Александр 1

Тайна смерти Александра 1

Александр I Павлович (рожд. 12 (23) декабря 1777 год — умер 19 ноября (1 декабря) 1825 год) — император Всероссийский.

В истории нередко происходят явления, которые оставляют после себя тайны, что бы разгадать их уходят годы, а то и века. А случается и так, что тайна остается неразгаданной, даже если ключ к ней ищут многие дотошные исследователи. В числе таких загадок последние дни жизни и смерть российского императора Александра 1, породившие множество слухов и домыслов, опровергающих официальную версию смерти императора.

Александр 1 был одним из самых популярных европейских монархов в первой трети ХIХ столетия. Вместе с тем, по определению биографов императора, он являл собой «сфинкса, неразгаданного до гроба», и наиболее трагичное лицо русской истории. Его драма – это драма человеческой личности, вынужденной сочетать в себе такие несовместимые качества, как власть и человечность.

Вкратце историческая хроника последних месяцев царствования Александра 1 такая: летом 1825 г. монарх неожиданно решил совершить поездку в Таганрог, заштатный город, иссушенный солнцем и ветрами. Поводом для путешествия послужила болезнь императрицы Елизаветы, которой врачи посоветовали на время поменять сырой петербургский климат на сухой южный.

Император выехал из Петербурга 11 сентября 1825 г. один, чтобы самому все приготовить к прибытию супруги. Через 13 дней он уже был в Таганроге и сразу же занялся обустройством дома, отведенного августейшей чете. Императрица прибыла в Таганрог 23 сентября, и с этого дня, по словам приближенных, между супругами установились благостные, даже нежные отношения, будто они по новой переживали свой далекий медовый месяц. Они прогуливались вместе, приветливо отвечая на поклоны прохожих, объезжали в коляске окрестности. Завтракали и обедали они также вдвоем, без свиты.


Только однажды Александр совершил почти вынужденную инспекционную поездку в Крым, куда он был приглашен графом Воронцовым. В Севастополе монарх почувствовал себя плохо – сказалось переохлаждение во время перехода через горы. В Таганрог он вернулся совсем больным. Диагноз доктора – желчно-желудочная лихорадка; в качестве лечения прописали слабительное. Однако жар не спадал, кожа лица пожелтела, заметно усилилась глухота, которой Александр страдал последние годы.

1825 год, 10 ноября — встав с постели, император впервые потерял сознание, а придя в себя, с трудом смог произнести несколько слов. Придворный врач Тарасов уже не верил в выздоровление и предложил Елизавете послать за священником. Монарх согласился, и 18 ноября священник исповедовал его в присутствии супруги, близких, врачей и камердинеров. Причастившись, Александр 1 поцеловал руку императрицы и сказал: «Никогда не испытывал я такого утешения и благодарю вас за него». Всем стало понятно, что смерть близка.

На следующий день, 19 ноября, в 10 часов 50 минут утра царь Александр Благословенный, не приходя в сознание, скончался. Ему было 47 лет и 11 месяцев. Елизавета опустилась на колени, с молитвами перекрестила Александр 1, поцеловала его холодный лоб, закрыла ему глаза и, сложив платок, подвязала подбородок.

Во всей этой кратко изложенной хронике имеется несколько странных моментов, которые по сей день не могут прояснить историки. Начать хотя бы с того, что Александр 1 умер на 48-м году жизни, полный сил и энергии, до этого никогда серьезно не болея и отличаясь отменным здоровьем. Хотя, кое какие странности в его поведении окружающим явно бросались в глаза. Смятение умов вызывало то, что в последние годы император все больше уединялся, держался особняком, хотя в его положении и при его обязанностях сделать это было очень сложно.

Приближенные к нему люди все чаще стали слышать от него мрачные высказывания. Увлекшись мистицизмом, он практически перестал с прежней педантичностью вникать в государственные дела, во многом передоверившись всесильному временщику Аракчееву.

Другой, более интимный момент. Император, так любивший в молодые годы общество дам, в зрелом возрасте вовсе к ним охладел. За годы войны с Наполеоном Бонапартом он отдалился от любовницы, прекрасной Марии Нарышкиной, предпочтя жить в строгости и благочестии, в особенности в отношении к Елизавете. В свои 47 лет император начал вести жизнь нелюдимого затворника. Оставшись один, он подолгу, преклонив колена, молился перед иконами, от чего на его коленях, по свидетельству доктора Тарасова, даже появились мозоли. Напрасно дипломаты добивались аудиенции: самодержец давал их все реже и реже. И в словах, с которыми он к ним обращался, сквозь его обычную любезность все чаще прорывались горечь и разочарование.

Не совсем было понятно окружающим и поведение императора по отношению к заговору декабристов, о котором он, конечно же, был осведомлен. Это понятно из его дневниковой записи, в которой имеются такие слова: «Ходят слухи, что пагубный дух свободомыслия или либерализма распространяется или, по крайней мере, начал распространяться в армии; везде существуют тайные общества и клубы, тайные агенты, которые повсюду разносят их идеи».

И все же надо отметить, что, требуя усилить надзор над интеллектуальными и военными кругами, монарх, все-же, не отдавал никаких приказов начать какое-то расследование или прибегнуть к арестам.

И наконец, о причинах самой смерти Александра 1. Болезнь его была на удивление скоротечна и безжалостна. Согласно протоколу вскрытия смерть Александра 1 была вызвана желчной болезнью, сопровождавшейся осложнением на мозг. Но при этом врачи констатировали, что большая часть органов находилась в превосходном состоянии. А очевидец вскрытия, квартирмейстер Шениг отмечал: «Я не встречал еще так хорошо сотворенного человека. Руки, ноги, все части тела могли бы служить образцом для ваятеля: нежность кожи необыкновенна».

И все же самое странное происходило после смерти Александра 1. Гроб с его телом находился еще в Таганроге, а слухи, одни тревожней и фантастичней других, распространялись от селения к селению. Этому поспособствовало в первую очередь то, что тело императора не показали народу, что, в общем-то, объяснялось его плохим состоянием. Но об этом мало кто знал, а потому уже в Туле, куда приблизился траурный кортеж, распространились слухи, будто бы «император был убит своими подданными извергами и господами».

В действительности, простолюдинам было от чего прийти в смятение. Смерть Александр 1 вдали от столицы после короткой и странной болезни, долго откладывающийся перевоз тела в Петербург, да и погребение без позволения видеть лицо монарха в открытом гробу – все это не могло не породить всяческих слухов. Одни утверждали, что император вовсе не умер в Таганроге, а на английском шлюпе отплыл в Палестину к Святым местам; другие говорили, что он был похищен казаками и тайно уехал в Америку.

Распространители подобных версий, так или иначе, сходились в одном: вместо государя в гроб был положен солдат, похожий на Александра лицом и сложением. Называли даже фамилию двойника – фельдъегерь Масков, доставивший императора в Таганрог и погибший буквально у него на глазах при дорожном происшествии.

И вот через 10 лет, когда, казалось, легенда давно развеялась, на окраине города Красноуфимска Пермской области появился мужчина величественной наружности, лет 60-ти, по имени Федор Кузьмич. Он был без документов, а властям он заявил, что «он бродяга, не помнящий родства». Его приговорили к 20-ти ударам плетьми и высылке на поселение в Западную Сибирь. Старец нашел приют у крестьян, которых поражал толкованием Священного Писания, ласковым обхождением и мудростью советов.

Он жил тихо, порой работая на местном заводе. Молва о нем, как о человеке святом, привлекла внимание купца Хромова, который взял его под свое покровительство и построил ему небольшую избу в окрестностях Томска. Избавленный от всяких забот, Федор Кузьмич всецело посвятил себя служению Богу.

Многие из именитых граждан Томска посещали пристанище старца. Всех поражали одухотворенный облик Федора Кузьмича, его образованность, осведомленность о важнейших политических событиях и крупных деятелях государства. Он почтительно отзывался о митрополите Филарете и архимандрите Фотии, с волнением перечислял победы Кутузова, вспоминал военные поселения и рассказывал о триумфальном вступлении русских армий в Париж.

Посетители уходили от него в убеждении, что под обличьем мужика скрывается одно из самых высокопоставленных лиц империи. Некоторые, не смея произнести это вслух, находили в нем сходство с почившим государем. Федор Кузьмич был высок ростом, широкоплеч, с правильными чертами лица, голубыми глазами, облысевшим лбом и длинной седой бородой. Он не прихрамывал, как император, но, как и Александр, был туговат на ухо. Кроме этого, у него была та же величественная осанка, та же статная фигура.

Однако до последнего вздоха Федор Кузьмич утверждал, что ничего не знает о своем происхождении. Тем, кто упрашивал открыть свое настоящее имя, он отвечал: «Это Бог знает!»

Он скончался 20 января 1864 г. в возрасте 87 лет, окруженный всеобщим почитанием. Хромов добился от церковных властей разрешения похоронить своего бывшего подопечного в ограде Богородице-Алексеевского монастыря в Томске и установил на его могиле крест с надписью: «Здесь погребено тело Великого Благословенного старца Федора Кузьмича, скончавшегося в Томске 20 января 1864 года». Нелишним будет напомнить, что Великим Благословенным официально называли Александра 1 после победы над Наполеоном.

Местные жители не сомневались, что именно император укрывался здесь, дабы смиренно окончить свои дни в общении с Богом. В месте с этим в семье потомков фельдъегеря Маскова существовало предание о том, что в соборе Петропавловской крепости в Петербурге – усыпальнице русских императоров с XVIII столетия – вместо Александра 1 похоронен именно Масков.

Первая биография Федора Кузьмича, изданная в 1891 г., не содержала никаких сведений о его жизни до 1836 года – года его появления в Сибири. В третьем издании, которое появилось в 1894 г., помещены два портрета старца, вид его жилища и факсимиле его почерка. Некоторые графологи нашли в нем отдаленное сходство с почерком царя.

С течением времени легенда о ложной смерти императора приобретала все больше сторонников. Те, кто поддерживал подобную версию, опирались на целый ряд заслуживающих внимания наблюдений. Вкратце они таковы:

Государь не раз заявлял о своем желании отречься от престола и удалиться в мирное житье. Он даже назначил возраст, в котором предполагал оставить трон: около 50-ти лет.

С другой стороны, заметки очевидцев его болезни часто противоречивы. Так, доктор Тарасов писал об одном дне болезни, что император провел «спокойную ночь», а доктор Виллие говорил о том же дне, что ночь была «беспокойной» и государю делалось «все хуже и хуже». Протокол вскрытия подписали девять медиков, но доктор Тарасов, который составлял это заключение и имя которого фигурирует внизу последней страницы, в своих воспоминаниях писал о том, что этот документ он не подписывал. Выходит, кто-то другой подделал его подпись?

Больше того, исследование головного мозга усопшего выявило нарушения, оставляемые сифилисом, – болезнью, которой царь не страдал. В конце концов, в 1824 г. государь перенес рожистое воспаление на левой ноге, а врачи, проводившие вскрытие, обнаружили следы старой раны на правой ноге.

Что еще вызывает сомнение? Несмотря на бальзамирование, лицо умершего быстро изменилось до неузнаваемости; народ не был допущен пройти перед открытым гробом; Елизавета не сопровождала останки своего супруга в Петербург; дневник императрицы прерван за 8 дней до кончины ее мужа; Николай 1 велел сжечь большую часть документов, связанных с последними годами правления его брата, так же как и доказательства, на которые опирались те, кто не верил в смерть Александра 1.

Эти последние в подкрепление своих позиций приводят свидетельства, согласно которым при вскрытии саркофага Александра 1, разрешенном Александром III и проведенном графом Воронцовым-Дашковым, гроб оказался пустым. 1921 год — распространился слух, что советское правительство приступило к изучению останков государей, погребенных в Петропавловской крепости, и присутствующие также констатировали отсутствие тела в гробу Александра 1. Правда, ни одно официальное сообщение этот слух не подтверждало. Но большинство членов династии Романовых, эмигрировавших после революции за границу, верили в идентичность Федора Кузьмича и императора Александра.

Среди тех, кто придерживался противоположного мнения, великий князь Николай Михайлович, внучатый племянник Александра 1. Имея доступ к секретным архивам императорской фамилии, он после некоторого колебания твердо заявил, что император скончался в Таганроге.

«Если вдуматься в характер и наклонности Александра Павловича, – писал он, – то нельзя найти в них ни малейшей склонности к такого рода превращению, а тем более к добровольной решимости идти на такого рода лишения в зрелом возрасте, при совсем исключительной обстановке… Потому мы окончательно пришли к убеждению, что не только противна всякой логике возможность правдоподобия легенды, но нет ни малейшего документа или доказательства в пользу этого предположения».

В действительности, кажется абсолютно невероятным, чтобы государь, нежно привязанный к своей супруге, неожиданно покинул ее, зная, что она умирает от чахотки и дни ее сочтены. Невероятно также, что, давно вынашивая проект об оставлении трона, он не урегулировал вопрос о престолонаследии. В конце концов, невероятно, что он велел принести «похожий на него» труп, не возбудив подозрений у своего окружения.

Как возможно было совершить подмену тела в Таганроге, если при кончине царя присутствовало, по крайней мере, три десятка человек: офицеры, медики, секретари, фрейлины императрицы, она сама наконец. Разве императрица не находилась у изголовья мужа до его последнего вздоха? Разве не она закрыла ему глаза? Разве она не писала после кончины душераздирающие письма вдовствующей императрице Марии Федоровне, другим близким? Неужели все это – только циничная пародия на траур?

А протокол вскрытия, подписанный докторами? А бесчисленные освидетельствования тела, подкрепленные протоколами, на протяжении всего пути из Таганрога в Петербург? А письменные и устные свидетельства очевидцев агонии государя? И мыслимо ли, чтобы столько набожных людей, зная, что царь жив, скрывали истину после того, как присутствовали на его отпевании? Подобное соучастие граничило бы со святотатством.

Впрочем, даже императрица Елизавета (она умерла 3 мая 1826 г. и погребена рядом с могилой супруга) не избежала после погребения продлевающей жизнь легенды, во многом совпадающей с легендой об Александре. Народная молва утверждала, что она не умерла, а в 1840 году укрылась под именем Веры Молчальницы в Новгородском монастыре.

Дав обет молчания, она скончалась в 1861 г., так и не открыв своего настоящего имени. Монахини, пораженные изяществом ее черт и утонченностью манер, будто бы сразу узнали в ней почившую императрицу. Судьбу, подобную судьбе своего мужа, она избрала потому, говорили монахини, что оба они испытывали муки раскаяния из-за убийства Павла 1.

И все же, если Александр 1 в действительности умер в Таганроге, то кто был «старец», погребенный в Алексеевском монастыре в Томске? Тут надо отметить, что во все времена в Сибири скрывались разного рода пророки, священники-расстриги, непокорные монахи, жившие как отшельники. Федор Кузьмич вполне мог быть одним из таких порвавших с обществом аскетов.

Великий князь Николай Михайлович, специально изучавший этот вопрос, склонен считать его незаконным сыном Павла 1, лейтенантом флота Семеном Великим. Другие называют кавалергарда Ф.А.Уварова, исчезнувшего в 1827 г; некоторые, не указывая на определенное лицо, предполагают, что речь идет об одном из русских аристократов, пожелавших порвать со своей средой.

Словом, не только жизнь, но и смерть Александра 1 – загадка для будущих поколений. Он не смог исполнить свою мечту: сложить корону и удалиться от мира, – но народ создал легенду, с которой он, вполне возможно, согласился бы, даже если и не был соучастником ее возникновения.

 

 


 

М.Панкова

ред. shtorm777.ru