Путешествие в другой мир

Оказаться в другом мире или непредсказуемые последствия

Порой происходят случаи, которые способны поставить в тупик даже видавших виды исследователей аномальных явлений. Одним из подобных происшествий стал полет на неизвестную планету волжского сталкера, который на протяжении многих лет занимается исследованием аномальной зоны «Медведицкая гряда».

Встреча на Медведицкой гряде

Валерию Москалеву 50 лет, он возглавляет экспедиционный отряд «Волжский-Космопоиск» и ежегодно по несколько недель находится в Зоне, став по сути здешним сталкером, наподобие героя Стругацких. Как настоящий сталкер, он многое там примечает, со многим необъяснимым встречается лицом к лицу. С ним неординарные случаи происходят чаще, чем с кем бы то ни было.
Один из подобных таинственных случаев произошел на моих глазах. Пришло время рассказать об этом невероятном событии подробней.

2008 год, 5 января — Москалев направился в Зону близ города Жирновска, потому как в октябре 2007 года, будучи там в краткосрочной поездке, Валерию пришла от неизвестных четкая мысль, которая отпечаталась у него в голове: «5 января с 21 до 22 часов быть на этом месте». Мысль не его, да и место было неслучайное: он находился на широкой луговине между двумя сопками, похожими на пирамиды. Здесь предстояло встретиться с «чужими».

Следует заметить, что в ту пору зима на Волгоградчине была суровая: были 25-и градусные морозы, и я не захотел ехать в сомнительного рода поездку, когда Валерий предложил составить ему компанию.
Снега в Жирновском районе намело в ту пору с избытком. И трассу — кое-где расчищали грейдерами. Валерию лишь к 17 часам, когда начало темнеть, удалось добраться до ближайшего к Зоне села. Его уже поджидали Роман и Алла, уфологи из Саратова, они находились в своем «Опеле» и грелись, включив печку в машине. Они представляли «группу поддержки».


Валерию надо было пройти пешком в мороз больше трех километров. Рюкзак с палаткой и спальником он на всякий случай взял с собой. Двигался по глубокому снегу, но холода не чувствовалось, даже вспотел от ходьбы.
В кромешной темноте у подножия сопки он различил серую сферу, походившую на облако. Ткнулся в стенку: что-то мягкое, немного упругое — раз! — и он очутился внутри. Пахнуло легким запахом мужского дезодоранта, но кругом все было так же темно. Сделал шаг назад — рюкзак уперся в стенку, не выйти.

И тут окружающее его пространство начало наполняться светом, шедшим непонятно откуда. Сбоку появились два мужчины высокого роста, не менее двух с половиной метров. На них были облегающие костюмы матово-серебристого цвета, у каждого широкий пояс, переливающийся цветами радуги.

— Я сразу почувствовал тепло, снял шапку и перчатки, — вспоминает мой собеседник. — Рассмотрел пришельцев. Оба красивые, загоревшая кожа, светлые волосы, зеленоватые глаза. У меня к ним сразу появилась симпатия. В голове не моя фраза: «Пройдите вперед. Станьте на дорожку». Смотрю, выше моих ног — а я стою в снегу — коричневого цвета дорожка шириной более метра, в длину метров пять. Под нами снег, сверху проглядываются звезды. То есть оболочка прозрачна, не из техногенного материала. Я скинул рюкзак, поставил его на снег, а сам ступил на дорожку.

Оба назвали себя. Один из них Фэн, другой Тайсик. Первый более общительный. Между собой они говорили на незнакомом певучем языке, а с Валерием — телепатически, мысли появлялись в его мозгу. В какой-то момент Валерий спросил разрешения воспользоваться цифровым фотоаппаратом, маленьким, удобным — взял на этот случай у сына. Вынул его из кармана куртки.

Фэн заинтересовался:
— Покажите-ка… — взяв, повертел в руках: — Надо же, какая древность!
К тому времени Валерий снял куртку, положил рядом на дорожку, оставшись в свитере. Воспользоваться фотоаппаратом ему разрешили, но без фотовспышки, и при условии — их самих не фотографировать.
— А что еще необычного было в сфере? — не терпелось мне с расспросами.
— У меня не было ощущений, что это техническое сооружение, — в задумчивости произнес Москалев. — Приглушенный свет лился отовсюду, не давая теней. Пультов, дисплеев, панелей управления я не видел. В какой-то момент я подумал, что все это голограммное изображение и мне оно транслируется в мозг. После появились два кресла светло-коричневого цвета обтекаемых форм, и я мог присесть в одно из них, но не сделал этого. Я не знаю, какой формой передвижения они пользовались, — возможно, это пространственно-временная капсула? Через ее оболочку я смог рассматривать окружающее. В какой-то момент у меня в голове появилась мысль: «Мы хотим показать тебе нашу планету». Я спросил: «А назад меня возвратите?» — «Мы обещаем». — «Хорошо. Лететь долго?» Пришел ответ: «Мы летаем через порталы. Это займет немного времени».

Водная планета

Валерий смотрел, как быстро удаляется Земля, а после вокруг сгустилась темнота. Полет был недолгим, может, минут 10—12. В какой-то момент в голове возникла чужая мысль: «Подлетаем». Валерий увидал на фоне черного пространства белесый круг с серой громадиной шарообразной планеты, по краю окружности находился огромный цилиндр — судя по всему, корабль инопланетян. «Защитное поле вокруг планеты, — последовало разъяснение. — У корабля охранные функции».

Ему объяснили, что их планета водная: суши всего около 10 %, остальное — вода. Но за счет того, что планета в три раза больше Земли, суши не так уж и мало. Их города и производства находятся под землей и под водой. Самое досадное, на взгляд Валерия, — они приземлялись ночью. По какой причине? Было так задумано или это просто совпадение? Ему не объясняли.

— Мы вышли наружу оболочки: попросту шагнули с дорожки и очутились вне сферы, — вспоминает Валерий. — Я ощутил под ногами твердую почву, что-то наподобие асфальта. Сразу почувствовалась влажная атмосфера. Воздух так-же необыкновенный. Они объяснили, что кислорода тут в значительной мере больше, чем на Земле, но не хватает углекислого газа, и его в сжиженном состоянии вынужденно транспортируют с Земли и других планет.
«У нас нет животных и растений» — эта мысль сильно удивила Москалева. «Как же они живут без всего этого?» — мысленно посочувствовал он. Появилась мысль-ответ: «Наш максимальный возраст — 45 лет по земным меркам. Окислительные процессы не дают возможности организму жить дольше».

— Притяжение планеты так-же почувствовал, едва сделав первые шаги, — рассказывает Валерий. — Было трудно поднимать руки и ноги, тяжелее передвигаться. Будто сильный магнит действовал на ступни.
Глаза привыкали к темноте, и Валерий разглядел линию горизонта, увидал звездное небо над собой, светящиеся аппараты, быстро пролетавшие по небосводу. Не рассчитывая ни на что, несколько раз нажал на спуск фотоаппарата. Вода плескалась неподалеку. Появилось желание потрогать ее рукой, почувствовать на вкус. «Можно подойти к воде?» — мысленно спросил он. «Подойдите», — пришел ответ от Фэна.
Валерий подошел к воде, присел на корточки и зачерпнул ее рукой. Вода была холодной, как из родника, запаха не было. Он смочил губы и удивился, что не ощутил привкуса морской соли. Глотнул. Вода была словно дистиллированной — студеная и без вкуса.

Возвратился к своим спутникам. «Как вы питаетесь? — спросил он. — Если у вас ничего не растет, то что же вы едите?» — «У нас специальное сбалансированное питание», — прозвучал ответ. Фэн достал откуда-то капсулу и протянул Москалеву: «Возьмите в рот». «Я не отравлюсь?» — «Нет, нет, — заверил инопланетянин. — Попробуйте. Вы, наверно, голодный?»
— Я положил цилиндрик в рот и ощутил, как он сразу начал разбухать. «Глотайте!» — посоветовал Фэн. Я проглотил и почувствовал, как желудок начал быстро наполняться, и уже спустя пару минут появилось чувство полнейшей сытости.
Валерий уверил меня, что три дня после этого он не ел и есть не хотелось.

— Тебе не показали их жилища?
— Нет. Мы побыли там минут 15, когда в голове возникло: «Надо возвращаться, а то портал закроется». Мы снова вошли в сферу, и через секунду я увидал удалявшуюся планету с островами суши среди бескрайней воды. Есть ли там день и когда наступает рассвет, — для меня это осталось загадкой. Да много еще я бы расспросил… — посетовал Валерий. — Я был фатально не готов к такому развитию событий. Вообще не думал ни о каком полете…

Он обратил внимание, что инопланетяне ходят по планете легко, не напрягаясь. А он шел, как утка, вразвалку, с трудом поднимая ноги. Они сказали, что планета имеет семь защитных слоев-оболочек и охрана околопланетного пространства ведется постоянно. «Есть агрессивные, воинственные цивилизации», — было пояснение. «А на Землю они так-же могут вторгнуться?» — не мог не поинтересоваться Валерий. «Разумеется, но вы находитесь под нашим контролем и защитой. Вы — наши подопечные, и вы же наши доноры. Вы даете нам углекислый газ, мы забираем вашу техническую воду из отходов предприятий. В этой воде много полезных веществ и металлов».

Возвращение

Земля встречала их ночной тьмой, но на востоке уже занималась полоска зари, можно было различать континенты и черные пространства морей и океанов. И вообще планета выглядела обитаемой: внизу светились островки огней. Та, другая, планета казалась сверху менее населенной и однообразной — сплошные пространства черной воды с редкими островками суши.

Они приземлились на том же месте, откуда вылетали. Рюкзак стоял на снегу, и Валерий собрался сойти с дорожки на землю, но тут пришло указание: «Возьмите вашу сумку». Он поставил рюкзак рядом, и уже через секунду он увидел перед собой «Опель». Сошел на снег неподалеку, махнул рукой пришельцам, но не увидал, как стартовала сфера. Застегивал куртку уже на холоде, стылый воздух не давал нормально дышать. Подошел к «Опелю», постучал в окно…

Роман просыпался тяжело. Печка работала, тихонько пофыркивал двигатель.
— Ох, голова болит… — протянул Роман. — А ты что так быстро возвратился? Минут 15 только прошло…
— Да ты что? Посмотри на часы! — Валерий и сам ничего не понял со временем. — Уже утро наступает!
Действительно: и автомобильные часы, и его наручные показывали 06:49 утра.
— А я бы оценил потраченное время не больше чем в один час, — удивился Валерий. — 15-20 мин при встрече, полчаса на полет туда и обратно, 15 мин там… Куда же девались почти 9 часов?! Я же встретился с ними около 22-х!..
— Может, у тебя стерли память? — предположил я.
— Не знаю… Может, при переходе портала время теряется? Дважды проходили как-никак.

Было ясно, что 9 часов на 35-градусном морозе он бы не выдержал, превратился в сосульку, а перед Романом и Аллой предстал жизнерадостный и возбужденный произошедшим весельчак.
На рассвете они с Ромой пошли по следам Москалева к месту встречи с инопланетянами, чтобы посмотреть отпечатки аппарата, пока их не занесло снегом. Двигались по снежной целине к холмам-пирамидам. Следы обрывались у подножия большой «пирамиды». Был примят снег на месте поставленного рюкзака, но следов какого-либо аппарата не было. И вообще Валерию полет начал казаться сном… Если бы не эйфория, что не покидала его потом на протяжении нескольких дней. «Надышался кислородом, что ли?.. — размышлял он. — Ну такой подъем сил, настроения, духа — просто не объяснить словами! Воодушевление шло, скорее, от осознания того, что мы и на самом деле не одни, что нас негласно опекают, даже оберегают…»

На маленьком экране фотоаппарата ничего нельзя было увидеть — лишь какие-то черные кадры с белесыми шарами и цветными точками вроде искр — всего тринадцать снимков. Компьютер так-же не очень помог.
Валерий спрашивал, можно ли рассказать об их планете и вообще об их встрече. Инопланетяне ответили: «Вам никто не поверит», даже «близкие друзья будут сомневаться». «Людям знать об этом еще рано», — подвели итог они.

Но потом с Валерием начали происходить совсем плохие вещи… Спустя пару недель после путешествия он сильно заболел. Стал чувствовать себя все хуже и хуже. Начали расшатываться зубы, качались так, что было заметно глазу, когда он мне это показывал. «Возможно, из-за той воды, что я пробовал? — строил он предположения. — Или из-за повышенной концентрации кислорода?»
Потом начали болеть кости, все суставы. Мышцы будто отслаивались от костей. Ему стало трудно ходить, тяжело подниматься по ступенькам. Однажды повысилась температура почти до 40 градусов, держалась три дня, и Валерий не исключал летального исхода. По крайней мере, признался мне в таких мыслях. Инфекционное заболевание типа гриппа не подтверждалась — симптомы не те. Он запретил жене вызывать врачей, потому что считал, что все дело в разнице энергий при посещении им планеты или во время встречи. А рассказать о том, чем вызвана болезнь, он не мог — сочли бы за сумасшедшего. Оставалась надежда на то, что организм сам справится с болезнью.

— Попроси о помощи своих инопланетян! — негодовал я. — Раз они не обеспечили безопасность, пусть исправляют. Посылай мысленные сигналы о помощи.
— Да услышат ли? — слабо отнекивался Валерий. — Уж сам как-то… Но с ними я больше не полечу, не уговорят.
— А что, предлагали? — ухватился я.
— Да есть такое чувство… — неопределенно протянул Валерий. — Нет, здоровье дороже. А то станешь обузой семье. Кому это нужно?

Его организм со временем справился с той непонятной болезнью, но Валерий полагает, что полного восстановления здоровья не произошло. А мне позволил рассказать мне об этой истории спустя много времени. Один из выводов из всего этого такой: если у кого-то будут еще подобные полеты, то следует просить пришельцев о соблюдении мер безопасности.

 


 

«Аномальные новости»

ред. shtorm777.ru