Склеп

Аномалии в склепах

Сведения о самом первом феномене самоперемещающихся в склепе гробов был напечатан в одном из лондонских журналов в 1760 году. Как говорилось в этом сообщении, странные явления наблюдались в склепе, принадлежавшем одной французской семье из деревеньки Стентон, графство Суффолк, Великобритания. Безымянный автор сообщал, что когда некоторое время тому назад открыли склеп, чтобы похоронить умершего члена этой семьи, то, к удивлению многих жителей, увидали, что несколько тяжеленнейших свинцовых гробов оказались сдвинутыми со своих мест. Их поставили на свои места, а склеп был замурован. Когда спустя 7 лет умер другой член семьи, при вскрытии склепа обнаружилось, что гробы вновь стоят не на месте. Через два года снова пришлось размуровывать склеп: гробы не только были сняты с постаментов, но один из них «взобрался» на четвертую ступеньку входа! Он оказался настолько тяжелым, что 8 человек не без труда вернули его на положенное ему место.

Следующий по времени случай считается лучше засвидетельствованным (в том числе современниками) и задокументированным. Арена загадочных «грободвижений» – семейный склеп Чейзов при Церкви Христа на острове Барбадос – заморском владении Великобритании. Время действий – второе десятилетие XIX столетия.

Глава семейства, полковник Томас Чейз, задумал построить семейный склеп и сделал это, надо отметить, с размахом. В готовом виде склеп имел размеры 12х7 футов, был углублен в землю почти на 5 футов, причем на два фута он был выдолблен в скальной породе. Стены и пол были выложены камнем. Сверху склеп прикрывала тяжеленная плита из голубого девонширского мрамора, залитая по краям цементом. Все сооружение находилось на высоте сто футов выше уровня моря.

Недолго склеп оставался пустым. Его первым обитателем стал свинцовый гроб с телом Томазины Годдард. Произошло это 31 июля 1807 года. Такой же гроб с телом Мэри – младшей дочери полковника – появился в склепе 22 февраля 1808 года. 6 июля 1812 года в склеп был внесен свинцовый гроб с телом Доркас – старшей дочери Чейза. А 9 августа 1812 года туда же был помещен свинцовый гроб с телом самого Томаса Чейза. Но при вскрытии склепа обнаружили, что два свинцовых гроба оказались не на месте, в частности гроб Мэри – в противоположном углу от места, где он находился. После каждого вскрытия склеп тщательно замуровывали, следы проникновения в него отсутствовали, а поэтому случай произвел на всех довольно тягостное впечатление.

1816 год, осень — умерло сразу двое родственников Чейзов. Тело С. В. Эймеса, ребенка, внесли в склеп 25 сентября, Самуэля Бревстера – 17 ноября. Всякий раз при размуровывании склепа находящиеся в ней свинцовые гробы находили разбросанными. То же самое увидели 7 июля 1819 года – когда вскрыли склеп, чтобы внести в него гроб с телом другой родственницы, Томазины Кларк, оказалось, что все гробы снова переместились!

На похоронах Томазины Кларк присутствовал лорд Комбермер, губернатор Барбадоса. Он пришел не столько затем, чтобы отдать ей последний долг, сколько для того, чтобы самолично убедиться в правдивости слухов, будоражащих вверенное его попечению население острова. Увидев все собственными глазами, он решил принять меры. После того как гробы были положены на место – по три пары, один над другим, он тщательно обследовал пол и стены. По его распоряжению был сделан точный рисунок расположения шести гробов, пол склепа посыпали тонким слоем белого песка. После склеп был закрыт тяжеленной мраморной плитой и тщательно зацементирован. В еще не затвердевшем цементе губернатор в нескольких местах поставил свою печать, то же сделали и другие приглашенные им ответственные лица.

1820 год, 18 апреля — изнутри склепа послышался шум. Об этом тут же сообщили губернатору, и он решил вскрыть склеп немедля. Население острова было взбудоражено, и к началу вскрытия у Церкви Христа собралось несколько тысяч человек.
Прежде всего, проверили печати на застывшем цементе – они были целыми. С трудом разбили цемент и сдвинули плиту в сторону. Все шесть гробов снова лежали в беспорядке, а самый тяжелый – Томаса Чеша – стоял на попа! А его едва могли поднять 8 человек. Песок на полу остался нетронутым – человеческих или иных следов на нем не было. Расположение разбросных в беспорядке гробов зарисовали, гробы из Склепа убрали и захоронили каждый в отдельной могиле, после чего усыпальница Чейзев перестала вызывать головную боль у губернатора и панику среди населения острова.

Через некоторое время ареной сходных событий стал другой остров – Эзель, в Эстонии. Произошло это в 1844 году. На том острове был один-единственный город – Аренсбург. Неподалеку от него находилось кладбище, рядом проходила дорога в город. С некоторых пор путники, которые проезжали по ночам мимо кладбища, вдруг начали слышать раздающиеся оттуда стоны и стуки, а лошади безумно пугались и неслись сломя голову. На кладбище стоял склеп, принадлежавший семейству Бунсгевденов. Когда один из них умер, гроб с его телом намеревались захоронить в склепе, где уже покоились останки прежде умерших членов семьи. Но когда он был вскрыт, то гробы оказались в невообразимом беспорядке – они были не только разбросаны, но в некоторых случаях лежали друг на друге! Лишь три гроба остались на месте – два детских и один с телом старухи. Все это вызвало волнение среди местных жителей.

Было решено создать комиссию для расследования таинственного случая. В нее вошли барон Гульденштуббе – председатель, а членами стали бургомистр, член магистрата, священник и врач. Гробы были расставлены на свои места, пол и ведущие в склеп ступени посыпали тонким слоем золы, склеп замуровали, двери опечатали печатью консистории и городского управления, выставили круглосуточную охрану из солдат.

Спустя три дня склеп вскрыли, предварительно проверив сохранность печатей. На этот раз все находилось в еще большем беспорядке, оказались не на своих местах даже те три гроба, которые раньше остававшись нетронутыми. Многие из гробов стояли торчком, «головой» вниз. Но это было еще не все. Крышка одного из гробов оказалась сдвинутой, и из-под нее высовывалась оголенная по локоть высохшая рука трупа. Каких либо следов человека на тонком слое золы не было.
Самодвижения гробов продолжались до тех пор, пока Бунсгевдены не догадались все их предать земле.

Примерно в то же самое время или несколькими годами позднее (сообщивший в 1867 году этот факт человек указывает: «около 20-и лет тому назад») стали двигаться гробы в одном из склепов сельского кладбища деревни Гретфорд, графство Линкольншир, Англия. Три раза при каждом очередном его вскрытии при отсутствии каких-либо следов проникновения все находившиеся там свинцовые гробы оказывались в беспорядке: одни стояли торчком, другие – прислоненными к стенке.
Некоторые из гробов были настолько тяжелыми, что шестеро человек с трудом водружали их на место. Чем закончилась история, неизвестно.

Есть сообщение, что примерно в 1880 году в подземном склепе церкви в Борли, в 60 милях к югу от Лондона, не раз находили захороненные в нем гробы на неположенных местах. Вообще-то это довольно правдоподобно, поскольку ранее рядом с этой церковью стоял дом приходских священников Борли-Ректори, пользовавшийся дурной известностью: он был беспокойным и сгорел в 1939 году.

Итак, перед нами прошли довольно однотипные истории, некоторые из них весьма надежно засвидетельствованы. Но их приемлемого объяснения пока никто не смог предложить. Вода, в которой всплыли свинцовые гробы? Во всех случаях в склепах признаков воды не было. Подвижки земной коры? Но почему же гробы в соседних склепах вели себя спокойно? Злоумышленники? Но «почерк» действий явно какой-то нечеловеческий, да и эксперименты с круглосуточной охраной склепа и нетронутые печати не оставляют этому предположению никаких шансов на существование.

Тогда что же это? Пока вопрос остается без ответа. Есть еще один вариант: всему «виной» полтергейст. Ведь, в самом деле, редкая книга об этом загадочном явлении проходит мимо феномена самопередвигающихся гробов. Правда, в наиболее серьезных работах о проделках шумных духов подобные случаи, рассматривая в разделах, посвященных тем явлениям, которые нельзя отнести к полтергейсту. Ведь феномену «грободвижений» не свойствен полтергейстный синдром – совокупить симптомов, присущих каверзам шумных духов, проделки которых в 80% случаев так или иначе связаны с конкретными живыми людьми. Когда же дело касается мертвых, обычно проявляется синдром беспокойных домов. Хотя возможны и промежуточные случаи. Тем не менее симптом «грободвижений» все-же близок к симптоматике именно беспокойных домов, потому его не следует относить к проявлениям полтергейста.

 


 

Игорь Винокуров

ред. shtorm777.ru