Рылеев Кондратий Федорович, Предсказания

Рылеев Кондратий Федорович – роковое предсказание

1825 год, декабрь выдался в Петербурге малоснежным, но ветреным. В проулках завывало так, что простые горожане прижимались к стенам и шептали: «Голосит как по покойнику!»

В квартире поэта Рылеева Кондратия Федоровича на набережной Мойки в доме номер 72 проходило бурное обсуждение: выступать против присяги новому царю Николаю I или подождать другого случая? Все обернулись на хозяина, ведь поэт Рылеев был душой Северного тайного политического общества. Рылеев встал: «Мы сильны, и отлагать не должно. Судьба наша решена!»

«Виват! – разгоряченно и радостно закричали будущие декабристы. – Рождество мы уже будем праздновать в стране своих принципов!» Рылеев переплел пальцы: «Я уверен, что мы погибнем… хотя пример, конечно, останется…» Писатель Александр Одоевский, друг поэта, тихо проговорил: «Откуда подобный пессимизм?» Кондратий не ответил…

Да и что мог сказать он, много раз испытывавший судьбу на поле брани и получивший одно за другим три роковых предсказания ?.. Хотя, разумеется, надо верить в лучшее…

Он всегда говорил себе так: и в то время когда строгий отец Федор Андреевич отдал его в Петербургский кадетский корпус, и когда оставил там – на муштру, битье розгами и постоянное недоедание – на целых тринадцать лет. Отец сам был полковником в отставке. Не имея средств, он стал управляющим княгини Варвары Голицыной в ее имении Батово Петербургской губернии, там Кондратий и родился в 1795 году 18 сентября (29-го по старому стилю).

Предсказание первое: «Вы можете быть спокойны…»…

В то время когда он переступил порог корпуса, ему было шесть лет. В силу бедности и неродовитости он не имел возможности рассчитывать ни на какие поблажки. Спасало одно: книги. Уже с восьми лет он начал «марать бумагу стишатами», как выразился один из его наставников. Прочитал про Цезаря и решил заделаться великим полководцем и руководствоваться благом народа. Когда же началась Отечественная война 1812 года, написал отцу письмо – восторженное, романтическое – «мечтаю о счастии приобщиться к числу защитников своего отечества!». 1814 год — едва в состоялся выпуск его курса, Рылеев записывается в действующую армию.

Вот там-то он познал, почем фунт лиха и какая изнанка войны. Но он все равно говорил себе: надо верить в лучшее. Его полковые товарищи, такие же артиллерийские офицеры, продвигаясь с боями русской армии, частенько захаживали к гадалкам и предсказательницам в тех местах. Все хотели знать, возвратятся ли они с войны. В одном из захудалых германских городков товарищи затащили и Рылеева к местной гадалке. Та хоть и была немка, но одевалась как цыганка. Раскладывая огромные странные карты, трясла широкими разноцветными рукавами, бормотала что-то непонятное. А в конце сказала: «Вы можете быть спокойны, герр офицер. Вас не убьют ни на войне, ни на дуэли». Такого рода ответ вполне устроил 18-летнего офицера, и он ничего уточнять не стал.

Предсказание второе: «Вы умрете не своей смертью!»…

1814 год, осень — полк Рылеева уже обосновался в побежденной столице Франции. Как ни странно, парижские граждане принимали «освободителей от корсиканского чудовища Наполеона» довольно благосклонно – приглашали на балы, маскарады, суаре и парадные обеды. В Париже было и еще одно развлечение – все старались попасть в гадательный салон мадемуазель Ленорман, пророчицы, которую за достоверность предсказаний Европа звала французской сивиллой.

Не устоял и Рылеев, которому в сентябре как раз исполнилось девятнадцать лет, и он решился узнать будущее. Плохих пророчеств он не опасался, ведь у него уже было вполне благополучное предсказание немецких земель. Однако знаменитая Мария Ленорман отмахнулась от вошедшего русского. «Трудно гадать такому красавцу!» – отшутилась она. Но юный офицер был настойчив: «Не хотите посмотреть по картам – погадайте по руке!»

Вздохнув, Ленорман взяла ладонь Рылеева, но, взглянув, отбросила в ужасе: «Я не могу вам ничего сказать!» Рылеев уперся: «Я настаиваю!» И тогда гадалка выдохнула: «Вы умрете не своей смертью!» Юноша удивился: «Не может быть! Мне уже гадали и сказали, что меня не убьют ни на войне, ни на дуэли!» – «Все будет гораздо хуже! – отрезала Ленорман. – И больше ничего не спрашивайте! Я не скажу…»

От предсказательницы Рылеев вышел в самом тяжелом расположении духа. Он уже неоднократно слыхал, что странная парижская пророчица отказывается гадать русским. А когда ее вынуждают, предсказывает несчастья. Приятелю Рылеева – милейшему Муравьеву-Апостолу – Ленорман предсказала, что его повесят. Чепуха какая! По российским законам аристократа никак нельзя повесить – это же позорная казнь для простонародья.

1817 год, весна — Рылеев вместе со своей частью возвратился на родину. Влюбился в дочку воронежского помещика Наталью Тевяшову, написал в честь этого чувства множество лирических стихов и попросил у материнского благословения на свадьбу: «Решительно женюсь!» Пришлось, конечно, выйти в отставку и поступить на службу. Но романтические настроения не прошли. «Сумею доплатить Отечеству на партикулярной службе то, что недоплатил на военной», – написал Кондратий матери. Вот таким общественным романтиком был 22-летний Рылеев!..

1820 год, осень — он становится заседателем Петербургской уголовной палаты. Он уже мечтал о том, как станет защищать обиженных и все опять же будет хорошо, но вышло по другому. Несправедливые приговоры шли потоком, но молодой заседатель ничего не мог поделать. «Для нынешней службы нужны подлецы, – с горечью напишет он матери, – а я никак не могу им быть!..»

Неудивительно, что осенью 1823 года Рылеев вступает в тайное Северное общество. В то время он уже довольно известный стихотворец. Он сошелся с литературным миром, подружился с Пушкиным. Еще в 1820 году Рылеев создал сатирическую оду «К временщику», став первым политическим поэтом. В 1821–1823 годах он опубликовал знаменитые исторические поэмы «Думы», среди которых культовыми стали «Смерть Ермака» («Ревела буря, дождь шумел,/ Во мраке молнии летали…») и «Иван Сусанин» («Куда ты ведешь нас?.. не видно ни зги…»). Все это положило начало русской гражданской поэзии. Но «поэт в России больше чем поэт…» – и вот уже романтик Рылеев член тайного общества. И вот его трагическое прозрение: «Я ль буду в роковое время…»

Предсказание третье: на крови…

Еще до того, как выпал снег, Рылеева Кондратия Федоровича пригласили прочитать свои лирические стихи в салон статской советницы Екатерины Татариновой, известной на весь Петербург как «тайная пророчица». Она не гадала ни по просьбе, ни за деньги, но подчас на нее сходили спонтанные предсказания, которые она обычно выражала немного нескладными стихами. Вот и теперь, после того как все приглашенные на вечер разошлись, Татаринова задержала Кондратия Релеева. Слова ее были путаны. «Что же делать, как нам быть? – воскликнула она словно в трансе. – Надо Россию кровью обмыть!» – «Вы говорите о крови нового императора Николая?» – глухо спросил поэт. «Нет, о другой крови… – прошептала Татаринова. – Может быть, вашей…»

Ну как после трех предсказаний можно было не сказать: «Я уверен, что мы погибнем…»? Конечно, можно было бы не пойти на Сенатскую площадь. Но ведь шли не для себя – искали лучшей жизни для народа. И вот итог: именно народ от декабристов и отшатнулся. Люди не поняли их порыва. Жены-дворянки поехали за ссыльными мужьями в Сибирь, а народ улюлюкал им вслед. Жена Наталья тоже кинулась хлопотать за Рылеева. Рыдала: «Не сиротите нашу крохотную дочь!» Ничего не помогло. Немецкая гадалка оказалась права: его не убьют ни на войне, ни на дуэли. Ленорман увидела судьбу Рылеева на десять лет вперед, Татаринова подтвердила: кругом кровь…

1826 год, 13 июля (25-го по старому стилю) — раннее утро, пятерых зачинщиков-декабристов, в том числе и Рылеева Кондратия Федоровича, казнили. Причем поэта дважды: под ним оборвалась веревка. Обычно в таком случае казнь заменяют каторгой, считается, что за осужденного заступились Небеса. Но что России до Небес? Сто верст и все лесом… Николай I приказал продолжить казнь. Поэта повесили повторно.

P. S. Семье казненного (жене и дочери Рылеева) по царскому распоряжению было выдано денежное пособие. Супруга Николая I выслала Наталье Рылеевой 2 000 руб. Дочери Рылеева определили казенный пенсион. Как всегда, все было измерено деньгами…

 


 

Елена Коровина

ред. shtorm777.ru