Проклятые сокровища

Проклятые клады

Неспроста появились предания о проклятых кладах, зародились они из народной веры в то, что те, кто совершил преступления ради обладания чужими ценностями и спрятал их до лучших времен, непременно должны понести справедливое наказание.

Приняв за основу выверенный практикой тезис, что слова мудрецов часто материализуются, примем за основу и то, что у иных гробов все-же есть карманы. Не в переносном, а в прямом смысле. Ибо разнообразные эпистолярные источники прям-таки изобилуют сведениями о так называемых драгоценных погребениях, когда покойного, пролив дождь золота и бриллиантов, предавали земле, не лишая того, без чего своего бытия не мыслил. Скорей всего, именно отсюда пошло проклятие: «Давись золотом, когда околеешь».

Бизнес кладбищенских кладоискателей, в основном, невозможен без архивных изысканий, оперативных разработок, которым могли бы позавидовать историки и сотрудники спецслужб, похож на остросюжетные бесконечные по протяженности детективные романы. Если даже доставание ценностей из могил завершалось успешно, позже, подчас годы спустя, кладоискателей настигала расплата. Порой абсурдная по жестокости, непостижимая по мистичности.

Во второй половине XIX столетия в одном из старейших российских городов, Костроме,   процветало   купечество. Среди этого торгового сословия попадались люди, сказочные состояния которых сочетались с экзотичностью поступков. Например, купчиха Мария Сысоева, несмотря на ослепительную красоту, остатки которой были заметны до глубокой старости, так и, не вышла замуж, потому не сомневалась в том, что появись в ее 5-и домах муж, начнет подворовывать, с целью прибрать к рукам все, и непременно убьет. А прибирать к рукам было что.

Поговаривали, будто Сысоева активы, на которые закупала колониальные товары, размещала в московском банке, акционером которого была. Половину же весьма внушительных прибылей держала в своей спальне -в непомерных размерах полой дубовой колоде, на которой спала, завещая в той же колоде похоронить ее, вместе с золотыми червонцами, драгоценными камнями, другими ценными вещами.

Содержа чистые, теплые, светлые ночлежки, она, наравне с сытным обедом, наливала бродягам вволю водки. Это подчеркнутое неравнодушие к горьким судьбам вызвало преданность простого люда. После смерти Марии, завещавшей, чтобы все в ночлежках пребывало без перемен, бродяги помогли сыщикам схватить кладбищенских грабителей.

Господа эти в январе 1873 года, когда Сысоеву погребли на кладбище Ипатьевского монастыря, озолотив повариху купчихи, 30-и летнюю Дарью Кравченко, добыли сведения о том, что богачка, как пить дать, возлежит на том, что нажила. Правдивость слов поварихи косвенно подтверждало то, что купчиха была хоронена в колоде с наглухо заколоченным верхом, и залитой, чтобы не обратилась в труху, креозолом. Была суровая зима. Так как промерзшую кладбищенскую землю никакие заступы не брали, банда кладоискателей во главе с дворянином Федором Уховым сочла разумным дождаться тепла в Москве, накануне отъезда допустив кровавую ошибку.

Не поделив во время пьяного застолья Дарью Кравченко, ее застрелили. Тело было выброшено в сугроб, рядом с могилой Сысоевой. Сделали это днем. Свидетелями стали завсегдатаи ночлежки, донесшие в полицию. Мужички сообразили, что бандиты рано ли — поздно, но обязательно вернутся на кладбище, на котором бродяги подрабатывали рытьем могил, установкой надгробий. И ожидания ночлежников оправдалось в ночь на 14 июня, когда они вольготно попивали винцо на вольном воздухе.

Что же увидели бродяги? В донесении полицейского пристава Алексея Бурова — настоящей жемчужине архива МВД России — черным по белому написано, что 5 мужчин, прибывших на погост в телеге, запряженной двойкой ломовых лошадей, за полчаса добрались до гроба, то бишь, до дубовой колоды. Подняв колоду лямками, понесли к телеге, которая была оставлена в четверти версты. Но погрузить не получилось из-за атаковавших бродяг, двое из которых тут же были убиты. Трое ночлежников, рассвирепев, мстя за товарищей, забили заступами пятерых бандитов.

Из кладоискателей выжил лишь Федор Ухов, пояснивший, что труп поварихи подбросил к могиле купчихи лично, потому что знает, что всегда надобно приносить жертву, чтобы клад легко дался.

Ценности, извлеченные полицейскими из колоды, оказались «с трудом подъемными». 6 ведер золота, ювелирных изделий, ценных бумаг и ассигнаций. Наличие бумаг и ассигнаций окончательно убедило в том, что у престарелой купчихи не все в порядке было с психикой. У Сысоевой не было наследников. Клад из кладбищенской колоды отошел казне. Бродяг, как пишет Ухов, славно вознаградили пожизненным правом проживать в одном из домов Сысоевой, превращенных в казенный приют призрения бывших государственных чиновников. В 1901 году писатель Алексей Писемский, наслышанный о костромском кладе, опубликовал очерк российских нравов, выведя мораль: «Золото, особенно могильное, всегда кровь, грязь, низости, духовное растление, мрак смерти. Это всегда проклятие».

Бой под Ревелем

В 1893 году, когда столица нынешней Эстонии Таллин называлась Ревелем и входила в состав Российской империи, на давным-давно заброшенных кладбищенских землях, у башни «Толстая Маргарита», разыгралась кровавая трагедия. Толчок ей дал владелец аптеки, немец по национальности Иохан Герц, который во время прогулки нашел в зарослях бузины грубой выделки золотой винный кубок. Будучи человеком законопослушным, аптекарь отнес находку в полицию, о чем тут же раззвонили городские газеты, оказав нашедшему и его семейству медвежью услугу. За полночь 2 июня в дом Герца ввалились нежданные гости. Угрожая поджечь особняк, потребовали указать точное место находки. Аптекарь показал.

Через неделю дом его сгорел дотла. Так как домочадцы и он сам пребывали на хуторе, о чем поджигатели не знали, никто не пострадал. Полиция же немедленно взяла Герца, его жену и троих детей-подростков под усиленную охрану. Одновременно поблизости от «Толстой Маргариты» были расставлены посты тайного наблюдения. Вскоре стражи порядка наблюдали за тем, как по меньшей мере дюжина человек с заступами стали копать ямы. То, что подняли из ям, изумило. В рапорте вышестоящему начальству, подписанном прокурором Г. Я. Лычевским, указано, что 5 пудов золота перемежались с фрагментами человеческих скелетов. Доносил прокурор и о том, что копатели оказали полицейским яростное сопротивление, потеряв в перестрелке пятерых человек.

Один полицейский был убит. В ходе дознания всплыла характерная деталь. Выяснилось, что в средние века сокровища часто прятали «под боком у покойных», полагая, что суеверный страх — лучший оберег. В том же Таллинне уже при Советской власти, разбивая на забытых кладбищах парки, занимаясь строительством и благоустройством, рабочие иногда находили немалые ценности. Что касается банды мещанина Я. И. Клыча, сделавшей сенсационные находки, учинившей бой у «Толстой Маргариты», по совокупности содеянного члены ее были приговорены к пожизненным каторжным работам.

Покаяться и продолжить

Российскому читателю о Ревельских событиях стало известно в 1915 году из книги «Записки каторжанина». Автор, раскаявшийся рецидивист А. Молчанов, в молодости получивший университетское образование, завершил повествование пассажем, который грех не процитировать: «Почему я мародерствовал? Нет, не обогащение толкало. Жажда приключения, опасность, месть загробных духов, в преследовании которых убеждался постоянно. Неодолимая тяга к опасному промыслу. Что же, покаяться и продолжать? Были бы силы. Стар я. Дорога к кладбищу теперь не грезится. Видно ее».

 


 

«Интересная газета»

ред. shtorm777.ru