третий рейх

Тибетский поход Третьего рейха

1939 год, конец августа. Генрих Харрер поднялся на Нанга-Парбат, одну из самых высоких вершин Гималаев, в качестве члена экспедиции, которая проводилась под покровительством Третьего рейха. Экспедиция открыла новый путь наверх, и в Карачи участников ждало судно, на котором они должны были отплыть в Германию. До начала Второй мировой войны оставались считанные дни, и напряжение чувствовалось везде. 29 августа на экспедицию обратила внимание одна из частей английской колониальной армии…

1939 год, 1 сентября – нацистские войска перешли границу с Польшей и Англия объявила войну Третьему рейху. «Через 5 минут после объявления войны 25 солдат-индусов, вооруженные до зубов, ворвались в комнату, где мы находились, и увели нас с собой», — сообщал сам Харрер. С этого времени начались его подлинные «восточные приключения», которые длились до самой оккупации Тибета китайскими коммунистами.

От птиц-скитальцев до СС

Одной из влившихся в нацистское движение групп, была «Вандерфогель», или «птицы-скитальцы». Речь идет о молодежном движении, призывавшем возвратиться в лоно природы и жизни вдали от городской суеты. Многие из «птиц» были альпинисты и скалолазы.

В середине 1930-х годов «вандерфогели» верили, что их идеи превосходства, силы и дисциплины совпадают с идеалами нацистов, и потому с охотой вступали в партию.
История австро-немецкого альпинизма с 1939 по 1945 год совпадала с путем нацизма. В Третьем рейхе субсидировали экспедиции, лучших альпинистов эпохи принимали в СС, а в «Орденсбурге» (школа СС) техника скалолазания считалась такой же обязательной для изучения, как и военная тактика, германская мифология и руны.

Генрих Харрер, преисполненный духа «вандерфогелей», отдал восхождениям на горные вершины 18 лет. Его считали спортсменом высшего уровня и за это он получил право вступить в СС.
1938 год — когда он уже был членом СС, Харрер и трое других альпинистов из той же группы впервые взобрались на вершину Эйгер в Швейцарии по ее северному склону. Это признали настоящим подвигом.

На протяжении всех трех дней, что продолжалось восхождение, Адольф Гитлер следил за сообщениями о движении экспедиции, и, когда она успешно завершилась, захотел познакомиться с ее участниками. Хроника повествует, что Гитлер встретил их очень взволнованным вопросом: «… а что вы сделали?». Харрер ответил: «Мы поднялись на вершину Эйгер ради нашего фюрера». В 1942 году группа альпинистов СС поднялась на Эльбрус — на Кавказе — чтобы установить на вершине нацистское знамя со свастикой. Значение такой акции станет понятно, если вспомнить, что древние персидские ученые считали Эльбрус священной горой арийской космогонии.

В поисках Тантры Калачакры

Начало 1939 года — члены экспедиции на Тибет, которую вел Эрнст Шефер, член СС и чиновник Института Аненэрбе, получили аудиенцию у далай-ламы и на протяжении нескольких месяцев жили в священных городах Лхасе и Шигацзе. Различные сведения относящиеся к этой экспедиции, переданные 5-ю исследователями и 20-ю солдатами СС, хранятся в виде микрофильмов в Национальном архиве Вашингтона.

Хотя официальной целью экспедиции было изучение флоры и фауны этого региона, ходят слухи, что Шефер и его люди добыли для фюрера некоторые документы такой важности, что он хранил их в сейфе берлинского бункера. Есть сведения, что Гитлер чуть ли не каждый день размышлял над одним из таких «документов». Скорей всего, речь идет о символическом изображении, или мандале, довольно распространенном в тибетском буддизме. Но все эти сведения плотно прикрыты завесой слухов и легенд. Одно ясно: приказы Шеферу отдавались непосредственно Генрихом Гиммлером, настоящего маньяка во всем, что касалось оккультизма.

Можно с уверенностью говорить, что экспедиция СС привезла одно настоящее сокровище, которого до тех пор никто на Западе не видел: «Канджур», свод священных текстов в 108 томах на тибетском языке. Говорят, что верхушка СС в особенности была заинтересована ритуалом Тантры Калачакры. Эта Тантра — одно из высших посвящений в тибетском буддизме, но что парадоксально, она может быть передана даже профанам, правда, после некоторой предварительной подготовки. Для принявшего это посвящение гарантируется перерождение в Шамбале в момент последнего сражения между злом и добром.

В Тантру Калачакру и сегодня происходят посвящения, и в 1995 году далай-лама провел эту церемонию в Барселоне. Речь идет о воинском посвящении.



На заре фашизма один отдел СС, с Гиммлером во главе, занимался поисками новой мудрости, которую можно было бы привить к нордическо-германской традиции для ее возрождения. И искали ее там, где существовала живая воинская традиция ариев — в Тибете.

У тибетской и германской традиции есть кое-что общее: обе говорят о тайном священном центре, Шамбале или Валгалле; о последней битве (Рагнерек — у германцев), во время которой только элита воинов сможет встретить завершение нынешнего исторического цикла и подготовить наступление Нового Порядка.

Разница только в том, что если Тантра Калачакра повествует о воинах духа, сражающихся в последней битве с всемирным злом во благо всех живых существ на Земле, то германская традиция воспевает воинскую элиту как высших существ, которым подвластно все, в том числе и судьбы простых смертных. Однако эта разница была отметена посланцами фюрера как несущественная, потому как главным интересом для них являлась мистическая подоплека древней традиции.

Ритуал Тантры Калачакры, в который был посвящен Шефер и некоторые из его людей, по их представлениям, подтверждал прямую передачу живой традиции и таким образом возможность возрождения нордическо-германской традиции. Этой простой инверсией было скомпрометировано одно из самых миролюбивых учений буддизма.

Игры немецкой интеллигенции

1937 год — немецкое посольство в Калькутте поддерживало движение за независимость Чандра Босса, соперника Ганди, и даже финансировало антибританский еженедельник, выпускавшийся членами высшей индийской касты. Посол фон Зальцман в предвоенное время установил тесные контакты с кастой браминов, поддерживая их антиколониальную борьбу.

Отто Ран, другой высокопоставленный член СС, который за год до того глубоко исследовал движение катаров во французской Окситании, в 1941 году направился в Ирак, чтобы стимулировать там антиколониальное восстание, а после переехал в Италию.
Многие другие тайные агенты, представители немецкой интеллигенции и члены СС, использовали свою осведомленность в эзотерике и знания буддийских, индуистских и исламских доктрин, чтобы успешней работать в областях, подчиненных английской колониальной системе и провоцировать там восстания и мятежи.

Путь в Лхасу

Нет прямых подтверждений тому, что Генрих Харрер был одним из таких немецких интеллигентов, но он определенно пользовался поддержкой режима на высшем уровне и с началом войны вел себя как солдат своего правительства.
С того момента, как он попал в плен 1 сентября 1939 года, его единственным стремлением было бежать. Такая возможность ему представлялась дважды, и дважды он пускался в почти месячный путь к Тибету. Заключенный в карцер, он снова пытался бежать, два раза подряд, и, в конце концов, ему повезло. В своей книге «Семь лет в Тибете» он подробно описывает, как подготавливал побег, продумывал все в мельчайших деталях и вел себя вовсе не как член элитного отряда альпинистов, а настоящий тайный агент.
1944 год,  17 мая — он в конце концов добрался до Тибета. С помощью немецкой делегации, бывшей в Лхасе, Харрер нашел понимание у тибетских чиновников и наконец стал доверенным лицом самого далай-ламы. Он оставался в Тибете вплоть до вторжения китайцев. Войну он пробыл в плену или жил высоко в Гималаях, и большинство документов, которые могли бы пролить свет на его участие в операциях СС, были уничтожены, потому после войны Харрер не был привлечен к суду.

Кроме всего прочего, есть версия, что личность далай-ламы произвела столь сильное впечатление на Харрера, что он многое пересмотрел в своем мировоззрении и взглядах на жизнь. Голливудская же экранизация этой версии с Брэдом Питтом в главной роли произвела столь же огромное впечатление на не искушенных в буддийских тонкостях западных зрителей и имела значительный кассовый успех.

Интерес к Тибету

Карл Хаусхофер вошел в историю как один из самых известных теоретиков геополитики. Считается, что генерал Хаусхофер стал членом некоего секретного общества во время своего пребывания на Ближнем Востоке в качестве военного советника в правительстве кайзера.

Впоследствии он был не только одним из первых членов нацистской партии, но и профессором и самым близким другом Рудольфа Гесса, заместителя фюрера. Некоторые историки считают, что это он вдохновил Гесса лететь в Англию и, наконец, что его сын и помощник Альбрехт принимал участие в заговоре против Гитлера и был расстрелян нацистами. Через Гесса Хаусхофер проводил свои геополитические идеи к самой вершине Третьего рейха. Он утверждал, что в Азии, за хребтом Гималаев, между Тибетом и Сибирью, есть особенная зона, которая с точки зрения геополитики может рассматриваться как «центр мира». Этот район защищен от нападений с моря и, таким образом, весьма безопасен. Любое движение народов, проживающих там, неизбежно отзывается на их ближайших соседях и, подобно цепной реакции, передается в весьма отдаленные места планеты. Оттуда исходили различные нашествия, которые захватывали в своем движении другие азиатские народы, один за другим, и вели их на Запад.
Хаусхофер полагал, что стратегия наступления на этот район может сдержать натиск сибирских народов, то есть русского коммунизма, на Запад. Именно потому для Третьего рейха имело жизненное значение установление контактов с народами этой области, которая географически совпадает с той, где буддисты тибетской и других — бурятской и монгольской — традиций поддерживают вечное царство Шамбалы, место обитания Царя Мира.

Буддизм в нацистской Германии

Буддизм не был чем-то экзотическим или чуждым в Германии еще до прихода нацистов к власти. Начиная с 1924 года в Берлине действовала группа ортодоксальных буддистов, организованная Паулем Дальке, который привлек к своей деятельности знаменитых интеллектуалов тогдашней Германии. Индуизм тоже вызывал большой интерес у немецкой общественности.

Интерес к буддизму пробудился в одном старом солдате Свободного немецкого корпуса, который сражался на Балтике, а затем вошел в нацистскую партию. Речь идет о Карле Фридрихе Дюрхгейме, сегодня всемирно известном своими трудами о дзэне и техниках медитации. Ойген Херригел, один из чиновников нацистской партии, был послан в Японию и вместе со своей женой также увлекся доктриной дзэн и ее практическими применениями, после чего написал работы, которые по сей день переиздают и восхваляют: «Дзэн и стрельба из лука» и «Путь цветов». Когда нацисты пришли к власти, внутри Аненэрбе создали особый отдел, посвященный восточным культурам. Все, кто работал там, и прежде состояли в организациях или кружках, которые изучали или практиковали буддизм.

Изучение Генрихом Харрером доктрин тибетского буддизма, таким образом, не было случайным в истории нацистской Германии… Тут многое еще предстоит открыть.

 


 

Николай Непомнящий

ред. shtorm777.ru