Клиническая смерть, видения

Реальность посмертных переживаний

Объятия смерти, для очень немногих уникальный опыт. Для тысяч тех кого он коснулся — мистическое судьбоносное ощущение. Но действительно ли это краткий визит в загробную жизнь или химическая реакция мозга…

Сенсационный факт признания исследователями из Саутгемптона реальности видений при клинической смерти, которые не зависят от деятельности головного мозга, взбудоражил медиков во всем мире. Что происходит с человеком когда останавливается сердце? По каким признакам надо определять смерть человека? Что такое смерть мозга? Однозначно ответить нельзя.

Первым врачом, который опубликовал еще в 1969 рассказы «вернувшихся с того света», была Элизабет Кюблер-Росс, автор книги «Интервью с умирающими». Она тогда же обратила внимание, что рассказы переживших клиническую смерть, имеют много сходства: выход из собственного тела, полет сквозь тоннель, радостное приближение к свету. Такие же впечатления описывал Раймонд Моуди в своей книге «Жизнь после жизни», которая вышла в 1975 году и стала бестселлером. Оба эти исследователя единодушны в оценке впечатлений при умирании: смерть всегда прекрасна.

Другие выводы сделал немецкий социолог Хуберт Кноблаух, изложивший свои наблюдения и исследования в книге «Вести с того света. Мифы и реальность клинической смерти» (1999 год). За несколько лет, им были опрошены больше 2000 человек, у которых был печальный опыт клинической смерти. Чуть более 4 % смогли вспомнить о каких-либо видениях и ощущениях, испытанных ими после того, как они потеряли сознание. Но при всем своем желании Кноблаух не обнаружил в этих рассказах ничего, похожего на «прекрасную смерть». Пережитое людьми было настолько различно и индивидуально, что, по мнению социолога, их даже нельзя обобщить. И при этом они далеко не всегда были приятными: 60 % восточных немцев и 30 % их западных соотечественников очень страдали — они попали в ад!

• Билл Висс — 23 мин. в аду… Мы ехали на собрание. Внезапный удар, яркий свет. Я помню, как оказался в камере, где были каменные стены и решетки на дверях. Это если вы можете представить себе тюремную камеру, вот там я оказался. И в этой камере я был не один, было еще четыре существа вместе со мной. Вначале я не понял, кто эти существа, после я сообразил — это были демоны. Когда я там оказался, во мне не было вообще физической силы, я был бессилен. Была такая слабость и бессилие, словно у меня не было вовсе никаких мускул. В этой камере была ужасная жара.

Тело по виду было как мое настоящие, но немного другим. Демоны рвали мою плоть, но когда они это делали, из моего тела не выходило никакой крови, не было никакой жидкости, но я ощущал боль. Я помню, что они подхватывали меня и бросали о стену, и после этого все мои кости как бы ломались. И когда я это переживал, думал, что я сейчас должен умереть после всех этих повреждений и от этой жары. Я удивлялся, как это так получается, что я еще живой.

Там был запах серы и горящей плоти. В то время я еще не видел никого, кто бы при мне горел, но я знал этот запах, это был знакомый запах горящей плоти и серы.

Демоны, мучившие меня, были где-то около 4-х метров, и по своему виду они выглядели, как пресмыкающиеся гады.

Я знаю, потому что я видел, что исходило от них, уровень разума, соображения у них был нулевым, они были как бы запрограммированы на ненависть к Богу и Его творениям. Я также осознавал, что у них не было никакого милосердия в то время, когда они причиняли мне боль, и я мучился. Но их физическая мощь превосходила где-то в тысячу раз силу обычного человека, потому человек, находящийся там не мог бороться с ними и сопротивляться им.

Это было очень унизительное чувство, что человек является венцом творения Бога, быть под властью существ самого низкого положения. И когда демоны продолжали мучить меня, я старался, как бы избавиться от них, попытался выползти из этой своей камеры.

Я посмотрел в одну сторону, однако там была непроглядная тьма, и я услышал там миллионы человеческих воплей. Это были очень громкие вопли. И я так же имел это знание, что там есть очень много таких тюремных камер как моя и там были как бы ямы в горящем огне. И когда я глянул в другую сторону, то увидел исходящие из земли языки огня, которые как-бы даже освещали небо. И там я увидел такую яму или озеро огненное, которое было в ширину, возможно, три мили. И когда эти языки огненные восходили, они освещали, так что я мог увидеть, что происходит вокруг меня. Там воздух полностью состоял из смрада и дыма. Ландшафт этой местности, пейзаж был весь коричневый и темный, там не было никакой зелени. Вокруг меня нигде не было ни капли влаги или воды, и я имел такую сильную жажду, что я хотел хотя бы каплю воды. Для меня было бы драгоценным получить от кого-либо хотя-бы каплю воды, но не было такого.

Я знаю, что я был в аду очень короткое время, но для меня тогда показалось, что я там был вечность. И там я в особенности осознал значение слова «вечность».


• Что же такое ад? Информацию об этом явлении можем прочитать в книге «Деяния Фомы». В ней грешница, так-же рассказывает о своих впечатлениях об аде, где ей пришлось однажды побывать. Внезапно она очутилась на земле, поверхность которой была испещрена впадинами, источавшими яд. Но женщина была не сама, рядом с ней было ужасное существо. В каждой из впадин она видела пламя, сильно напоминавшее ураган. Внутри него, издавая леденящие душу крики, вращалось множество душ, которые не могли выбраться из этого урагана. Там оказались души тех людей, который при жизни вступали в тайную связь друг с другом. В другой впадине, в грязи, находились те, кто расстался со своими мужьями и жёнами ради других. В третьем месте были души, части тела которых были подвешены. Сопровождающий женщину рассказал, что тяжесть наказания напрямую зависит от греха.  Людей, которые в земной жизни лгали и оскорбляли других, подвешивают за язык. Тех, кто воровал и никому не помогал, а жил лишь во благо себе, вешали за руки. Те кто нечестными путями добивался своих целей, подвешивались за ноги…

После всего увиденного женщину привели в пещеру, запах которой был пропитан смрадом. Тут находились люди, пытавшиеся выбраться из этого места и вдохнуть воздуха, но все их попытки были тщетны. Существа, охранявшие пещеру хотели , чтобы и женщина испытала это наказание, но ее проводник не допустил этого, сказав что грешница находится в аду временно…

…Кноблаух полагает, что видения в момент остановки сердца зависят от менталитета человека, от всего его предыдущего жизненного опыта и, в конечном счете, от культуры общества, в котором он жил: «Вся структура «того света», с которым встречается человек в момент умирания, это, несомненно, отражение известного ему «этого света».

Ученые, пока не могут понять, каким образом возникают видения и ощущения после остановки сердца и прекращения кровоснабжении головного мозга. Ни одна из гипотез не дает удовлетворительного объяснения этих загадочных рассказов. В начале 1990-х годов ученые сосредоточили внимание на попытке доказать, что «посмертные переживания» это следствие остаточной деятельности головного мозга, то есть его реакция на ненормальную концентрацию кислорода и углекислого газа.

Так, к примеру, в клинике «Вирхов» в 1994 году провели опыты со здоровыми волонтерами, которым предлагалось быстро и глубоко дышать, чтобы потерять сознание. Добровольные «мученики науки» испытывали приблизительно то же самое, что и больные в состоянии клинической смерти. Они «расставались» со своим бренным телом и видели, как в кадрах кинофильма, события своей прошедшей жизни.

Но, по данным доктора Сэма Парниа, руководителя исследований в Саутгэмптоне, нехватка кислорода в головном мозгу не могло быть причиной появлений видений у его пациентов. У семерых обследованных пациентов, рассказавших о типичных переживаниях в момент клинической смерти, концентрация кислорода была даже выше, чем у тех, кто ничего не чувствовал и не видел.

Назвать непонятное явление галлюцинацией также было бы неправильно. «Все эти пациенты смогли очень точно вспомнить и рассказать о пережитом, — подчеркнул доктор Парниа. — В случае галлюцинаций так не бывает». Он также исключает побочные действия некоторых лекарственных препаратов и повышенную концентрацию углекислого газа.

Может быть, такое поразительное действие оказывают некоторые наркотические вещества продуцируемые самим организмом человека. Многие умирающие рассказывали о всепоглощающем чувстве счастья и умиротворения. У людей, которым довелось переживать ситуации, связанные с экстремальным напряжением всех сил организма (к примеру, тонуть и выплывать из последних сил), а также у спортсменов-экстремалов выделяется в головном мозгу особый гормон, вызывающий ощущение наслаждения и помогает бороться и выживать в смертельно опасных ситуациях.

Американский ученый Брюс Грейсон из Университета штата Виргиния точно выяснил, что люди, которые испытали «посмертные переживания», не являются душевнобольными. Наблюдая за своими больными, он убедился, что изменение сознания, связанное с таким тяжелым событием как клиническая смерть, не приводит к болезненным состояниям психики.

Могут ли служить доказательством рассказы вернувшихся с того света людей, что жизнь после смерти существует? Современная наука отвечает: пожалуй, да. Надо продолжать наблюдения и эксперименты, хотя точного ответа мы, возможно, не узнаем до самой своей смерти.

В круг проблем, связанных с клинической смертью, входит также вопрос когда, следует считать человека мертвым? После того, как остановилось сердце, и не регистрируются биотоки мозга? Если это признак смерти мозга, значит, у такого человека можно произвести изъятие органов для трансплантации.

В прежние времена тела сохраняли на протяжении трех дней, пока не появлялись внешние признаки смерти организма. Так называемые трупные пятна появляются приблизительно спустя полчаса или через час после прекращения кровообращения. Трупное окоченение наступает через 4 — 12 часов.

Такое понятие как «смерть мозга» ранее не существовало, оно появилось относительно недавно. После первой в мире операции по пересадке человеческого сердца, сделанной хирургом Кристианом Барнардом, многие СМИ, выражая точку зрения значительной части общества, требовали отдать его под суд по обвинению в убийстве. Когда в Америке также начали, производить такие операции, специальная комиссия при Гарвардской медицинской школе в 1968 году переименовала предсмертное коматозное состояние в «смерть мозга».

Сейчас это определение вызывает острую критику. «Хирурги-трансплантаторы всегда уверены (хотя в сущности не могут этого знать), что пациент с диагнозом «смерть мозга» действительно мертв, потому как у него прекратилась деятельность мозга, и он больше ничего не чувствует», — пишет Рихард Фукс в своей книге «Бизнес со смертью. В защиту достойной смерти» (2001 год). Даже врачи, специализирующиеся на пересадке донорских органов, признают, что люди, которым поставлен диагноз «смерть головного мозга», возможно, чувствуют боль и могут каким-то образом воспринимать действительность. Никто ведь не может дать гарантию, что доноры, у которых вырезают органы для пересадки, ничего не чувствуют. Но зато известны случаи, когда люди приходили в сознание после многолетней комы и рассказывали о разных видениях и звуках, доходивших до них, пока они находились без сознания.

 

 


 

«Интересная газета»

ред. shtorm777.ru