Проклятый корабль

Проклятье корабля едва не изменившего ход истории

Больше полувека назад в составе ВМС США нес службу двухтрубный эсминец с названием «Уильям Д. Портер» (DD-579). Судно ничем не отличалось от десятков строившихся серийно в годы Второй мировой войны эсминцев типа «Флетчер». 1943 год –он был введен в строй ; его командиром назначили опытного офицера лейтенант-коммандора Уилфреда Уолтера.

1943 год, ноябрь — «Вилли Ди» (как фамильярно называли в моряцких кругах корабль) получил приказ покинуть военно-морскую базу в Норфолке и присоединиться к эскорту линейного корабля «Айова», на котором президент Америки Франклин Рузвельт отправлялся во главе американской делегации на Тегеранскую конференцию. При отходе от причала, «Уильям Д. Портер» столкнулся с однотипным эсминцем и, со скрежетом продвигаясь вдоль соседского борта, сорвал своим якорем его леера, шлюпку, тралы и спасательные плоты.

Закрасив ободранный борт, «Вилли Ди» в конце концов присоединился к эскорту линкора, и соединение («Айова» и три эсминца) вышло в Атлантику. С учетом угрозы со стороны немецких подводных лодок был отдан приказ о соблюдении радиомолчания. Неожиданно спокойное плавание походного ордера было нарушено сильным взрывом. Корабли охранения перешли на противолодочный зигзаг. Противоторпедные маневры продолжались до тех пор, пока «Уильям Д. Портер» не просемафорил, что это всего-то одна из его глубинных бомб, которая, по случайности сорвалась со стеллажа, и выпав за борт, взорвалась. Поднятая взрывом волна смыла с кормы все, что не было надлежащим образом закреплено, а также одного из матросов, которого спасти не удалось. После по непонятной причине произошла авария в машине. Спустя некоторое время упало давление пара в одном из котлов и т. д. и т. п. Чуть ли не ежечасно с борта эсминца на флагман поступали доклады о все новых авариях. Это был форменный крестный путь, и, скорей всего, командир соединения был бы прав, отослав проклятый корабль назад в Норфолк.

1943 год, 14 ноября — утро выдалось солнечным и теплым. Океан безмятежно катил свои волны под безоблачным небом. Когда «Айова» с эскортом прошли Бермуды, президент Рузвельт и его сопровождающие изъявили желание увидеть, как выглядело бы отражение налета авиации неприятеля. Командир линкора распорядился запустить в воздух метеозонды, баллоны которых должны были послужить целью для зенитчиков. По воспоминаниям очевидцев, зрелище получилось впечатляющим. Еще бы – по воздушным шарам палило больше сотни орудий разного калибра. Наблюдавший за ходом учений президент вполне мог гордиться мощью своего флота.

С борта «Вилли Ди» лейтенант-коммандор Уолтер следил за противовоздушными учениями, с напряжением размышляя над тем, как сгладить неблагоприятное впечатление, вызванное взрывом глубинной бомбы. Чтобы показать себя с наилучшей стороны, он тоже объявил боевую тревогу. Артиллеристы злополучного эсминца открыли огонь по воздушным шарам, а остальной экипаж начал готовиться к имитации торпедной атаки на линкор «Айова», величественно рассекавшего океанскую гладь в нескольких милях от «Вилли Ди». Двум торпедистам было приказано вынуть из торпедных труб метательные заряды (праймеры). Но злой рок упорно не хотел оставлять проклятый корабль в покое: один из моряков по абсолютно необъяснимой причине забыл убрать праймер из торпедной трубы торпедного аппарата. Тем временем командир минно-торпедной части отдал приказание произвести залп и начал отсчет: «Первая – пли! Вторая – пли! Третья – пли!» Он не успел скомандовать «Четвертая – пли!», как все услышали характерный хлопок орудийного выстрела и увидели вылетевшую из торпедного аппарата смертоносную сигару. Наблюдавший за всем происходящим с верхнего мостика лейтенант Сьюард Льюис срывающимся от волнения голосом осведомился у командира, не он ли отдал приказ на боевую торпедную стрельбу. Лейтенант-коммандор застыл, охваченный ужасом, увидев белопенный бурун торпеды, как ни в чем не бывало устремившийся к линкору, на борту которого находился президент. На мостике эсминца вспыхнула паника. Посыпались хаотичные, противоречащие одна другой команды. Все понимали, что главное сейчас – предупредить «Айову» о грозящей опасности. Решили нарушить приказ о радиомолчании, однако радист на линкоре не работал на прием. А драгоценные секунды уходили. Наконец с линкора поступило подтверждение в приеме радиограммы. Громадный корабль увеличил скорость и изменил курс.

Весть о торпедной атаке достигла ушей президента Рузвельта, который даже попросил адъютанта придвинуть его инвалидную коляску к леерам, чтобы была возможность лично понаблюдать за развитием событий. Тем временем совершающий циркуляцию линкор «Айова», развернул все свои орудия на несчастного «Вилли Ди», поскольку у командования появилась мысль, что экипаж эсминца, возможно, оказался втянутым в заговор, с целью покушения на жизнь президента Америки. Минутой позже за кормой линкора прогремел взрыв: торпеда сдетонировала во вспененной винтами воде кильватерного следа «Айовы». Все находившиеся на ее мостике с облегчением перевели дух. Кризис, грозивший труднопредсказуемыми последствиями, миновал, а с ним и несколько выглядевших весьма перспективными моряцких карьер. На настойчивые запросы с линкора лейтенант-коммандор Уолтер сокрушенно признался, что ответственность за едва не закончившийся трагедией инцидент ложится на него и его корабль. Эсминец вместе с командиром и всем экипажем был объявлен арестованным и отправлен в порт Гамильтон на Бермудах, где виновников рокового происшествия ожидал военный суд. Это был первый в истории американских ВМС случай наложения ареста на корабль и весь его экипаж, находящийся в открытом море.

Прибывший в порт назначения «Уильям Д. Портер» был сразу окружен кордоном морской пехоты, а военный суд на своих закрытых заседаниях приступил к выяснению того, что же происходило на борту злополучного эсминца в памятный день 14 ноября. После нескольких допросов торпедист Лоутон Доусон сознался, что по ошибке оставил в торпедной трубе метательный заряд, воспламенение которого и привело к пуску торпеды. Когда правда была наконец выяснена, следственная комиссия признала все происшедшее итогом невероятного стечения обстоятельств и на всякий случай засекретила как результаты расследования, так и сам факт инцидента. Лейтенант-коммандора Уолтера, его помощника и еще нескольких офицеров с эсминца перевели в порядке наказания на заштатные береговые должности, а Доусона уволили из ВМФ и приговорили к 14 годам каторжной тюрьмы. Однако вмешался президент Рузвельт, и осужденный был помилован.

К сожалению, и дальнейшая история эсминца «Вилли Ди» изобиловала необъяснимыми происшествиями и несчастными случаями. Когда корабль послали на патрулирование в воды, омывающие Алеутский архипелаг, он, прежде чем заступить на боевую вахту, по ошибке (но с поразительной меткостью) угодил снарядом своего главного калибра в расположение штаба американского гарнизона на одном из островов. Прибыв потом в район Окинавы, «Уильям Д. Портер» в качестве корабля ПВО десантных сил сбил несколько японских и три… своих самолета! После этого американские летчики во избежание несчастья предпочитали обходить стороной проклятый корабль. В том, что это была весьма нелишняя предосторожность, на себе убедился экипаж однотипного корабля «Льюис» (DD-522), чей борт и надстройки «Вилли Ди» изрешетил огнем своей зенитной артиллерии, пытаясь сбить японский самолет.

1945 год, 10 июня — когда роковой эсминец нес противовоздушное дежурство, японский пикирующий бомбардировщик прорвался сквозь линию дальней обороны. Это был загруженный бомбами камикадзе, выбравший в качестве цели крупный транспорт, находившийся рядом с эсминцем. Пораженный зенитным огнем самолет в последний момент сбился с курса и упал в море у борта «Вилли Ди». Однако не успели моряки поздравить друг друга с небывалым везением, как точно под килем эсминца прогремел мощный взрыв: сбитый японский летчик все-таки сумел отомстить за свою смерть.

«Вилли Ди» начал быстро заполняться водой, кренясь на правый борт. Три часа спустя командир поврежденного эсминца вместе с экипажем перешел на борт подошедшей десантной баржи. Корабль, который едва не изменил ход мировой истории, затонул на глубине примерно 800 м у берегов далекого острова Окинава.

Так закончилась невероятная, полная неразрешенных тайн история эсминца «Уильям Д. Портер».

 


 

Николай Непомнящий 

ред. shtorm777.ru