Иной мир

Иной мир или ночь время тайн

Родилась я и живу в г.Калининграде на небольшой улице Солдатской. Существовала улица еще при немцах и названа была в честь их агрохимика Либиха.
С того же времени на ней стоит и консервный завод, сейчас — рыбоконсервный комбинат. Его хорошо видно из окон моей квартиры, в которой я живу с 1985 года. Наш дом это также старинное немецкое трехэтажное здание под черепичной кровлей.

Мне сорок девять лет. Не наркоманка, почти совсем не употребляю алкоголь, даже не курю. Практически не принимаю лекарств, и уж точно не пробовала таких, которые оказывают влияние на психику и нервную систему. Никогда не испытывала ни слуховых, ни зрительных галлюцинаций. Даже когда в девятнадцатилетнем возрасте пережила клиническую смерть, я не видела ни туннеля, ни света в конце его, ни саму себя со стороны, просто провалилась в темноту и не помню, как врачи меня вывели из этого состояния. В общем, я — практичный, здравомыслящий и далекий от мистики человек. И, пожалуй, то, что я хочу рассказать, -это единственный мистический случай, произошедший в моей жизни.

Произошло это зимой 1997 года. Она выдалась очень тяжелой, в особенности февраль, когда и случилась эта история. Дом наш отапливается от котельной рыбоконсервного комбината. В те времена она работала на мазуте и топила из рук вон плохо. Говорили, что их попросту топливом снабжают некачественным. Жила я тогда одна, даже котенка взяла позднее, во второй половине года.

Зимой обычно я спала в спортивных штанах, свитере и шерстяных носках — батареи ведь были еле теплые. Окна в квартире были оклеены, входная дверь надежно закрывалась на замки и крепкую цепочку. В моей квартире никогда не было темно, потому что два моих окна выходили на фасад комбината, который кроме того что сверкал всеми окнами (работали там в три смены), так еще и освещался уличными фонарями и прожектором.

Однажды среди ночи я отчего-то проснулась и поразилась, вокруг меня была почти полная темнота и тишина. Не поняв спросонья, что не так, я пошла к выключателю, нажала — свет не загорелся. Посчитав, что перегорела лампочка, я пошла в коридор. Свет не загорелся и там. То же ожидало меня и на кухне.


И тут я внезапно осознала, что стою на полу босиком и на мне надет не спортивный костюм, а длинное легкое платье. Я провела по нему рукой, на ощупь оно оказалось из мягкого трикотажного и явно натурального материала. Оно было голубым, хотя, возможно, так мне показалось из за тусклого света от фонаря, попадающего сквозь окно .

Я осмотрелась и была поражена. Моя квартира, всегда битком набитая старой мебелью, одеждой, книгами, оказалась совершенно пустой. Хотя в том, что это именно моя квартира, я не сомневалась — совпадали и площадь, и планировка, и этаж. Как оказалось, проснулась я ни на своем громоздком дубовом диване, а на простом топчане. Кухня тоже оказалась пустой — ни раковины, ни плиты, только у окна стоял низенький ящик в форме параллелепипеда. Я его плохо рассмотрела, так и не поняла, что это — то ли шкафчик, то ли сиденье.

Однако больше всего я поразилась, посмотрев в кухонное окно. Здание комбината, вполне узнаваемое по форме и размерам, было не только не освещено прожектором и фонарями, в нем не было даже окон! Вид у него был монолита, будто на здание надели огромную темную блестящую коробку. А еще с улицы пропал снег, а также ели, которые всегда росли перед комбинатом.

Во дворе на своем обычном месте, почти против подъезда, горел единственный фонарь. Но только светил он странным голубым светом, чего я за все годы ни разу не видела (фонарь обычно был белым, сиреневым или оранжевым, но не голубым). Но больше всего меня пугала нереальная тишина, какая-то ненормальная, могильная. Вообще, у меня появилось ощущение, что в мире кроме меня никого больше нет!

Меня в буквальном смысле затрясло от ужаса. «Куда я попала? — думала я. — В иной мир? В самую ужасную сказку? В будущее или прошлое? И что я здесь буду делать абсолютно одна?!..»
Будто на автопилоте, я подошла к входной двери, проверила замки и цепочку — все было в порядке. Хотя какой уж тут порядок!.. Потом я пошла в спальню, легла на топчан и с головой укрылась каким-то грубым жестким одеялом. И долго лежала, стараясь унять бившую меня дрожь. Как заснула, не помню. Утром же я проснулась в своей привычной квартире. Мебель была на месте, свет везде горел, за окном за елями виднелись окна здания комбината. Мир был точно таким же, как раньше!
Когда я рассказала обо всем маме, она предположила, что это был попросту глубокий сон. Но я не могла ошибаться — я именно просыпалась! Вопрос только: где?

 


 

Малышева Светлана (г. Калининград)

ред. shtorm777.ru