Пережившие клиническую смерть

Клиническая смерть — рассказы людей

Академик РАМН и РАН Н.П.Бехтерева по поводу аутоскопических восприятий, которые возникают в состоянии клинической смерти и в стрессовых ситуациях замечает: «При анализе явлений не последним должно быть то, что сообщает о виденном и слышанном человек не от “имени” тела, но от “имени” души, которая отделилась от тела. А тело не реагирует, оно клинически умерло, оно потеряло на некоторое время связь с самим человеком!..»

• 1975 год, 12 апреля, утро — Марте стало плохо с сердцем. Когда карета «скорой помощи» доставила ее в больницу, Марта уже не дышала, а сопровождавший ее доктор не мог нащупать пульс. Она находилась в состоянии клинической смерти. В последствии Марта рассказывала, что стала свидетельницей всей процедуры своего воскрешения, наблюдая за действиями медиков из некой точки вне ее тела. Однако рассказ Марты имел и еще одну особенность. Она сильно беспокоилась о том, как больная мама воспримет сообщение о ее смерти. И только Марта успела подумать о матери, как тут же увидала ее сидящей в кресле рядом с кроватью в своем доме.

«Я находилась в палате реанимации, и в то же время была у мамы в спальне. Было удивительным – находиться в одно и то-же время в двух местах, да еще и в настолько удаленных одно от другого, но пространство казалось понятием, лишенным смысла… Я, находясь в своем новом теле, села на краю ее кровати и сказала: “Мама, у меня был сердечный приступ, я могу умереть, но я не хочу, чтобы ты волновалась. Я не против того, чтобы умереть».

Однако она не смотрела на меня. Как видно, она меня не услышала. “Мама, – не переставала я шептать, – это я, Марта. Мне необходимо поговорить с тобой». Я попыталась привлечь ее внимание, но тут фокус моего сознания возвратился в реанимационное отделение. И я оказалась вновь в своем теле».

Позднее, придя в себя, Марта увидала у своей кровати мужа, дочь и брата, прилетевших из другого города. Как выяснилось, брату позвонила мать. У нее появилось странное ощущение, что с Мартой что-то произошло, и она попросила сына узнать, в чем дело. Позвонив, он узнал, что случилось, и первым же самолетом прилетел к сестре.

Неужели Марта в действительности смогла преодолеть без физического тела расстояние, равное двум третям протяженности Америки, и общалась со своей матерью? Мать рассказала, что она что-то почувствовала, т.е. что-то не в порядке с дочерью, но не могла понять, что именно, и не представляет себе, как она узнала об этом.

Рассказанное Мартов можно считать редким, но не единственным случаем. Марте в определенном смысле удалось добиться контакта с матерью и передать ей «чувство беспокойства». Но большинству этого сделать не удается. Однако наблюдения за действиями медиков, родственников, в том числе и находящихся на определенном расстоянии от операционной, потрясают.

• Как-то раз оперировали женщину. Повода умереть от операции у нее в принципе не было. Она даже не предупреждала мать и дочь об операции, решив сообщить им обо всем позднее. Однако во время операции наступила клиническая смерть. Женщину удалось вернуть к жизни, и о своей кратковременной смерти она ничего не знала. А, придя в себя, рассказала об удивительном «сне».

Ей, Людмиле, приснилось, что она вышла из тела, находится где-то сверху, видит свое тело лежащее на операционном столе, докторов вокруг нее и понимает, что она, скорей всего, умерла. Стало страшно за мать и за дочь. Подумав о родных, она неожиданно оказалась дома. Она увидала, что дочка примеряет перед зеркалом голубенькое платьице в горошек. Зашла соседка и сказала: «Люсеньке это понравилось бы». Люсенька – это она, находящаяся здесь и невидимая. Все спокойно, мирно дома – и вот она вновь в операционной.

Доктор, которому она поведала об удивительном «сне», предложил поехать к ней домой, успокоить домашних. Удивлению матери и дочери не было предела, когда она рассказала о соседке и о голубом платье в горошек, которое они готовили сюрпризом для Люсеньки.

• В «Аргументах и фактах» за 1998 г. опубликована небольшая заметка Луганкова «Умирать совсем не страшно». Он написал, что в 1983 г. ему испытывал костюм для космонавтов. При помощи специального оборудования кровь от головы «отсасывали» в ноги, имитируя тем самым действие невесомости. Медики застегнули на нем «скафандр» и включили насос. И то ли про него позабыли, то ли автоматика подвела – но откачка продолжалась больше, чем надо.

«В какой-то момент я понял, что теряю сознание. Попытался позвать на помощь – из горла вырвался лишь хрип. Но тут боль прекратилась. По телу (по какому телу?) разлилось тепло и я почувствовал необыкновенное блаженство. Перед глазами появились сцены из детства. Я увидал сельских ребят, с которыми бегал на реку ловить раков, деда-фронтовика, покойных соседей…

Потом заметил, как врачи с растерянными лицами склонились надо мной, кто-то стал массировать грудную клетку. Сквозь сладкую пелену неожиданно ощутил отвратительный запах нашатыря и… очнулся. Доктор, конечно, не поверил моему рассказу. Но мне-то какое дело, если он не поверил – я теперь знаю, что такое остановка сердца и что умирать не так уж и страшно».


• Очень любопытен рассказ американца Бринкли, который был в состоянии клинической смерти два раза. За последние несколько лет он говорил о своих двух посмертных опытах миллионам людей во всем мире. По приглашению Ельцина Бринкли (вместе с д-ом Моуди) появился и на российском телевидении и рассказал миллионам россиянам о своих опытах и видениях.

1975 год — в него ударила молния. Доктора сделали все возможное для того что бы его спасти, но… он умер. Первое путешествие Бринкли в Тонкий мир потрясает. Он не только видел там светящихся Существ и хрустальные замки. Он видел там будущее человечества на несколько десятилетий вперед.

После того как его удалось спасти и он поправился, он обнаружил у себя способности читать чужие мысли, а прикоснувшись к человеку рукой тут же видит, как он сам говорит, «домашнее кино». Если человек, до которого он прикоснулся, был мрачен, то Бринкли видел «как в кино» сцены, объясняющие причину мрачного настроения человека.

Многие их людей по возвращении из Тонкого Мира обнаруживали у себя парапсихологические способности. Парапсихологическими феноменами «вернувшихся с того света» заинтересовались ученые. 1992 год – д-р Мелвин Морс опубликовал результаты опытов с Бринкли в книге «Преображенные Светом». В результате исследования он обнаружил, что у людей, побывавших на пороге смерти, паранормальные способности проявляются приблизительно в четыре раза чаще, чем у обычных людей.

Вот что, к примеру, произошло с ним при второй клинической смерти:

«Я видел темноту, но слышал голоса: – Ставлю 10 баксов, что он не выкарабкается.– Идет.

Я вырвался из темноты на яркий свет в операционную и увидал двух хирургов с двумя ассистентами, которые держали пари, смогу я выжить или нет. Они рассматривали рентгеновский снимок моей грудной клетки, ожидая, пока меня подготовят к операции. Я видел себя с места, которое казалось в значительной степени выше потолка, и наблюдал, как мою руку прикрепляют к блестящей стальной скобе.

Сестра смазала мое тело коричневым антисептиком и накрыла чистой простыней. Кто-то еще ввел мне какую-то жидкость в трубку. После хирург сделал скальпелем надрез поперек моей грудной клетки и оттянул кожу. Ассистент передал ему инструмент, походивший на небольшую пилу, и он зацепил ее за мое ребро, а потом вскрыл грудную клетку и вставил внутрь распорку. Другой хирург срезал кожу вокруг моего сердца.

После этого я смог непосредственно наблюдать собственное сердцебиение. Больше я ничего не видел, так как вновь оказался в темноте. Я услыхал звон колоколов, а потом открылся туннель… В конце туннеля меня встречало то же самое Существо из Света, что и в прошлый раз. Оно привлекло меня к Себе, при этом расширившись, будто ангел, распростерший крылья. Свет этих излучений поглотил меня».

Какой же жестокий удар и нестерпимую боль получают родственники, когда узнают о гибели близкого им человека. Сегодня, когда гибнут мужья и сыновья, то найти слова, чтобы успокоить жен, родителей и детей, нельзя. Но может быть хоть каким-то утешением станут для них нижеприведенные случаи.

• Первый случай произошел с Томасом Даудингом. Его рассказ: «Физическая смерть – ничто!.. Ее в действительности не надо бояться. …Я замечательно помню, как все происходило. Я ждал в изгибе окопа, когда наступит мое время заступить на пост. Был замечательный вечер, у меня не было никакого предчувствия опасности, но неожиданно я услыхал вой снаряда. Где-то сзади прогремел взрыв. Я невольно присел на корточки, но было поздно. Что-то ударило так тяжело и сильно – в затылок. Я упал, пока падал, не заметил даже на мгновение никакой потери сознания, оказался снаружи самого себя! Вы видите, как просто я это рассказываю, чтобы вам было лучше понятно.

Спустя 5 секунд я стоял рядом со своим телом и помогал двум моим товарищам нести его по траншее в перевязочную. Они подумали, что я просто без сознания, но живой… Мое тело положили на носилки. Мне все время хотелось узнать, когда же я вновь окажусь внутри тела.

Я расскажу, что я почувствовал. Это походило на то, как будто я тяжело и долго бежал, пока не взмок, не потерял дыхание и не скинул с себя одежду. Этой одеждой было мое раненное тело: казалось, если бы я его не сбросил, то я бы мог задохнуться… Мое тело доставили вначале в перевязочную, а потом – в морг. Я простоял возле своего тела всю ночь, но ни о чем не думал, попросту смотрел на него. Потом я потерял сознание и крепко уснул».

• Это случай произошел с офицером американской армии Томми Клэком в 1969 г. в Южном Вьетнаме.

Он наступил на мину. Сначала его подкинуло в воздух, после швырнуло наземь. На какой-то миг Томми удалось сесть и он увидал, что у него нет левой руки и левой ноги. Клэк опрокинувшись на спину подумал, что умирает. Свет померк, пропали все ощущения, боли не было. Некоторое время спустя Томми очнулся. Он парил в воздухе и смотрел на свое тело. Солдаты положили его искалеченное тело на носилки, накрыли с головой и понесли к вертолету. Клэк, наблюдая с высоты, понял, что его считают мертвым. И в этот миг сам осознал, что в действительности умер.

Сопровождая свое тело в полевой госпиталь, Томми ощущал себя умиротворенным, даже счастливым. Спокойно смотрел, как на нем разрезают окровавленную одежду, и внезапно снова оказался на поле боя. Все 13 парней, убитых за день, были тут. Клэк не увидел их тонких тел, но каким-то образом чувствовал, что они рядом, общался с ними, но также неизвестным способом.

Солдаты были счастливы в Новом Мире и уговаривали его остаться. Томми чувствовал себя радостно и спокойно. Он не видел себя, ощущал себя (с его слов) просто формой, ощущал почти одной чистой мыслью. Со всех сторон лился яркий свет. Неожиданно Томми вновь очутился в госпитале, в операционной. Его оперировали. Доктора о чем-то переговаривались между собой. Тотчас же Клэк возвратился в тело.

Нет! Не все так просто в нашем материальном мире! И убитый на войне человек не умирает! Он уходит! Уходит в чистый, Светлый Мир, где ему гораздо лучше, чем оставшимся на Земле его родным и близким.

Размышляя о своих встречах с Существами из необычной реальности, Уитли Стрибер писал: «У меня создается впечатление, что материальный мир представляет из себя только частный случай более широкого контекста, а реальность разворачивается главным образом не физическим путем… Я думаю, что Светящиеся Существа как бы играют роль акушерок при нашем появлении в Тонком мире. Наблюдаемые нами Существа, возможно, представляют из себя особей более высокого эволюционного порядка…».

Но не всегда путешествие в Тонкий мир представляется «прекрасной прогулкой» для человека. Медиками отмечено, что перед некоторыми людьми – предстают адские видения.

• Видение американки из Рой-Айленда. Ее доктор сообщил: «Придя в себя она сказала: “Я подумала, что умерла и оказалась в аду». После того, как я ее смогла успокоить, она рассказала мне о своем пребывании в аду, о том, как ее хотел унести дьявол. Рассказ переплетался с перечислением ее грехов и изложением того, что думают о ней люди. Ее страх усиливался, и медсестрам с трудом удавалось удержать ее в лежачем положении. Она сделалась почти невменяемой. У нее было давнее чувство вины, может быть, из-за внебрачных связей, которые закончились рождением незаконных детей. Больную угнетало то, что ее сестра скончалась от той же болезни. Она верила, что Бог карает ее за грехи».

• Чувства одиночества и страха порой вспоминались с момента, когда человек ощущал тягу внутрь области тьмы или вакуума во время клинической смерти. Скоро после нефрэктомии (хирургического удаления почки) в Университете Флориды в 1976 году, 23-х летняя студентка колледжа потеряла сознание из-за неожиданного послеоперационного осложнения. В первых частях ее околосмертные переживания: «Была тотальная чернота вокруг. Если ты двигаешься очень быстро, можешь чувствовать, как стены надвигаются на тебя… Я ощущала себя одинокой и немного испугался».

• Аналогичная тьма окутала 56-ти летнего мужчину и «напугала» его: «Следующей запомнившейся вещью было, как я оказался в полной, всецелой темноте… Это было очень мрачное место, и я не знал, где я был, что я делал там или что происходит, и мне было страшно».

Правда, такие случаи нечасты. Но даже если у немногих было видение ада, то это говорит о том, что не для всех смерть это избавление. Именно образ жизни человека, его мысли, желания, поступки определяют, где человек окажется после смерти.

Фактов выхода души из тела в стрессовых ситуациях и при клинической смерти собрано очень и очень много!.. Но на протяжении долгого времени не хватало объективной научной проверки.

В действительности ли существует этот, как говорят ученые, феномен продолжения жизни после смерти физического тела?

Такую проверку провели путем тщательного сопоставления фактов, указанных пациентами, с реальными событиями, и опытным путем, с применением необходимой аппаратуры.

Одним из первых такие доказательства получил американский доктор Майкл Сейбом, который начал исследования, как оппонент своего соотечественника д-ра Моуди, а закончивший их, как единомышленник и помощник.

С целью опровержения «бредовой» идеи о жизни после смерти Сейбом организовал проверочные наблюдения и подтвердил, а по сути дела доказал, что личность после смерти не прекращает своего существования, сохраняя способность видеть, слышать и чувствовать.

Д-р Майкл Сейбом – профессор мед.факультета в университете Эмори (Америка). Он имеет огромный практический опыт реанимации. Его книга «Воспоминания о смерти» вышла в 1981 году. Д-р Сейбом подтвердил то, о чем писали другие исследователи. Но главное не это. Он провел ряд исследований, сопоставляя рассказы своих пациентов, переживших временную смерть, с тем, что фактически происходило в то время, когда они находились в состоянии клинической смерти с тем, что было доступно объективной проверке.

Д-р Сейбом проверял, совпадают ли рассказы больных с тем, что в это время происходило в действительности в материальном мире. Те ли применялись медицинские аппараты и методы оживления, которые описывали люди, бывшие в это время на грани жизни и смерти? На самом ли деле в других комнатах происходило то, что видели и описывали умершие?

Сейбом собрал и опубликовал 116 случаев. Все они тщательно проверялись им лично. Он составил точные протоколы с учетом места, времени, участников, произнесенных слов и т.д. Для своих наблюдений он отбирал только психически здоровых и уравновешенных людей.

Вот несколько примеров из сообщений доктора Сейбома.

• Пациент д-а Сейбома во время операции оказался в состоянии клинической смерти. Он был с головой укрыт операционными простынями и физически не мог чего-то видеть и слышать. В последствии он описал свои переживания. Он видел в деталях операцию на своем собственном сердце и рассказанное им полностью соответствовало тому, что происходило на самом деле.

«Я, вероятно, уснул. Я ничего не помню, как они перевезли меня из этой комнаты в операционную. А потом вдруг я увидел, что комната освещена, но не так ярко, как я ожидал. Мое сознание вернулось… но они уже что-то сделали со мной… Моя голова и все тело были покрыты простынями… и тогда я неожиданно стал видеть то, что происходит…

Я был на пару футов над моей головой… Я видел двух врачей… они пилили мою грудную кость… Я мог бы нарисовать вам пилу и вещь, которой они раздвигали ребра… Она была завернута вся вокруг и была из хорошей стали… много инструментов… доктора называли их зажимами… я удивился, я думал, что будет много крови, а ее было очень мало… и сердце не такое, как я думал. Оно большое, больше сверху и узкое внизу, как континент Африка. Сверху оно розовое и желтое. Даже жутко. А одна часть была темней, чем остальные, вместо того, чтобы все было одного цвета…

Доктор находился с левой стороны, он отрезал кусочки от моего сердца и вертел их так и эдак и долго рассматривал… и у них был большой спор, нужно ли делать обвод или нет.

И решили это не делать… У всех докторов, кроме одного, на ботинках были зеленые чехлы, а этот чудак был в белых ботинках, покрытых кровью… Это было странно и, по-моему, анти-гигиенично…»

Описанный пациентом ход операции совпадал с записями в операционном журнале, сделанными другим стилем.

• А вот чувство печали в описаниях околосмертного опыта, когда те «видели» усилия других воскресить их безжизненное физическое тело. 37-и летняя домохозяйка из Флориды вспоминала эпизод энцефалита или инфекции мозга, когда ей было 4 года, во время которого она была без сознания и не подавала признаков жизни. Она помнила «как смотрела вниз» на мать из точки у потолка с такими чувствами:

Величайшей вещью, которую я помню, было то, что я чувствовала большую печаль о того, что никак не могу дать ей знать о том, что со мной все хорошо. Почему-то я знала, что со мной все в порядке, но я не знала, как ей сказать. Я только смотрела… И было очень тихое, мирное чувство… Фактически, это было хорошее чувство».

• Подобные чувства были выражены 46-ти летним мужчиной из северной Джорджии, когда он излагал свое видение, которое было во время остановки сердца в январе 1978 года: «Я чувствовал себя плохо, потому как моя жена плакала и казалась беспомощной, и я не мог помочь. Вы знаете. Но было приятно. Не больно».

• Печаль упоминает 73-х летняя учительница французского из Флориды, когда она говорила о своем околосмертном переживании (ОСП), произошедшем во время серьезной инфекционной болезни и больших эпилептических припадков в 15-ти летнем возрасте:

Я разделилась и сидела значительно выше там, смотря на свои собственные конвульсии, и моя мать с моей горничной кричали и вопили, потому как думали, что я умерла. Мне было так жалко и их, и мое тело… Только глубокая, глубокая печаль. Я все еще могла чувствовать печаль. Но я чувствовала, что была свободна там, и не было причины страдать. У меня не было боли, и я была абсолютно свободна».

•  Другой счастливый опыт, одной женщины прервался чувствами угрызения совести из-за необходимости оставить своих детей во время послеоперационного осложнения, которое поставило ее на грани смерти и физически бессознательного состояния: «Да, да, я была счастлива до того времени, пока не вспомнила о детях. До тех пор я была счастлива, что умираю. Я в действительности, на самом деле была счастлива. Это было именно ликующее, веселое чувство».

 

 


 

“Интересная газета”

ред. shtorm777.ru