Смерть, граница между мирами

Смерть – граница между двух миров

…В голове пожилого человека, у кровати которого суетились медицинские работники, нарастал какой-то неприятный шум, тревожный звон. Подступила дурнота, сквозь которую до сознания дошли реплики врачей, становившиеся все более беспокойными и отрывистыми, а когда зрение стало проясняться, мужчина с удивлением понял, что стоит посереди больничной палаты; рядом находится группа медработников, занятых каким-то пациентом, который безвольно обмяк на своей кровати и не подавал признаков жизни. В палате были слышны возбужденные отрывистые фразы: специалисты говорили коллегам о том, что давление у больного падает, пульс пропадает, зрачки перестают реагировать на свет, появляется характерная бледность… «Безнадежен», — махнул рукой один из реаниматологов. «Попытаемся, конечно, но навряд ли…»

А молодая медсестра, которая и подняла переполох, большими от страха глазами смотрела на умирающего. Ее старшая коллега тайком перекрестилась, тяжело вздохнув: «Отмучился, бедняга…» Смотря со стороны за отчаянными попытками медиков привести в сознание умирающего, мужчина подошел поближе и вдруг ошеломленно уставился на лицо умершего. Это был… он сам! Лихорадочно осмотревшись по сторонам, человек бросился к присутствовавшим в палате и постарался привлечь к себе их внимание. Но напрасно: на его голос никто не реагировал, а рука прошла сквозь плечо главного врача, которого пациент захотел заставить повернуться. Мужчина захотел посмотреть на часы, но тут его вновь ждало разочарование: пижама, в кармане которой они находились, осталась на лежащем теле…

И тут он ощутил полное спокойствие. Какая, по сути, разница, сколько сейчас времени? Ну и что, что его не видят и не слышат? «Так я в действительности умер?» — с удивлением подумалось мужчине. И это то, чего он так боялся на протяжении всех этих долгих месяцев, будучи прикованным к больничной койке? Что ж, пока все не так уж плохо… Тут пациент увидал, как перед ним разверзся длинный темный туннель, где-то в конце которого забрезжил яркий свет, и почувствовал: его ждут. В следующее мгновение умирающего затянуло в туннель, и он полетел, с все нарастающей скоростью, вперед, к свету. Перед глазами, как в кино, проносилась вся его жизнь. Вот головокружительное скольжение стало более медленным, но настроение продолжало оставаться отличным. Еще бы! В первый раз за долгое время у него ничего не болело, ничто его не беспокоило. Наоборот, крепла уверенность в том, что все происходящее — совсем не сон, а реальность и что теперь, в конце концов, все будет хорошо.

Ведь он возвращается домой…

Тут мужчина остановился и увидал перед собой удивительный пейзаж, рассмотреть его мешали потоки сильного, но не режущего глаза, а какого-то дружелюбного света. Осталось сделать только один шаг, чтобы очутиться там, в этом странном мире. Но на пороге сумеречного туннеля, у самой грани света неожиданно появилась ярко светящаяся фигура, которая отрицательно качала головой и с решительностью преградила ему путь. «Не время», — легким дуновением ветра пронеслись в сознании слова. И в этот миг мужчине стало так обидно и плохо, как, пожалуй, ни разу за все время болезни. Почему?! Почему его не хотят пустить вперед? И что теперь делать?

Светящийся силуэт качнулся, пропуская кого-то вперед, и он, уже практически ничему не удивляясь, узнал в идущем к нему человеке собственную жену, которая умерла три года назад. Женщина улыбалась и плакала одновременно. Да, она очень рада его видеть, очень соскучилась и ждет, но… «Еще не время… Тебе нельзя сюда… Возвращайся!» — «Но я не хочу! — решительно стал протестовать мужчина. — Я пришел к тебе!» — «Не сейчас. Твоя жизнь еще не закончена. Кто расскажет мне о правнуке, который скоро появиться на свет?».

Женщина подошла к мужу и ласково коснулась его щеки теплой ладонью: «Не волнуйся, я буду ждать. Возвращайся. Все будет хорошо…»
И вновь ощущение полета, и пятно света становится все меньше и меньше. А впереди брезжит другой свет — холодный, равнодушный свет ламп в операционной. Вот он опять стоит у собственного тела, склоняясь над ним. Становится очень плохо. Неужто действительно нужно возвращаться? Тошнота накатила снова, а когда мужчина вновь открыл глаза, то увидел перед собой врача. «Напугали вы нас. Ничего, все будет хорошо…». А кто-то в стороне сказал: «Пять минут. Это ж надо — в последний момент получилось! Я уже думал — все…».

Больной прикрыл веки; внутри сохранилась горечь, но одновременно крепла уверенность: он выкарабкается и будет жить долго, и будет водить правнука в зоопарк, и кататься с ним на велосипеде, и учить его читать… Сколько дел впереди! А жизнь, в общем-то, хорошая штука, и хотя смерть — это, оказывается, не так уж и страшно, торопиться прощаться с этим миром явно не следует спешить…


Знакомая картина, не так ли? Именно в таком ключе (с некоторыми изменениями) описывают свои ощущения и видения те люди, которым довелось побывать «за чертой», то есть пережить клиническую смерть и вернуться назад, в мир живых. Почему картины, увиденные теми, кто сохранил свое воспоминание о пребывании «на том свете», столь похожие? Что заставляет людей разного возраста, пола, национальности, верований переживать практически одинаковые ощущения? Над ответом на эти вопросы наука бьется уже давно. Казалось бы, разгадка нашего посмертного бытия близко — буквально на расстоянии вытянутой руки. Но снова и снова среди объясненных фактов затесываются один-два, которые снова заставляют человечество поверить в то, что «мы, отдав концы, не умираем насовсем»…

Подчас результат действий врачей вообще напоминает фантастический роман. Так, серба Любомира Цебича, который перенес тяжелейший инфаркт, врачи возвращали к жизни… 17 раз на протяжении двух дней! Такого количества «воскрешений» медицина еще не знала. А пенсионер из Новосибирска А. Ефремов стал вообще уникальным случаем: у мужчины, который получил обширные ожоги, во время одной из операций по пересадке кожи остановилось сердце. Вывести его из состояния клинической смерти медикам удалось лишь через… 35 минут! Характерно, что реанимационная бригада решила не прекращать активных действий по истечении «стандартного» срока и продолжала борьбу за жизнь больного. После «возвращения» Ефремова оказалось, что никаких необратимых изменений в головном мозге пенсионера почему-то не произошло…

Любопытно, но описания побывавших на том свете людей – пусть даже считанные минуты – совпадают даже в деталях.

Ад

– Ад. Это змеи, гады, невыносимый смрад и бесы! – рассказывала корреспонденту газеты монахиня Антония. Она пережила клиническую смерть во время операции в молодости, тогда еще неверующей в Бога женщиной. Впечатление об адских мучениях, которые пережила ее душа за считанные минуты, было столь мощным, что, покаявшись, она ушла в монастырь замаливать грехи.

Один из наиболее ярких рассказов об ужасах преисподней принадлежит Томасу Уэлчу из Америки – он остался жив после аварии на лесопилке. «На берегу огненной бездны я увидел несколько знакомых лиц, которые скончались раньше меня. Я стал жалеть, что раньше мало заботился о своем спасении. И если бы знал, что ожидает в аду, жил бы совсем по другому. В этот миг я увидел кого-то, идущего вдали. Лицо незнакомца излучало великую силу и доброту. Сразу понял, что это Господь и что только Он может спасти душу, обреченную на муки. Неожиданно Господь повернул свое лицо и взглянул на меня. Только один взгляд Господа – и в одно мгновение я оказался в своем теле и ожил».

Часто, побывав на том свете, люди так же, как и монахиня Антония, принимают церковный сан, не стесняясь признаваться, что ад существует, и они видели его.

Пастор Кеннет Хейгин пережил клиническую смерть в апреле 1933 года, когда жил в штате Техас. Его сердце остановилось. «Моя душа вышла из тела, – рассказывает он. – Достигнув дна пропасти, я почувствовал около себя присутствие какого-то духа, который стал вести меня. В это время над адской тьмой прозвучал властный голос. Я не понял, что он сказал, но почувствовал, что это глас Бога. От силы этого голоса затрепетало все подземное царство – так трепещут листья на осеннем дереве при дуновении ветра. Дух сразу выпустил меня, и вихрь понес обратно наверх. Постепенно вновь начал светить земной свет. Я оказался опять в моей комнате и впрыгнул в свое тело, как человек впрыгивает в свои брюки. Тут я увидел бабушку, которая начала говорить мне: «Сыночек, а я думала, что ты умер». Кеннет стал пастором одной из протестантских церквей и посвятил свою жизнь Богу.

Рай

Описания рая всегда противоположны рассказам об аде. Известно свидетельство одного из ученых, который, будучи пятилетним мальчиком, утонул в бассейне. Ребенка нашли уже бездыханным и отвезли в больницу, где доктор объявил родным, что мальчик скончался. Но неожиданно для всех ребенок ожил.

– Когда я оказался под водой, – рассказывал потом ученый, – ощутил, что лечу сквозь длинный туннель. На том конце туннеля я увидал свет, который был таким ярким, что можно было осязать его. Там я увидел Бога на троне и внизу людей, вероятно, ангелов, окружавших престол. Когда я приблизился к Богу, Он сказал мне, что мое время еще не пришло. Я хотел было остаться, но неожиданно очутился в своем теле.

– Рай. Свет, легкость, полет и благоухание, – описывал свои впечатления после клинической смерти журналисту газеты бывший ведущий инженер ОКБ «Импульс» Владимир Ефремов. Он изложил свой посмертный опыт в научном журнале Санкт-Петербургского политехнического университета.

– В раю душа знает все обо всем, – рассказывает Ефремов. – Я вспомнил про свой старенький телевизор и тут же понял не только какая лампа у него испорчена, но и то, какой монтажник ее ставил, даже всю его биографию, вплоть до скандала с тещей. А когда вспомнился оборонный проект, над которым работало наше КБ, то тут же пришло решение сложнейшей проблемы, за которую в последствии Госпремию коллектив получил.

Бетти Мальц (Америка), в своей книге «Я видела вечность» описывает, как сразу после смерти она оказалась на чудесном зеленом холме.

Ее удивило, что, имея три операционные раны, она стоит и ходит легко, без боли. Над ней было яркое синее небо. Солнца не было, но свет распространялся повсюду. Трава под ее босыми ногами была такого яркого цвета, какого на земле она не видела – каждая травинка как живая. Холм был крутой, но ноги двигались легко, без усилия. Вокруг Бетти видела яркие цветы, кусты, деревья. А потом заметила слева от себя мужскую фигуру в мантии. Бетти подумала, что это ангел. Они шли, не разговаривая, но она поняла, что он знал ее.

Бетти чувствовала себя молодой, здоровой и счастливой. «Я понимала, что я имею все, чего когда-либо хотела, была всем, чем когда-либо желала быть, шла туда, где я всегда мечтала быть, — говорила она, возвратившись. – После перед моим взором прошла вся моя жизнь. Я поняла, что была эгоисткой, мне стало стыдно, но я по-прежнему чувствовала вокруг себя заботу и любовь. Мы со спутником подошли к чудесному серебряному дворцу. Я слышала слово «Иисус». Передо мной открылись ворота из жемчуга, а за ними я увидела улицу в золотом свете. Я хотела войти во дворец, но вспомнила отца и вернулась в тело».

Но людям пока не под силу ни подтвердить, ни опровергнуть доводы как сторонников теории «жизни после смерти», так и ее противников. Ведь, как ни крути, клиническая смерть — это еще не смерть окончательная, а из-за черты последней никто пока не возвращался… Так что нам с вами остается верить в ту теорию, которая ближе к нашему собственному мировосприятию, и постараться осознать: смерть — всего лишь пересадочная станция на границе двух миров…

 


 

«Интересная газета»

ред. shtorm777.ru