Тайны Третьего рейха, Предсказания

События в мировой истории XX века были предсказаны еще в XIX веке

В истории человечества 20 век один из наиболее кровавых . Вторая мировая война, особо поражают деяния А. Гитлера, идеология нацистов их преступления . Эти и другие подобные события в мировой истории были предсказаны еще в XIX веке. Они же предсказывали победу добра над воплощением мирового зла. Кто же делал подобные предсказания?

XX век отмечен ужасными расистскими войнами, начатыми немцами, войнами, которые проводились против отдельных наций, в особенности против русского народа. За Первую мировую войну немцами было уничтожено два миллиона русских солдат, что облегчило конец царизму и взятие власти большевиками .

Как раз в 1870-м году, получив уж очень легкую  победу над дилетантской Францией Второй империи, немцы начали задаваться, возомнив себя » пупом земли «,  убеждая себя, что только они могут управлять миром как им заблагорассудится вместе с братским английским народом, который, правда, дважды объявит немцам войну. И как раз в такой исторический момент  наш дорогой Эрнест Ренан, один из самых образованных и утонченных французов конца XIX века, взялся за перо, чтобы написать немецкому мыслителю Давиду Штраусу, автору сенсационного и постхристианского жизнеописания Иисуса. Ренан любил миролюбивую и ученую Германию, родину художника Фридриха и начала романтического века. Бальзак в одном из своих произведений написал: «Эта благородная Германия, плодовитая на достойные уважения характеры, чьи миролюбивые нравы никогда не находили себе обличения, даже после семи нашествий». Однако по «благородной Германии» пройдется своим шагом Бисмарк и милитаристская Пруссия, после чего душа и поведение этой страны изменятся до неузнаваемости.

В сентябре 1870-го Ренан  написал два письма Штраусу, из которых второе — наиболее интересно для нашего рассмотрения. Вначале он замечает, что Германия будет дышать на ладан со своим прусским объединением страны, достигнутым, если можно так выразиться, огнем и мечом.

«Германия, вверяя себя государственным и военным мужам Пруссии, уселась на ретивого коня, который увезет ее туда, куда она не хочет ехать».

Также Ренан видит, что расовая теория неотвратимо закончится войнами гитлеровского типа, истребительными войнами.

«Слишком резко выраженное разделение человечества на расы, помимо того, что оно зиждется на научной ошибке, и при том, что слишком мало стран обладают поистине чистой расой, может привести лишь к опустошительным войнам, к, позвольте сказать, войнам зоологическим, подобным тем, которым предаются различные виды грызунов или хищников ради выживания».

И если такой возвышенный ум, как ум Ренана, может писать в 1870-м, что у расизма нет никакой научной базы, то всем остальным умам потребуется три четверти века, чтобы это понять! Действительно, Ренан возмущен конфискацией Эльзаса и Лотарингии против мнения жителей этих провинций. И в этом он видит иную проблему для Германии, которая с развитием пангерманизма превратится в новый риск для славянского мира: «Ваши газеты не замечают горы, что высится у них перед глазами — все возрастающее сопротивление славянскому сознанию сознания германского, противостояние это закончится ужасной борьбой».

Однако Ренан видит всплывающую славянскую опасность, довольно больших размеров, которая, без сомнения, станет обоснованием для немецкого агрессивного милитаризма; в будущем он не видит в славянах народа-жертвы немецкого варварства. Потому что за славянами стоит их демография, смелость и воинские доблести, как качества, присущие молодой расе: «Славянин через пятьдесят лет узнает, что вы из его имени произвели синоним «раба»: он увидит все это длинное объяснение, а ведь численность славян вдвое превышает вашу, и славянин однажды притащит за собою стадо из Центральной Азии — бывшую клиентуру Чингисхана и Тамерлана».

Как мы видим, эти высказывания французского мыслителя оправдывают в некоторой предупреждающей манере нацистские страхи перед славянским миром, имеющим дополнительное азиатское и большевистское звучание. В подведении итогов истории, написанных после 1945, великий историк Рене Груссэ относительно Красной Армии будет говорить о восстановлении империи степей, однако на этот раз — бронированной и моторизированной! Но тут, как мне кажется, все же речь идет об ироничном образе, созданном пером Ренана: «бывшая клиентура» — звучит довольно странно…

Отзвуки этого «азиатского» вопроса нацисты превратят в свою отправную точку для оправдания своего крестового похода против России. Известно, что во время войны немцы, как и американцы сегодня, увидят более легкую возможность создания союза в СССР с окраинными народами страны. И это не самый большой парадокс из всех парадоксов гитлеризма: в Азии Гитлер взял в союзники японцев и индусов против белых народностей, почти всюду у него имелись партизаны-мусульмане, и всюду белые третировались им как «низшая раса». Так что у белой расы не было более беспощадного врага.

Ренан также предвидел победу славян: «Если однажды славяне придут, чтобы потребовать себе возвращения Пруссии, собственно говоря, Померании, а также Силезии, Берлина по той причине, что все эти названия имеют славянское происхождение, что вы тогда скажете?»

И Ренан справедливо заключает, что ни одна нация  не пострадает настолько от такого неверного способа приведения доводов, как сами же немцы. Как известно, к концу Второй мировой войны более десяти миллионов немцев будут выдворены со своих родных земель — в разгар военного конфликта и в самый сильный мороз. Вот еще одно гуманитарное бедствие, вызванное этой безумной расовой войной, о которой Ренан так точно писал за 75 лет до ее начала.

События в мировой истории ХХ века были предсказаны еще в XIX веке — Третий рейх


Николя Бонналь