Потусторонний мир, призраки

1913 год, 8 июля — началось все с того, что в Сент-Луисе во время проведения спиритического сеанса с домохозяйкой по имени Перл Каррен вступил в контакт призрак, назвавший себя Пейтинс Уэрт. Во время сеанса использовалась доска Оуиджа – специальное приспособление для связи с духами при проведении спиритических сеансов. Указатель вывел сообщение: «Я жила много лун тому назад. Я приду опять. Мое имя Пейтинс Уэрт».
Уэрт поведала о себе лишь то, что она родилась в 1649 году в Дорсетшире, в Англии, в бедной семье. Она никогда не была замужем, поехала в американские колонии, где ее и убили во время индейской резни.
Уэрт начала через Каррен диктовать многочисленные литературные произведения. Чтобы их записать понадобились годы. На протяжении 5 лет Каррен полагалась на доску Оуиджа.
Произведения были опубликованы и хорошо приняты публикой и критиками. В течение первых 5 лет полное собрание сочинений Уэрт насчитывало 4 миллиона слов в 29 томах: десятки поэм, пьес, коротких рассказов, аллегорий, эпиграмм и 4 полновесных исторических романа из различных эпох. Роман «Печальная история», ставший бестселлером, диктовался ей со скоростью 3 000 слов за вечер. В 325 тысяч слов она описала историю вора, распятого рядом с Христом, в которой сообщена масса точных исторических и политических фактов, о которых Каррен могла бы узнать, только перерыв горы специальной литературы. Записывала его Каррен под диктовку Уэрт на протяжении двух лет. Другой роман был из времен викторианской Англии.
Что же относительно поэзии, то иногда Каррен успевала за день записать до 22 стихотворений, что не всегда по силам даже гениальным поэтам.
В 1922 году контакт с медиумом стал ослабевать – возможно, это объяснялось изменением эмоционального состояния Каррен в связи с первой беременностью (в возрасте 39 лет) и смертью ее мужа и матери. Интерес публики тоже стал угасать, и Уэрт стала появляться все реже. Каррен умерла в 1937 году.
Ученые проанализировали произведения Уэрт и нашли их аутентичными в исторических деталях. Их сюжеты и характеры признали хорошо разработанными. Они писались на старом английском, который вышел из употребления в письменных документах где-то в ХVIII столетии. Может быть, Каррен, которая училась только до 14 лет, в поисках материала проникла в сферу своего бессознательного. Но представляется маловероятным, чтобы необразованный человек был до такой степени хорошо знаком с деталями исторических эпох и так профессионально писал. Такой случай пока не нашел разумного объяснения.

Еще более любопытный случай, связан с романом Чарльза Диккенса «Тайна Эдвина Друда». Дело в том, что из-за кончины писателя 9 июня 1870 года этот роман остался незавершенным. Но он все же был дописан… методом автоматического письма медиумом Джемсом – механиком, который учился только до 13 лет, и у которого не было никакого литературного дарования.
1872 год, осень — во время одного спиритического сеанса медиум написал короткую записку, подписанную Ч. Диккенсом. В ней он просил о проведении очередного сеанса 15 ноября. Сеанс состоялся. При его проведении Джемс получил длинное сообщение от духа Диккенса, который желал при помощи медиума окончить незавершенный роман.
Джемс от предложения не отказался и на протяжении 7 месяцев воссоздал 400 страниц печатного текста. И хотя медиум ту часть романа, которую написал Диккенс перед смертью, прочитать не имел возможности, потому как она наследником трудов писателя не издавалась, тем не менее продолжение повествования было начато со слова, прерванного смертью Диккенса. При этом границу с вновь написанным текстом и старым невозможно было уловить. Сюжет развивался, действующие лица в романе сохранились и не изменили типичности и характера.
Появляются и новые персонажи, что характерно для Диккенса (он вводил действующих лиц даже в последние главы романов). В романе много слов с написанием, характерным для Диккенса, но не принятым в Америке. Используются, как и у Диккенса, и большие буквы, и такие же обороты речи. Джемс при завершении романа правильно отразил неизвестную ему топографию Лондона. Он применял любимые Диккенсом переходы от прошедшего времени к настоящему…
Но не лишь романы и поэмы, но и картины и музыкальные произведения пишутся руками избранных.

К примеру, Луис Гаспарето из Бразилии «создал» немало оригинальных полотен таких выдающихся художников, как Ренуар, Сезанн и Пикассо. Творил бразилец, находившись в трансе, но, что весьма любопытно, чаще всего – в темноте. И что самое невероятное, рисовал Гаспарето сразу двумя руками, при этом правой рукой – одну картину, а левой – другую.
В первой половине 70-х годов прошлого века английский психотерапевт Мэтью Маннинг, даже не впадая в транс, без особых проблем «воспроизводил» эскизы, рисунки и полотна Леонардо да Винчи, Клода Моне, Пабло Пикассо и других известных художников. Причем Маннинг творил в той же манере, которая была свойственна тому или другому художнику. Так, Обри Бердслей, водя рукой медиума, очень часто ошибался и менял свои решения – совсем как живой художник. Заметив ошибку, он «капал на это место тушью и переделывал во что-то другое».
А вот Пикассо, при своей быстрой манере письма, отличался особенной требовательностью к работе и потому очень утомлял медиума. «Никто так не изнуряет меня, – писал Маннинг, – как Пикассо. После каких-то несколько минут, нужных ему, чтобы сделать рисунок, я чувствую себя выжатым как лимон и после на протяжении суток не могу ни за что взяться».
Но не исключено, что Маннинг всего лишь бессознательно усваивал и воспроизводил особенности стиля других художников, настраивая себя на их волну, черпая вдохновение в их творчестве. Тем более что Маннинг, в отличие от многих других медиумов, еще в школе проявил себя своеобразным и весьма одаренным художником.

В качестве еще одного медиума, который был способен поддерживать связь с духами умерших, можно назвать англичанку Браун Розмари. В этом случае контактер «сотрудничал» с умершими музыкальными гениями. История ее «контактов» с потусторонним миром такова.
Якобы в возрасте 7 лет Розмари вошла в контакт с духом знаменитого венгерского композитора Ференца Листа, который заявил ей, что она будет писать музыкальные произведения, которые будут диктовать ей давно умершие композиторы. И действительно, начиная с 1964 года она «воссоздала» новые творения Баха, Брамса, Бетховена, Листа, Шопена, Шуберта, Стравинского, Дебюсси. Причем Дебюсси писал ее рукой не лишь ноты, но и картины, к тому же последних оказалось даже больше.
Автоматически, без исправлений и проигрывания фрагментов, она записывала целые законченные произведения, включая сложные произведения для оркестра.
Специалисты полагают, что писать такую музыку без консерваторского образования (которого у Браун не было) нельзя. Любопытно, что полученные таким образом произведения Бетховена, по оценке специалистов, относятся к раннему периоду его творчества.
1970 год — Розмари выпустила диск с записями «новых» произведений музыкантов, с которыми она контактировала: Листа, Шопена, Бетховена, Баха. Исполнял их известный пианист Питер Катин. Музыка настолько точно соответствовала «почерку» этих композиторов, что эксперты так и не пришли к единому мнению: подделка это или результат реальной связи с миром мертвых.

1924 год — не менее феноменальные способности общаться с духами демонстрировал медиум из Нью-Йорка Джордж Валентайн. На сеансах, проводившихся на протяжении 5 недель, он служил «рупором» для сотен духов. Некоторые из них бегло говорили на разных, хотя и известных публике языках: немецком, английском, русском, испанском.
Но звездный час Валентайна настал в конце двадцатых годов. Во время одного из сеансов голоса стали говорить на непонятных большинству присутствовавших языках и диалектах. Чтобы разобраться в этой разноголосице, пригласили известного ученого-востоковеда Невиля Уайманта, и он, несмотря на крайний скептицизм, принял приглашение. И сразу же насторожился, когда услышал имя Конфуция на безупречном китайском языке. Тогда профессор стал сам цитировать отрывок из произведения великого китайского мудреца. Этим Уаймант хотел не столько проверить, узнает ли дух давно умершего философа собственное творение, а прежде всего потому, что хотел выяснить, насколько многочисленные переписчики исказили смысл творений Конфуция.
Только Уайтмант сказал первую строку, как голос продолжил и вслед за профессором воспроизвел стандартную версию отрывка. Затем, после паузы, длившейся несколько секунд, повторил отрывок в оригинальном варианте и спросил: «Так смысл яснее, не правда ли?»
Профессор был потрясен. По его мнению, кроме него самого, на Западе было не более полудюжины ученых, которые одновременно свободно владели китайским языком и настолько хорошо знали труды Конфуция, чтобы немедленно подхватить цитату и воспроизвести оригинальный вариант.

Дать объяснение приведенным выше фактам, как и ряду других, не упомянутых здесь, довольно трудно, опираясь только на известные современной науке принципы. Как видно, все эти феномены лежат в совершенно иной плоскости познания и требуют для своего разрешения качественно иного подхода и новой методологии.

 


 

Анатолий Бернацкий

ред. shtorm777.ru