Протоколы сионских мудрецов

Протоколы сионских мудрецов — миф или реальность

Благословение на геноцид

«…Резкая противоположность арийцу — еврей… Черноволосый еврейский юноша на протяжении часов поджидает с сатанинской радостью в глазах ничего не подозревающих арийских девушек, которых он опозорит своей кровью и таким способом обкрадет нацию». Сидя в тюрьме Ландсберг, некрасивый, нервный человек диктовал своим соратникам по неудачному путчу длинные, риторичные заповеди, призывающие спасти Европу и нацию от гибели. Эти откровения записывали два его сокамерника: уроженец Египта Рудольф Гесс и смуглый, походивший на еврея, француз Эмиль Морис — два образца «истинной арийской породы».

Автор «Майн кампф» уже в течении 20 лет думал о «виновниках наших бед». Свой идейный «капитал» этот ярый борец за чистоту расы почерпнул на страницах книжки, которую выучил наизусть. Ее название «Протоколы сионских мудрецов». Этот «документ» раскрыл будущему «фюреру германской нации» глаза на тайную механику мира, стал для него настоящим манифестом «коричневой революции». Адольф Гитлер тщательно переписал оттуда планы еврейского заговора, грозившего отдать «малому народцу» весь мир.

Человек, открывший «протоколы сионских мудрецов», узнает из них, что еврейская элита была намерена хитростью и коварством извести родовитую знать. Что евреи хотят заменить старый порядок декадентской демократией. Что у них в планах захватить (а может уже захватили?) все золото мира, все банки и СМИ. Что они внедряют в нестойкие умы людей новые отвратительные доктрины — марксизм, дарвинизм и ницшеанство — и рушат традиционные ценности, которых человек придерживался на протяжении многих веков. Что капитализм, коммунизм и либерализм — это разные формы планомерного разложения общества евреями. Что евреи, завладев в конце концов миром, поставят царя из рода Давидова править и владеть всеми народами, и те будут пребывать у него в подчинении. Что впереди нас ожидает? Pax Judaica («Мир по-еврейски»)! В этом прекрасном, мире для арийцев будут открыты только гетто…

Эта тонкая книжонка стала сводом самых распространенных предрассудков в отношение евреев — своего рода «антологией антисемитских идей». Позже они были омыты кровью — и прокляты. Казалось, вместе с начетчиками тех лозунгов и заветов должна была исчезнуть из памяти людей и сама эта книга. Но она жива, ее идеи все так же соблазнительны. В странах арабского мира «Протоколы сионских мудрецов» были переизданы около полусотни раз (в особенности эта книга нравилась Герою Советского Союза Гамаль Абдель Насеру). В Америке только за 10 лет (начиная с 1990 года) вышло больше 30 изданий. За чтением этих «Протоколов» благодушно примиряются любые националисты — от поклонников Гитлера до радикалов из «Нации ислама». Их ненависть обращена на общего врага. «Протоколы», будто камертон, настраивают ярость толпы, направляя ее энергию на «правое дело»…

…Шел 1921 год. До написания книги «Моя борьба» узником тюрьмы Ландсберг оставалось три года. Но уже к тому времени стало ясно, что пресловутые «Протоколы» являются не чем иным, как фальшивкой. Корреспонденту лондонской газеты «Таймс» в Стамбуле мистеру Филиппу Грейвсу удалось установить, что большая часть «Протоколов сионских мудрецов» представляет собой… плагиат. Он смог найти книгу-первоисточник, о которой все к тому времени уже позабыли.

Как оказалось, в 1864 году, когда Францией управлял император Наполеон III, из печати вышла брошюра, озаглавленная «Диалог в аду между Макиавелли и Монтескье, или Политика Макиавелли в XIX веке». За этим пышным названием скрывалась едкая сатира. Ее автор, для отвода глаз превратившись в безвестного стенографиста, записавшего признания двух известных политологов прошлого, отправленных в ад на перековку, высмеял, дав волю гиперболам и фантазиям, политику «нового Наполеона». Его анонимность не смогла защитить от полиции. Угодил ли адвокат Морис Жоли (1829–1878) в ад, мы не знаем (хотя как самоубийца он мог найти туда путь), но все-же 15-ть месяцев во французской тюрьме он «за свой пасквиль» получил. Полиция конфисковала большую часть «Диалогов» и уничтожила их…

За три дня, с 16 по 18 августа 1921 года, мистер Грейвс на страницах своей газеты опубликовал серию сенсационных статей, в которых разоблачил «Протоколы сионских мудрецов» как давнюю фальшивку. Он убедительно доказал, что речь идет о плагиате, при этом давняя выдумка трактовалась составителями «Протоколов» как непреложный факт. Они ухитрились втиснуть в свой опус почти 40 % текста, украденного у Жоли.

Прицельный выстрел мистера Грейвса, между тем, пришелся «в молоко». «Диалог» Жоли так и остался забытой брошюрой, а «Протоколы» вот уже целое столетие тревожат умы людей, превращая их отчаяние и смутные протесты в отчетливую, непреходящую ненависть к евреям…

В начале XIX века император Наполеон I уравнял евреев в гражданских правах с другим населением Европы. Множество евреев покидает гетто, некоторые из них стремительно богатеют. Нарицательным становится имя банкиров Ротшильдов. Они выступили на авансцену истории в самом конце наполеоновских войн. В 1811–1816 годах через их руки проходила почти половина всех субсидий, выделяемых Англией своим континентальным союзникам. Их богатство вызывало зависть, раздражало. Враждебно встречали выскочек и нуворишей и представители высших классов, в особенности выходцы из старой, родовитой знати, быстро терявшие влияние на политику буржуазных правительств.

Евреи же со страниц либеральных изданий настойчиво защищали гражданские свободы, которыми с такой ловкостью умели распорядиться. В глазах благонамеренного общества они не могли не казаться опаснейшими смутьянами и революционерами. «Берегите монархов от возмущения черни, а страну — от засилья евреев» — к такому выводу приходили консервативные мыслители, с ужасом наблюдая упадок современных им нравов. Вывод был сделан. Пришло время собирать факты и готовить обвинительное заключение против «духа еврейства, вырвавшегося за стены гетто и опошлившего жизнь и культуру европейских народов».

1862 год — на страницах мюнхенского журнала «Historisch-politische Blaetter» была опубликована анонимная статья. В ней шла речь о том, что евреи якобы группируются за кулисами политической жизни, создавая «псевдомасонские» ложи, чтобы манипулировать оттуда националистическими движениями в итальянских и германских странах. Это говорилось в начале того десятилетия, которое взорвало привычные порядки в Италии и Германии и соединило множество мелких княжеств и земель в единые государства. Кризис, крушение старого… Кто виноват? Евреи.

1868 год — немецкий журналист Херман Гедше (1815–1878), укрывшись под псевдонимом «сэр Джон Ретклифф», выпустил роман «Биарриц». Он вызвал сенсацию в обществе (его название, кстати, напоминало об известном французском курорте, на котором любил отдыхать ненавистный пруссакам Наполеон III). Одна из глав этого романа, растянувшаяся на 40 страниц, озаглавлена «На еврейском кладбище в Праге». В ней описывается тайная ночная сходка, которая состоялась среди могил и склепов. 12 фигур, облаченных в белые одежды, обступили усыпальницу знаменитого раввина. Это были посланцы от каждого колена Израилева. Не тревожимые никем, они принялись обсуждать, как покорить своей власти весь христианский мир. Такую сходку эти «тайные властители мира» устраивают раз в 100 лет. Народы только пешки в их игре: они истребляют христиан, стравливая в братоубийственных войнах, а после присваивают богатства, собранные другими…


Сэр Ретклифф, он же герр Гедше, тщательно описал стратегию иудеев. Во-первых, многие из них крестятся, стараясь слиться с христианами, чтобы легче было проводить среди них свою политику. Каждый такой выкрест — шпион, каждый страшней сотни русских казаков. Во-вторых, они стремятся подчинить себе биржи, банки и т.п. Денежные потоки можно сравнивать с кровеносными сосудами государства. Евреи присасываются к ним и, как вампиры, выпивают их без остатка. В-третьих, еврейские банкиры услужливо предоставляют аристократам займы, опутывая их, как пауки, своими сетями, чтобы в последствии разорить и погубить. В-четвертых, они настойчиво стремятся ослабить силы любой державы, добиваясь отделения церкви от государства. В-пятых, они повсюду поддерживают смутьянов, они мечтают о революциях и в каждой принимают деятельное участие. В конце концов, в-шестых, они подчиняют себе все газеты, чтобы несведущие люди могли судить о происходящем только так, как это угодно иудеям…

Таковы была фантазии Гедше. Нетрудно заметить, что его идеи — с некоторыми поправками — до сих пор служат современным антисемитам. Патроны, отлитые прусским писателем, все так же бьют в цель. Газеты? Еврейская правда! Финансы? Еврейские деньги!

«Биарриц» стал бестселлером. Особенной популярностью пользовалась глава о тайной еврейской вечере на пражском погосте. Наконец кто-то осмелился в открытую сказать то, о чем так долго шептались и в каморках бедняков, и во дворцах аристократов! Поговаривали, что «сэр Ретклифф» сам из евреев и знает, о чем пишет. В скором времени упомянутую главу начали издавать отдельной брошюрой. Она была переведена на многие европейские языки. Она вошла в «сокровищницу» мировой антисемитской литературы.

1886 год — парижский публицист Эдуард Дрюмон выпускает книгу «Еврейская Франция». За короткое время было продано 100 000 экземпляров. В последующие годы она переиздавалась 200 раз! В конце XIX столетия во Франции жило всего 100 000 евреев (при населении почти в 38 млн. человек), но Дрюмон был уверен, что и это слишком много. В те годы он издавал антисемитскую газету «Свободное слово». Ее тираж в середине 1890-х годов вырос до 300 000 экземпляров. Именно со страниц этой газеты обрушились обвинения в адрес офицера французского генерального штаба Альфреда Дрейфуса, еврея по национальности.

1894 год — начался процесс по делу «германского шпиона» Дрейфуса. По сфабрикованному обвинению он был приговорен к пожизненной каторге, но в 1899 году помилован, поскольку в противном случае представители Америки отказывались ехать на Всемирную парижскую выставку 1900 года. Надо было выбирать между прибылью и принципиальностью. В 1906 году Дрейфус — кстати, сам по себе неприятный человек: выскочка, хвастун, мот — был реабилитирован.

Возникшие на этой волне «Протоколы сионских мудрецов», как установлено сегодня, были состряпаны выходцами из России. Непосредственно приложил к ним руку Петр Иванович Рачковский (1853–1911). В Петербурге его считали корифеем фальсификаций и блестящим мастером идеологической пропаганды. 1882 год — Рачковский возглавил парижское бюро царской охранки. В те годы во французской столице жила большая колония русских революционеров — эмигрантов «минус первой волны». Рачковский с вниманием следил за их деятельностью. Ему помогали его обширные связи. В частности, он был хорошо знаком с начальником полиции Парижа и при случае посещал салон его супруги Жюльетт.

К концу XIX столетия в царской России жило около 5 млн. евреев. Большинство из них было вынуждено ютиться «за чертой оседлости» — в нищих городках и местечках Украины и Белоруссии. Некоторые из евреев богатели, становясь менялами или купцами. Это вызывало обиду и зависть: «Кто намножил нищих?» Евреи? Конечно, не только они, и не в первую очередь они. И все-же именно евреи — «не наихудшие люди в России» (слова Н.С. Лескова) — стали объектом спровоцированной сверху травли. Этих иноверцев, непопулярных к тому же и в других странах, легко было обвинить во всех бедах. Уже в 1881–1882 годах на юге России стали вспыхивать первые погромы.

Историки предполагают, что в высоких правительственных сферах было решено поручить искусству г-на Рачковского инспирировать антиеврейскую кампанию. Несомненных выгод от этого могло быть несколько. Вот мотивы, которыми могли руководствоваться люди, которые приступили к фабрикации «Протоколов».

В Российской империи нарастало революционное движение. Надо было дискредитировать его. Почему бы не представить молодых людей, шедших в революцию, пособниками «международного еврейства»? Это вызовет всеобщую неприязнь к ним.
Евреев, в особенности состоятельных, надо принудить к эмиграции из России. Это даст преимущество их русским конкурентам.

Надо поправить международный престиж России. Погромы — пережиток Средневековья — могут быть оправданы только тем, что евреи готовили заговор против правительства и даже «против всех в мире правительств».
В конце концов, была удобна и международная ситуация. Францию расколола борьба сторонников и противников Дрейфуса. В то же самое время, в августе 1897 года, в Базеле состоялся Первый сионистский конгресс. В этом «кагале» евреев, собравшихся со всего света, легко было увидеть прообраз тайной сходки колен Израилевых…

1891 год, 6 июня — П.Рачковский сообщал своему начальнику в Петербург, что погромы в России вызывают неодобрительные отклики во французской печати. Потому заведующий заграничной агентурой департамента полиции в Париже предложил, развернув искусную кампанию клеветы и дискредитации, пресечь в зародыше всякую симпатию к евреям и обелить любые меры, принимаемые против них.

Власти долго колебались. Работа началась только в 1894 году. Основные источники были памфлет Мориса Жоли и глава о сходке на пражском кладбище из романа Хермана Гедше «Биарриц». О памфлете Жоли Рачковский, вероятно, узнал в салоне мадам Адам. Стиль изложения и некоторые идеи показались весьма занятными, тем более что и составлен был первый вариант «Протоколов» по-французски. Русская аристократка Екатерина Радзивилл видела их рукопись, читала ее, как признавала много лет спустя, и отметила, как странно и неестественно звучит французский язык, на котором они якобы написаны. 1897 год — текст был готов. «Протоколы сионских мудрецов» перевели на русский язык.

Настал решающий момент. Как преподнести их публике, чтобы она не распознала подделку? Малейший промах, и произойдет крупный скандал!

Историки довольно точно проследили судьбу рукописи на ее пути от фабрикантов к читателю. Первым звеном в этой цепочке стала Юлиана Дмитриевна Глинка (1844–1918 годы). Дочь русского посланника в Лиссабоне, фрейлина императрицы, поклонница Блаватской, она любила посещать в Париже салон Жюльетт Адам и, может быть, была сотрудницей Рачковского. Вот она-то и призналась, что при весьма необычных обстоятельствах завладела некоей странной рукописью…

Как-то раз ей довелось нанести визит знакомому еврею по фамилии Шапиро. Был уже поздний час. Неожиданно ей бросилась в глаза рукопись, написанная по-французски. Любопытная дама пролистала ее и, поняв, что имеет дело с чем-то в высшей степени секретным, стала немедля переводить на русский язык. В ту ночь она так и не покинула дом Шапиро, проведя время с пером, чернилами и бумагой. Эта трудолюбивая дама к утру следующего дня смогла перевести весь понравившийся ей трактат, опрометчиво оставленный гостеприимным хозяином. В конце концов она покинула дом Шапиро, унося тайком (в ридикюле? корсете? панталонах?) рукопись «Протоколов сионских мудрецов». Очевидно, эти события разыгрались в самую длинную ночь в году — на подобную мысль наводит объем брошюры (больше 80 страниц) — и в руках госпожи Глинки был самый большой ридикюль на свете (умолчим о других версиях).

Вернувшись в Россию, дама поделилась своей добычей с жившим поблизости майором в отставке Алексеем Николаевичем Сухотиным. Она убеждала, что рукопись «добыта из тайных хранилищ главной сионской канцелярии» Сухотин немедля вручил ее своему соседу по имению — правительственному чиновнику Филиппу Петровичу Степанову. «Он сказал, что одна его знакомая дама (он не назвал мне ее), проживавшая в Париже, нашла их у своего приятеля (кажется, из евреев) и, перед тем как покинуть Париж, тайно от него перевела их и привезла этот перевод, в одном экземпляре, в Россию и передала этот экземпляр», — вспоминал в последствии Степанов.

Не подозревавший подвоха чиновник был первым распространителем этой рукописи. Он озаглавил ее «Порабощение мира евреями» и отпечатал 100 экземпляров на гектографе. Чтения этих листков были удостоены видные сановники, министры и даже члены дома Романовых — великий князь Сергей Александрович, дядя императора, и его супруга Елизавета Федоровна, сестра императрицы. Многие из читавших рукопись заподозрили тут интриги охранного отделения и поспешили держаться подальше от скандального памфлета. Но великий князь Сергей Александрович и его супруга были убеждены в подлинности приведенных откровений. Дядя ознакомил с «Порабощением мира» своего племянника — императора Николая II — и его жену Александру Федоровну. Вначале царь был поражен прочитанным: «Какая глубина мысли!» Но, узнав от своих министров, какого происхождения эта рукопись, он пришел в ужас. В своем дневнике он написал, что решил отказаться от какой-либо поддержки этого сочинения: «Нельзя чистое дело защищать грязными способами».

Экземпляр рукописи попал и в руки Павла Крушевана — редактора-издателя газеты «Знамя», одного из лидеров «черной сотни», организатора погрома в Кишиневе, где убили 45 евреев. Крушеван сразу посчитал «протоколы мудрецов» подлинным документом и в 1903 году опубликовал их на страницах своей газеты под названием «Программа завоевания мира евреями». Публикация растянулась с 28 августа по 7 сентября и вызвала большой интерес. Окончательную точку в истории этой фальшивки поставил в 1905 году литератор Сергей Нилус (1861–1929 годы). Богатый помещик Орловской губернии, он на протяжении долгого времени жил в Биаррице со своей любовницей, но внезапно получил пренеприятнейшее известие от своего управляющего: «Я разорен, оказывается!». Новость потрясла его. Вся его жизнь теперь пошла иначе. Он превратился в вечного странника, кочуя из одного монастыря в другой и всюду находя заговоры против Бога.

На всех предметах, окружавших его, он отыскивал страшные звезды Давида. А «Протоколы» поразили его до такой степени («Это же документ!»), что он выпустил их приложением к своему роману «Большое в малом и Антихрист как близкая политическая возможность». Эту роскошно изданную книгу Нилус готовился преподнести Николаю II. Его супруга, Елена Александровна Озерова, была фрейлиной царицы. Она без труда получила разрешение на перепечатку брошюры.

Большая часть читавших это сочинение поверила всему, написанному в нем. Протестовали только некоторые интеллигенты. Так, резко раскритиковал «Протоколы» Максим Горький.
После октябрьского переворота к власти в России пришли товарищи Ульянов-Бланк, Зиновьев-Радомысльский, Каменев-Розенфельд, Свердлов, Троцкий-Бронштейн. Императрица российская умерла, можно сказать, с «Протоколами» в руках, как и подобало жертве еврейского заговора: в доме Ипатьева, где она провела последние дни, у нее были только три книги — Библия, первый том «Войны и мира» и повесть Нилуса с «Протоколами сионских мудрецов». А наследники русских старинных фамилий, интеллигенты, военные, инженеры бежали на Запад, увозя в своих чемоданчиках и ридикюлях брошюру, в которой задолго до революции было точно предсказано все, что должно произойти в стране. Спасенные от русской революции, «Протоколы» начали поистине триумфальное шествие по всем странам Европы. Первым делом они вернулись туда, где и появились на свет, — во Францию. Но в особенности благодатную почву «Протоколы» нашли в Германии.

1918 год — в Германии вспыхнула революция. Возвращаясь домой, немецкие солдаты и офицеры не узнавали свою страну — она катилась в хаос, стала игрушкой в руках фанатичных агитаторов и взбунтовавшихся солдат. Под напором превосходивших ее сил Антанты разоренная войной Германия капитулировала. После такой катастрофы нельзя было не задуматься над тем, кто виноват в происходящем. Но кто виновник всех бед, которые обрушились на страну? Эта мысль неоднократно билась в воспаленном мозгу самого знаменитого немецкого маргинала XX столетия — Адольфа Гитлера. Те же мысли бились в умах многих его сограждан.

Альфред Хугенберг, ярый немецкий националист, один из основателей Пангерманского союза, владелец многих немецких газет и издательств (куда только смотрели евреи?), наладил бурную деятельность по тиражированию «Протоколов». В первые послевоенные годы в Германии продали сотни тысяч копий «Протоколов». Эта брошюрка стала настольной книгой для строителей Третьего рейха. Строчки из «Протоколов сионских мудрецов» отозвались сотнями страниц «Mein Kampf».

Большой популярностью «Протоколы» пользовались и в среде победителей. В 1920 году появилась их первая английская версия. Ее распространил московский корреспондент «Морнинг пост» Виктор Марсден. Он пережил в России страшные времена и теперь был уверен, что все худшее в этом мире происходит от евреев. Впрочем, большинство жителей Великобритании — страны, где премьер-министром почти 10 лет был Бенджамин Дизраэли, — скептически отнеслись к этой публикации: «Если плодом совещания самых видных евреев всего мира, вобравших в себя всю мудрость, накопленную поколениями их предков, является эта скромная книжица, то впору усомниться в мудрости и уме еврейской расы».

У брошюры нашелся влиятельный почитатель и в Америке — автомобильный магнат Генри Форд. 1920 год — он опубликовал «Протоколы сионских мудрецов» на страницах издаваемой им газеты «Dearborn Independent». Вдохновившись ими, Генри Форд даже издал свой собственный опус, посвященный той же теме. «Международное еврейство». В нем он обвинил евреев во всевозможных преступлениях, к примеру в том, что, растлевая души простых американских рабочих, они придумали такие порочные развлечения, как синематограф и джаз. Впрочем, в 1927 году борец с Сионом выбросил белый флаг и взял свои обвинения обратно, потому как они вредили репутации фирмы. Ему пришлось даже публично извиниться. Форд уверял, что «лишь по своей наивности» поверил в подлинность этих «Протоколов».

Весь тираж его собственной книги был погружен на три грузовика, вывезен куда подальше и сожжен. Наивный Форд! Джинн был уже выпущен из бутылки. В Европе его книга пользовалась бешеным успехом, хотя автор, обращаясь в судебные инстанции, требовал немедленного запрета на ее перепечатку. В наши дни «Международное еврейство» Форда перепечатывают столь же исправно, как и выпускают автомобили «форд».

«Протоколы сионских мудрецов» благополучно пережили Вторую мировую войну и поражение нацистов, денацификацию и судебные преследования за профашистские взгляды, хотя на них также лежит, пусть и косвенная, вина за холокост. Что же говорят об этом историки? «“Протоколы сионских мудрецов” во многом виновны в той политике геноцида, которую проводили нацисты», — считает Норман Кон, автор книги «Благословение на геноцид». Другие его коллеги настроены снисходительней.

«“Протоколы” только косвенно оправдывали антисемитские акции, но не подстрекали к ним», — оценивает Михаэль Бергер, профессор еврейской истории Мюнхенского университета. «Вся вина “Протоколов” заключается не в том, что они призывали к каким-то открытым антисемитским выступлениям, а в том, что они сеяли недоверие к евреям, убеждали отказывать им в помощи и сочувствии», — отмечает историк из США Ричард С. Леви.

XX век скрылся за горизонтом, а меж тем все новые пачки «Протоколов» появляются на лотках. Их ядовитые откровения все так же принимаются на веру. Их почитатели как и прежде видят в каждом еврее «таинственную машину» для уничтожения европейских и азиатских народов, приведенную в действие некими «кукловодами» с Сиона, и готовы отстаивать чистоту своей расы с оружием в руках…

 

 


 

Непомнящий Н.Н.

ред. shtorm777.ru