французского короля, папу Климента и королевского легиста Гийома Ногаре, принимавшего наиболее активное участие в преследовании храмовников.

По папской булле 1312 г., вся недвижимость храмовников на французской территории перешла ордену госпитальеров, а все движимое имущество, в том числе и казна ордена, подлежало конфискации и передаче в распоряжение короля. Увы, гонителей тамплиеров ожидало жестокое разочарование: сокровища Ордена тамплиеров бесследно исчезли! О судьбе сокровищ Тамплиеров историки спорят до сих пор, и до сих пор его ищут кладоискатели…

Кровавые следы сокровищ тамплиеров

1982 год — в Лондоне вышла книга «Святая кровь и Святой Грааль», пролившая абсолютно новый свет на всю историю духовно-рыцарских орденов вообще и на Орден тамплиеров в частности. Ее авторы, — Г.Линкольн, Р. Ли и М.Бейджент, — изучив архивные документы, пришли к заключению, что вышеприведенная официальная история Ордена тамплиеров не более чем миф!

По мнению авторов, уже в самый момент своего основания орден бедных братьев Христа из храма Соломона был не самостоятельной организацией, а военной ветвью другого, глубоко законспирированного так называемого Сионского ордена, появившегося на рубеже XI–XII столетий. Рыцари ордена Нотр Дам из Сиона, взявшие свое название от аббатства Святой Марии и Святого Духа на горе Сион, где располагалась резиденция их руководства, создали тайное общество с жесткой иерархией, все члены которого были разделены на 7 степеней.

В 1118 г. пятая степень — крестоносцы Святого Иоанна — преобразовалась в орден рыцарей Иоанна Иерусалимского (госпитальеры, иоанниты, мальтийцы). Почти одновременно из Сионского ордена выделяются тамплиеры, а через 80 лет из госпитальеров — «братья немецкого дома» — небезызвестный Тевтонский орден. Таким образом, три наиболее известных духовно-рыцарских ордена были основаны одной и той же тайной организацией, как бы представляя собой ее легальные части.

После потери Палестины Сионский орден ушел в тень, но не перестает руководить своими легальными ветвями. Вероятно, «сионские приоры» предвидели печальный конец Ордена тамплиеров и заблаговременно предприняли меры. Похоже, они приняли жестокое решение: не тратить силы на спасение скомпрометировавших себя храмовников во имя спасения основного — структуры своей наднациональной империи, ее богатств и связей.

Руководство Сионского ордена обрекло на гибель попавших под инквизиционное следствие тамплиеров, приказав им сознаться в самых ужасных грехах. Это превратило дело храмовников в обычное для тех времен инквизиционное расследование в ереси и ведовстве и увело следствие от главного — существования межнациональной разветвленной тайной организации, способной достигать своих целей не считаясь с интересами светских и церковных властей. И, конечно, руководство Сионского ордена не собиралось отдавать этим властям свои сокровища, только номинально принадлежавшее тамплиерскому филиалу.

Потому как руководители Сионского ордена догадались о надвигающихся событиях за несколько лет до того, как они произошли, у них было время вывезти свои сокровища. Возможностей для этого у них было достаточно. Но их выбор пал на Англию, которую они, похоже, избрали орудием мести против Франции за разгром Ордена тамплиеров…

Когда в 1337 г. разразилась так называемая Столетняя война между англичанами и французами, военные успехи Англии ошеломили современников. Ведь в то время Англия была не той богатой, могущественной державой, какой мы видим ее в последующих столетиях, а бедным захолустьем тогдашней Европы, в военном отношении не сопоставимым с Францией. И вдруг в распоряжении Эдуарда III — монарха небогатого королевства — оказывается несметное количество золота. Тогдашний английский золотой «нобль» сыграл на начальном этапе Столетней войны не меньшую роль, чем стрела английского лучника. Именно золотом англичане добились расположения гасконского и бордосского рыцарства; именно золотом были подкуплены муниципалитеты французских городов, перешедших под власть короля Англии; именно золотом оплачивались многочисленные «белые» и «вольные» отряды лучников, профессиональной наемной пехоты, снискавшей англичанам славу при Кресси и Пуатье.

Месть Сионского ордена удалась вполне. Вслед за военными поражениями на земли Франции пришли голод, разруха, феодальные междоусобия, народные мятежи; целые области королевства на десятилетия оказались ввергнутыми в состояние кровавой анархии. И все это было сделано на золото, происхождение которого по сей день ставит историков в тупик.

Отсветы сокровищ тамплиеров в истории алхимии

Задумав финансировать отмщение, руководители Сионского ордена знали, что открыто, легально передать королю Англии утаенное тамплиерское золото нельзя. Тамплиеры были запрещены официально и согласно папской булле все их движимое и недвижимое имущество имело уже новых хозяев, в числе которых был и римский первосвященник. Обнаружив в тамплиерских резиденциях пустые хранилища, папские агенты с вниманием отслеживали, не появятся ли где-то в Европе драгоценности неизвестного происхождения. Да и королевскому дому Англии было не с руки быть обвиненным в присвоении золота еретиков устами самого папы.

Необходимо было найти способ «отмывания» тамплиерского золота, и не исключено, что его предложил не кто иной, как сам тогдашний великий магистр Сионского ордена Гийом де Жизор, увлекавшийся в числе прочих «герметических» наук алхимией.

Сейчас во всех энциклопедических словарях можно прочесть, что алхимия — это изыскания, ставившие своей целью так называемую трансмутацию, то есть превращение неблагородных металлов в золото при помощи особого вещества — философского камня. Но если взять древнейшие алхимические трактаты, а ими считаются Лейденские папирусы, относимые к III–VII столетиям, — то в них сказано о таких секретах ремесла, как закаливание, золочение и серебрение металлов, изготовление сплавов, стекла и искусственных драгоценных камней, приготовление лекарств, окраска тканей, и нет ни слова о трансмутации металлов.

Не пишется о трансмутации и в более поздних манускриптах. И вдруг будто плотину прорвало: с начала XIV столетия попытки превратить неблагородные металлы в золото становятся в алхимических трактатах преобладающими. Европу охватывает подобие «золотой лихорадки». Нет, кажется, ни одного врача или аптекаря, который не пробовал бы открыть секрет получения золота. В европейских городах начали появляться целые кварталы алхимиков. Лаборатории организуются при королевских дворцах и монастырях; купцы, феодалы и князья церкви тратят целые состояния на финансирование работ алхимиков. Безумие длиться больше 400 лет, последние вспышки алхимического бума докатываются до XVIII столетия, а в Италии даже до XIX века.

Подобного рода эпидемии никогда не появляются на пустом месте, им обязательно предшествуют какие-то необычайные, поразившие современников реальные события. Было такое событие и у истоков трансмутационного направления в алхимии. В первые годы XIV столетия таинственный «просвещеннейший доктор» Раймонд Луллий по заказу английского короля Эдуарда I изготовил 25 тонн (!) золота! Отчеканенные из него монеты дошли до наших дней, и самые придирчивые анализы показали: золото Луллия настоящее.

Есть как бы официальная биография Луллия, согласно которой он родом из богатой семьи, родился на острове Мальорка в Средиземном море в 1232 или 1235 году. Юные годы провел при арагонском королевском дворе и был даже воспитателем наследника Иакова II. Потом внезапно увлекся мистикой, погрузился в изучение богословия и восточных языков. Бросил двор, перебрался во Францию, учился в Парижском университете, стал доктором теологии. Утверждают, что Лул-лий согласился изготовить золото для Эдуарда I с условием, что тот организует на это золото новый крестовый поход против мусульман, но король обманул ученого: забрал золото, а в поход не пошел. Возмущенный старый ученый в 1307 г. (год ареста французских тамплиеров!) уехал из Англии в Северную Африку, где был побит камнями за проповедь христианства среди мусульман.

Есть все основания предположить, что эта биография — намеренно сочиненная и пущенная в обиход легенда. Луллий никогда не занимался алхимией. Все приписываемые ему алхимические трактаты написаны неизвестными авторами в XV–XVI столетиях. Для них у историков есть даже специальный термин — «лжелуллии». Настоящей ученой специальностью Луллия была не алхимия, а схоластическая логика, которой и посвящена его книга «Великое искусство» — единственная, авторство которой бесспорно принадлежит ему.

Руководству Сионского ордена нужны были не алхимические познания Луллия, а его высокий научный авторитет среди схоластов и теологов, которые в то время определяли научные воззрения европейцев. Авторитет, который должен был заставить все просвещенное общество поверить, что найден надежный способ превращения простых металлов в золото, и тем самым легализовать золото тамплиеров. Луллий взялся сыграть эту роль, по-видимому, потому, что был близок к руководителям Сионского ордена, а может быть, и сам был его членом. Об этом свидетельствуют его частые таинственные переезды из страны в страну, а также девиз, присутствующий на его портретах: «Мой свет — сам Бог». Этот девиз был начертан на знамени, развевавшемся над последней тамплиерской крепостью на Ближнем Востоке.

Конечно, Луллий был посвящен в тайну интриги. Золото давно уже находилось в Англии, и ему нужно было только создать видимость, будто он изготавливал его из ртути. Когда обман укоренился, его миссия была закончена. Он уехал из Лондона в 1307 году, и в этом же году умер король Эдуард I. Сионские приоры благоразумно отказались иметь дело с его преемником Эдуардом II — слабым и развращенным человеком, и дождались восшествия на английский престол Эдуарда III, который и начал Столетнюю войну.

Учение о трансмутации, ставшее со временем главным содержанием алхимии, не единственный след, оставленный деятельностью Сионского ордена в европейской истории. Ли, Бейджент и Линкольн приводят сведения о том, что «сионские приоры» посодействовали расколу католической церкви, а один из столпов протестантизма — Цвингли — был членом Сионского ордена. По их мнению, поддерживали связи с орденом и участники гуситского движения, и крупный деятель чешской реформации Амос Коменский.

Эпоха Возрождения в Италии отчасти была инициирована Сионским орденом, рыцарями которого традиционно были почти все мужчины семьи Медичи, а также Данте, Леонардо да Винчи, Рафаэль, Караваджо, Дюрер. Протестантский пастор Иоганн Андреа (1586–1654)— создатель Ордена розенкрейцеров, с 1637 по 1654 год был «рулевым» — великим магистром Сионского ордена. В дальнейшем этот пост занимали знаменитые ученые Роберт Бойль и Исаак Ньютон. Рыцарем Сионского ордена был Иоахим Юнгиус (1587–1654),основатель объединенного «Общества алхимиков». Многие из исследователей считают, что именно в результате слияния Ордена розенкрейцеров и алхимических братств Юнгиуса родилось современное элитарное масонство. Оговоримся сразу, что членство в Сионском ордене вышеперечисленных известных деятелей строго документально не доказуемо. Выводы английских исследователей основываются на анализе косвенных документов и источников, но многие их предположения выглядят довольно логично.

Благополучно избежав невзгод, выпавших на долю других духовно-рыцарских орденов эпохи Крестовых походов, Сионский орден дожил до нашего времени. Сегодня официально это клубная организация, провозгласившая своей целью восстановление на французском престоле династии Меровингов, пресекшейся еще в VIII столетии. Но есть ли уверенность в том, что рыцари ордена и в наши дни не проводят операций, перед которыми меркнет «алхимическое» золото тамплиеров?

 


 

В.Смирнов

ред. shtorm777.ru